В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

В гостях у Ирины Зеленой

Р. В. Зеленая. Фото А. ИконниковаВыполняя задание редакции, я с «пристрастием» допра­шивала давно любимую ар­тистку о ее сегодняшней жизни, о работе. Рина Васильевна говорила с деловитой и пылкой увлеченностью, свойственной ей, а я невольно поражалась ее бурной энергии,  многообразию интересов.

Р. В. Зеленая. Фото А. Иконникова

...Мы сидим за кофе у нее дома, где много книг и удивительных су­вениров, подаренных ей в разных го­родах и странах. Из окна открывает­ся вид на тихий московский переу­лок.

— Долго   ли    вы    работаете    над своими   эстрадными   миниатюрами?
— Иногда  даже   слишком   долго. Ведь герой самого маленького   рассказа  должен полюбиться зрителю. Можно придумать    много  смешных вещей, над которыми будут хохотать, но сердца это не заденет. Надо уга­дать   тему,   которая   волнует  зритель­ный   зал,  а   волнует  нас  то,   чем  мы живем сегодня.
— Есть вещи, на которые затрачи­ваешь  больше  года.  И  авторы   часто сетуют на меня. Коротенький рассказ Евгения Пермяка «Как это было» нравился мне по теме, но пришлось «мучиться»,   чтобы   все   стало   на   место. Слишком трудно устами ребенка ре­шать сложнейший моральный вопрос.

Вдруг актриса переходит на дет­скую скороговорку, на захлебываю­щуюся речь ребенка, И сразу передо мной возникает трогательный и гор­дый ребячий образ. Душевная дра­ма крохотной девочки, покинутой от­цом, оскорбленной его жалкими по­дачками... Я чувствую, как сжимает­ся горло, передо мной — чудо пере­воплощения, предельное мастерство актера. Хорошо сказал на юбилее актрисы   Михалков:

—Читать о детях так, как читаете вы,  не  может  никто.  Это  самобытно и   оригинально   именно  тем,   что  это неповторимо.

Это — не жанр, это «творческая находка» талантливой, вечно ищущей актрисы. И сразу понимаешь, почему так досадно бывает слушать иное пустое, бездумное кривлянье. Ведь многие актрисы весь свой «творче­ский поиск» ограничивают тем, что попугайски подражают Рине Зеленой, а не детям, а она тем временем про­должает искать новое. ... На  письменном  столе  груда  писем, рукописей, корректуры статей. Пишут дедушки и мамы, рассказы­вают о детях, советуются. Ведь Рина Зеленая не только актриса. Она — общественный деятель, педагог. В «Учительской газете» она пишет о воспитании, на собраниях родителей и педагогов рассказывает о своих на­блюдениях над детьми, о методах воздействия на самых трудных из них.

— Уважение к детям — это осно­ва основ воспитания. Суметь увлечь чем-то ребенка — вот путь к его сердцу, — поясняет артистка.

Чтобы подружиться со своим ма­леньким, но очень воинственным со­седом, Рина Зеленая придумала уди­вительную игру — писать вместе с ним стихи. И вот победа: вместо того чтобы сокрушать все вокруг, играя в войну,  он  тихо сидит  рядом  с  тетей Риной.   Они   смотрят   в   окно   на   снег и увлеченно сочиняют «Стихи о зиме».

Снег    несется    сверху    вниз
И   ложится   на   карниз.
Он   по   воздуху   летает
И дороги заметает.
Он кружится, словно птица,
И  на дворника  садится.
Тот   скорей   берет   лопату,
Снег   сгребает,   словно   вату.
На  дворе большие  кучи
вырастают,
Может быть,  только   весной  они
растают.

Стоят деревья   все  в лесу
И   держат  ветки   на   весу.
Нельзя   рубить   деревья,
Нельзя  губить деревья,
Они   ведь   делают  природу
И  чистый  воздух для  народа.

Нужно любить и знать детей, их образ мыслей, чтобы вместе со столь юным соавтором создать эти очень свежие, очень детские стихи.

—   Я  не  перестаю думать  о детях ни   на   минуту   (параллельно   со   всем другим,   над   чем   я   работаю, — про­должает   актриса.   —   Даже   если   де­тей   нет   в   комнате,   я   придумываю, что  бы  они  могли сказать   в том  или ином случае...

Украдкой заглядываю в записную книжку Рины — действительно она испещрена   записями. «Стиральную машину, купленную для сестры, нужно отправить в Во­ронеж.

— Это,  наверно, очень сложно, — говорит  папа.  Мама   отвечает:
— Нет.    Есть    такая    организация...
— Да,   —   подхватывает    трехлет­ний   малыш, — Организация   Объединенных   Наций».
— Дети      видят      и       запоминают всё, — поясняет   Рина   Зеленая.

«Отец  говорит дочке:

— Не   бегай   всё   время    к   сосе­дям.   Наверное,  ты   им  уж  надоела.
— Ну   что   ты,   папа.   Я   пришла   к ним,   они   сами   мне   сказали:

«Только  тебя  тут не   хватало!» Вот  одна  из  последних  записей: «Я   лучше   всех   рисую   в   детском садике.

— Кто   тебе   сказал?
— Я  сам вижу».

На стопе большая папка с над­писью «К. Чуковский».

— Что это? — спрашиваю  я.
— Это   диафильм,   только   что   законченный   мною  и   В.   Глоцером.  Самое трудное  в  этой  работе было не то, что мы пересмотрели тысячи кадров,   фотографий,     огромный    мате­риал    об   этом   замечательном   чело­веке.   Самое   трудное   было   отказать­ся   от  многого,   чтобы  отобрать  толь­ко   пятьдесят   девять   кадров   и   сде­лать   к   ним   короткие    надписи,    до­ступные    самым     маленьким     детям. Зато   теперь благодаря    этому    диа­фильму все дети Советской страны от бухты   Провидения   до   Кушки   смогут сами   увидеть     сказочного     дедушку Корнея   Чуковского,   комнату,   где   он работает,  библиотеку,  созданную  им для   детей   все округи,   знаменитые «Костры»     у     него     в    Переделкино: «Здравствуй, лето!»,       «Прощай, лето!»... Актриса рассказывает мне о съем­ках на «Мосфильме» у режиссера А. Птушко в философской «Сказке о потерянном времени» Евг. Шварца.

— Думаю,   что   это   будет   велико­лепный   подарок   школьникам,   —   говорит    она. — Художники,    режиссер и  актеры делают там  настоящие «ки­ночудеса».

В свою роль нерадивой школьни­цы актриса (как и ее партнеры) вложила   немало   юмора. Творчество Рины Зеленой неотде­лимо от кино. Она — соавтор (с А. Барто) сценария фильма «Под­кидыш». А сколько ролей и эпизодов создано ею в наших кинокомедиях! Невозможно забыть ее — директором ателье мод в «Девушке без адреса» или в картине «Весна») в гротесковом облике гримерши киностудии. В са­мых коротких эпизодах перед зрите­лем возникают остро очерченные Риной Зеленой, всегда живые, под­смотренные у жизни люди. Недавно по телевидению в кар­тине «Веселые звезды» она снова по­явилась в облике «уцененной куклы», неуклюжей и трогательной, горестно рассказавшей о том, как «от рожде­ния» искалечили ее недобросовест­ные люди. Как хорошо, что этот са­тирический фельетон существует на кинопленке, и как жаль, что другие «взрослые» фельетоны, как сценка у зубного врача, как «Русалка из Яузы», исчезли, оставшись только в памяти зрителей. (Вы помните ее зуб­ного врача, мещанку, охваченную личными заботами и общественными «нагрузками», которая не успевает «снизойти» до сидящего в кресле не­счастного пациента и вырвать у него зуб?) А ведь зрителей сатирическое «взрослое!» творчество актрисы очень интересует. Конечно, разговор все время воз­вращается к эстраде. С каким ува­жением и страстной заинтересованностью говорит о ней актриса, бес­сменный член жюри всех конкурсов артистов  эстрады.

— Трудно    представить    себе,    ка­кое   количество   номеров   приходится просмотреть,  чтобы  найти достойных. А смотреть     надо     все.   — говорит она, — помня      формулу:      «А     вдруг пропустишь что-нибудь прекрасное». Эстрада — это всегда новаторство, всегда изобретательность, всегда от­крытие, а не унылый повтор всего того, что уже было, было...

Грустно видеть, как певицы, при­ехав на концерт, «дерутся» за испол­нение какой-то песенки. Неужели так беден наш репертуар? Трудно пове­рить. Это просто неумение или неже­лание  делать   новое... Имя Рины Зеленой близко не толь­ко нам, советским слушателям. Ее ло­вят по радио наши друзья за рубе­жом и далекие чужие страны, где она с успехом гастролировала, передавая манеру и строй речи на других язы­ках. В Англии она читала и советских авторов и стихи английских поэтов на их родном языке.

— Конечно, нелегко пробиться к сердцам слушателей через преграды чужого языка, — улыбается Рина Ва­сильевна. — Кто, например, может научить меня, как разговаривают ан­глийские дети? Мне приходилось не­мало времени проводить в детских парках, у нарядных витрин магази­нов, повсюду, где толпятся дети, при­слушиваясь к их речи, к чужим для меня   интонациям.

В Польше Рина Зеленая выступа­ла по-польски, в ГДР — по-не­мецки, в Чехословакии — по-чешски, читая стихи детских поэтов тех стран или   переводы   советских  поэтов. Она объездила, гастролируя, всю нашу страну — от Сахалина до Прибалтики, от целинных земель до Молдавии... Географическая карта на стене привлекает мое внимание. Это — по­дарок Рине от экипажа самолета Н-559. Здесь прочерчен путь группы актеров, выступавших с концертами на Великом Северном пути: Москва, Амдерма, Диксон, Хатанга, мыс Шмидта, бухта Провидения. А из Тикси — в Ледовитый океан на дрей­фующую  льдину «Северный  Полюс»!

Два часа проходят слишком бы­стро. Но вот уже является Дед Мо­роз из журнала «Пионер», чтобы сняться вместе с нею для журнала. Приходится   уступить   ему   место. Прощаясь с нею, от души желаю сохранения душевной молодости, успеха во всех творческих поисках, обогащающих     советское    искусство.
 

Т. КУЛАКОВСКАЯ

Журнал Советский цирк. Март 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100