В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Великий дрессировщик

Вот уже, какой день, у великого дрессировщика срывается репетиция. Никто в этом цирке не хочет работать, и только ему одному больше всех  надо. 

Так  думает  он,  величайший  укротитель  всех  времён  и  народов.  Вот  он  заходит  в  клетку  и  вопрошает,  адресуя  свой  голос  в  пустоту. 

- Где  дежурный  электрик?  В  ответ  тишина,  он  ждёт  ещё  несколько  секунд,  и  уже  с  большей  настойчивостью,  туда  же  в  пустоту,  ещё  раз  посылает  свои  гневные  слова.

- Электроцех!?  там  есть,  кто  ни  будь  живой,  или  мы  сегодня  вечером  не  работаем – вены  на  его  толстой  шее  вздулись  и  налились  кровью.

По  третьему  ряду,  мимо  пустых  кресел,  опустив  голову,  проходит  человек,  и  устремляется  наверх,  туда  где  тусклым  светом  мерцает  продолговатое  узкое  окно.  -Вы  электрик? – спрашивает  он  его.  Человек  не  отвечает,  отрешенный  и  безразличный  ко  всему,  продолжает  свой  путь.  -Молодой  человек!  С  угрозой  в  голосе  повторил  он  свой  вопрос – вы  электрик?  Но  молодой  человек  продолжает  молчать.   -Вы  электрик  или  не  электрик?

 - Ну  я   электрик,  что  из  того,  что  надо?

 - Как  вы  со  мной  разговариваете! – и  рука  дрессировщика,  с  силой  сжала  металлическую  палку.

  - А  как  мне  с  вами  разговаривать… Вам  ведь  всем  что - то  надо,  никак  свет  нужен?

 - Да,  мне  нужен  свет – чуть  успокоившись,  говорит  укротитель – то , что  есть,  для  полноценной  репетиции  недостаточно.

  - Больше  света  дать  не  могу,  нет  ламп  накаливания.  Если  дам  свет  сейчас,  то  вечером  нечем  будет  работать,  вы  этого  хотите?

  - Нет,  я  этого  не  хочу,  но  почему  я  только  сейчас  узнаю,  что  у  вас  нет  ламп  накаливания,  куда  они  делись?

  - Не  знаю,  этот  вопрос  не  ко  мне,  к  начальнику  электроцеха.

 - Почему  в  этом  цирке  никто  ничего  не  знает?

  - У  нас  давно  нет  ламп – оправдывается  электрик – я  каждый  день  говорю  об  этом  своему  начальству,  а  воз  и  ныне  там.  Они  за  строгую  экономию  электроэнергии  борются.  -Ну  не  таким  же  способом  это  делается.

 - А  другого  способа  они  не  знают.  Все  приезжающие  к  нам  программы  не  репетируют.  -Как  не  репетируют?! – удивляется  укротитель.

 - Ну,  случается,  лошадей  погоняют,  чтобы  не  застаивались,  вот  и  всё.  Так  что  дополнительного  освещения  никто  не  требует,  вот  наше  начальство  и  расслабилось.

 - Так,  ясно,  с  этим  вопросом  мы  разобрались,  сегодня  лампы  будут.

                 Электрик  ушёл.

- Появилась  уборщица  с  ведром  воды,  и  начала  протирать  кресла,  а  посередине   манежа,  в  неподвижной  позе   что  то  обдумывая,  стоял  укротитель.  Опомнившись,  он  принялся  ходить  от  барьера  к  барьеру,  как  это  делают  секунданты  перед  дуэлью,  чтобы  установить  дистанцию  для  пистолетного  выстрела.  Возле  манежа  толпились  его  служащие,  в  ожидании  репетиции.  С  утра  шеф  в  плохом  настроении,  он  явно  не  в  форме.  Стал  грузным,  бесформенным.  Волосы  на  его  голове  поредели тело  покрылось  ленивым  слоем  жира ,  живот  потерял  упругость.  А  ещё  не  так  давно  был  в  неплохой  физической  форме. 

- Врач  не  месте? – говорит  он  снова  в  никуда.

- Врача  у  нас  нет – оторвавшись  от  своих  дел,  отвечает  уборщица – есть  медсестра,  но  и  она  будет  вечером.  -Как  вечером! – удивляется  дрессировщик.

 - Она  у  нас  работает  только  вечером,  по  совместительству,  на  полставки.

 - А  если  на  репетиции  произойдёт  травма,  или  какой  другой  несчастный  случай?

 - Ну,  я - то  здесь,  вот  я  и  окажу  первую  помощь,  всё  сделаю,  не  сомневайтесь.  Круглое  лицо  дрессировщика,  вытянулось,  он  видимо  не  мог  понять,  разыгрывают  его,  или  тут  есть  доля  истины.

  - Так  вы  кто  уборщица  или  врач?  Интерес  укротителя  был  чрезвычайно  велик,  он   подошёл  к  барьеру,  и  стал  внимательно  разглядывать  женщину  в   цветастом  платке.

 -За  долгую  работу  в  цирке,  я  ни  разу  не  встречал  уборщицу – врача,  вы  это  серьёзно?  Вы  где  то  учились ?  -Я  работала  в  больнице  уборщицей.

 - Так  ведь  уборщицей,  не  врачом  же ?

 - Ну  вы  ведь  тоже  не  учились  на дрессировщика.  однако  работаете.

 - А  откуда  вы  всё  это  знаете?

 - Я  знаю  всё,  такова  моя профессия.

  - Профессия  уборщицы?

 - Да,  профессия  уборщицы,  сейчас  я  уборщица,  а  через  пять  минут  могу  приступить  к  обязанностям  врача. 

 - Ну  и  как  же  вы  будете  на  практике  оказывать  помощь  пострадавшему ,  нужны  какие  то  лекарства,  а  у  вас  как  я  вижу  ведро  с  водой,  вот  и  весь  инструмент.  Для  оказания  первой  помощи  этого  не  достаточно. 

- Мои  инструменты  у  меня  в  кармане, -  и  она  достала  связку  ключей, - тут  ключи  от  всех  кабинетов,  вот  этот  ключ  от  кабинета  врача.  Как  пользоваться  инструментом  я  знаю,   и  в  лекарствах  разбираюсь.  Ну  а  если  понадобиться  вызвать  скорую,  то  на  мой  запрос  она  прибудет  гораздо  быстрее,  чем  на  обычный  вызов.

- Интересно,  чем  скорая  помощь  обязана  вашему  ускоренному  вызову, - и  он  прильнул  правым  ухом  к  сетке.  -Да  только  тем , что  я  у  них  работала.

 - Врачом? – сорвалось  с  уст  дрессировщика.

 - Врачей   у  них   своих  хватает.

 - Я  никак  не  пойму,  какое  отношение  вы  всё-  таки  имеете  к  медицине? 

 - Самое  прямое,  как  и  здесь  в  цирке.

 -Так  вы  же  уборщица!

 - В  данный  момент  я  уборщица,  а  ввиду  производственной  необходимости  ещё  и  врач.  Моё  преимущество  в  том,  что  я  на  работе  всегда.  Даже  самый  лучший  врач  не  может   оказать  медицинскую  помощь,  если  его  не  будет  на  работе .Поэтому  при  оказании  помощи  пострадавшему,  от  меня,  от  уборщицы,  больше  пользы  чем  от  квалифицированного  врача  которого  нет.   Если  пострадавшему  оказать  помощь  впервые   минуты,  а  не  ждать,  сложа  руки,  прибытия  скорой  помощи,  то  эффект  выздоровления  розница  в  разы,  такова  статистика.

 - Значит  по  призванию  вы  врач,  а   уборщицей  работаете  по  недоразумению  жизненных  обстоятельств,  так  что – ли?

 - Совершенно  точно.

 - Угу,  может , вы  знаете  мою  разнарядку  на  дальнейшие  гастроли?  Тут  вы  давеча  упомянули , что  знаете  всё  о  каждом,  может, назовёте.

- Вы  едете  в  Калинин.

- Совершенно  справедливо,  я  ведь  только  предполагал,  что  должен  быть  Калинин,  а  вы,  однако  утверждаете,  похоже  на  то  что  вы  правы.

 Дрессировщик  хотел,  что-  то  ещё  спросить,  но  непонятное  тревожащее  душу  чувство,  остановило  его.  Вот  уже  более  20-ти  лет  он  мечтает  поставить  грандиозный  спектакль,  осуществится  эта  идея,  или  так  и  останется  очередной  мечтой,  но  не  решился,  такие  вопросы  уборщице  не  задают,  но  почему  то  был  уверен,  что  и  на  этот  вопрос,  она  знает  ответ.                

В  цирковом  искусстве,  есть  талантливые  люди,  и  как  это  ни  странно,  они  не  из  числа  ведущих  артистов.  Почему  Господь  вкладывает  талант  режиссёра  не  в  того,  в  кого  надо.  У  дрессировщика  есть  всё:  звание,  связи,  деньги,  административный  ресурс,  но  нет  самого  главного,  нет способностей  к  режиссуре.  Мозг  не  рождает  новых  идей.  Неужели  у  меня  нет  таланта,  страшная  мысль,  которая  в  последнее  время  стала  посещать  его  голову.  Он  понимал,  что  всё  сделанное  им,  тысячи  раз  было,  было ,было.  Он  знал  и  видел  многих,  можно , что  то  украсть  у  них,  так  делают  все,  и  это  стало  нормой,  а  потом  в  высоких  кабинетах  доказать,  что  он  автор  и  первый  исполнитель.  Но  наступает  в  жизни  момент,  когда  становится  совестно.  Так  бывает  со  всеми ,не  сразу,  не  вдруг.  Это  долгий  и  мучительный  путь.  Он  окружает  себя  не  глупыми  людьми,  они  ему,  что-  то  советуют,  но  он  их  не  слышит.  Нет,  не  было,  да  и  не  будет  творческого  человека  способного  в  одиночку  осуществить  такую  сложную  постановку,  исключено.  Это  надо  понимать,  с  этим  надо  смириться.  Он  идёт  против  природы,  в  этом,  его  трагедия.

Вот  он  просит  поправить  тумбы  в  манеже,  всё  начинается  с  мелочей.  открывает  он  истину  своим  подчинённым.

Но  я  не  вижу  в  том  разницу,  если  тумба  в  манеже  будет  стоять  на  два  сантиметра  дальше  или  ближе,  для  хищника  с  его  мощным  прыжком,  и  умением  делать  поправки  на  дальность  прыжка,  не  имеет  никакого  значения.

Всё  что  происходит  на  манеже,  это  утренние  капризы,  вызванные  творческим  тупиком.  Репетиции  у  гения  дрессуры  начинаются  в  восемь  утра,  и  заканчиваются  ровно  в  двенадцать,  но  ни  на  одну  репетицию  он  не  пришёл  во  время.  Все  остальные  артисты  репетируют,  по  своему  личному  усмотрению,  кто  когда.  Лучшее  время  шеф  забирает  себе,  а  точнее  ни  себе  ни  людям.  Каждый  артист,  работающий  в  этой программе,  должен  знать,  он  здесь трепетный,  невольный,  подчинённый.  Каждый  должен  усвоить  одну  истину,  без  шефа  он  никто.  В  коллективе  должна  быть  дисциплина,  не  творческая,  а  армейская,  и  он  всеми  средствами  добивается  этого.  Вот  уже  несколько  дней  подряд,  он  вызывает  весь  творческий  коллектив  для  постановки  парада.

Назначенное  время  12  часов.  Приходят  все,  даже  неработающие  жёны  артистов  и  их  дети,  в  надежде  немного  посплетничать,  и  через  30  минут  уйти  по  своим  делам.  Но  они  плохо  знают  шефа,  а  некоторые  впервые  сталкиваются  с  ним,  а  значит,  совсем  не  знают,  теперь  узнают.

Все  ждут,  когда  начнётся  репетиция  парада.  Нетерпеливые  ропщут,  почему  не  начинаем,  спрашивают  они.  -Репетиция  уже  началась,  отвечают  те - кто  с  шефом  отработал  ни  один  город. Как  началась?  А  где  же  шеф?  - шеф  пьёт  кофе.  Тогда  разумнее  было  бы  вызвать  нас  всех  на  12 часов  тридцать  минут.  Ну,  это  для  вас  так  разумнее,  а  для  шефа,  разумнее,  так как  есть.  Не  переживайте,  к  вечеру  освободитесь.  Как  к  вечеру? -  возмущаются  они,-  что  парад  будут  ставить  несколько  часов?  Почему  несколько  часов,  несколько  дней.  Для  нас  это  новость.

                                                                     2

Я  спрашиваю  Игоря,  он  уже  давно  работает  в  этом  коллективе.  Он  знает  всё,  где  скалы,  где  рифы,  даже   подводные  течения  и  те  все  знает.

 - Где  шеф  то?

 - Выпил  кофе,  а  сейчас  лёг  спать.

 - Как  лёг  спать,  он  же  всех  нас  вызвал  на  репетицию  парада?

 - Ты  что  не  знаешь  шефа?

 - Знаю  что  с  возрастом,  пороки  только  усиливаются,  но  не  до  такой  же  степени,  Он  хоть  понимает  это?  -Возможно,  и  понимает,  но  ничего  с  собой  поделать  не  может,  Если  есть  хоть  какая - то  власть  над  людьми,   её  надо  употребить  со  всей  имеющей  силой.  Ты  же  видишь , кого  он  набрал  в  свой  коллектив,  приличные  номера  в  нашей  программе  больше  одного  города  не  работают,   ввиду  авторитарного  руководства  шефа.

-Тогда  с  кем  он  будет  ставить  новый  спектакль?

  -А  кто  тебе  сказал,  что  он  будет  его  ставить?

 - Ну  как  же  Игорь,  есть  сценарий,  шьются  костюмы,  заказан  реквизит,  в  «Главке»  только  и  говорят,  что  готовится  грандиозная  постановка,  выделены  большие  деньги.  -Главное  и  самое  важное,  из  того  что  ты  сказал,  это  то  что  на  всё  на  это  выделены  деньги.  Хочу  тебе  напомнить,  его  спектакль,  есть  творческий  эксперимент,  Видишь  какая  тонкая  юридическая  подкладка.  Эксперимент  может  быть  и  неудачным.  Так  что  он  хорошо  подстраховал  себя.  Это  с  нас  с  простых  артистов,  за  подобную  вольность  контора  три  шкуры  снимет.  А  ему  всё  спишут,  он  ведь  с  ними  делится.

 - Я не  могу  понять,  как  он  не  жаждет  творчества?

 - Этот  процесс  для  него  давно  завершился,  все  его  усилия  оказались  напрасными,  Он  ещё  не  стар,  но  силы  его  на  исходе.  Ты  только  посмотри  его  «Конный  номер»  одни  сплошные  завалы,  жалко  смотреть,  В  дрессуре  у  него  тоже  нет  ничего  нового.  Прыжок  хищника  с  тумбы  на  тумбу,  новым  трюком  не  назовёшь,  тот  же  прыжок  через  горящий  обруч,  но  и  это  всё  равно  будет  прыжок  с  тумбы  на  тумбу.  Можно  из  хищников  сделать  ковёр  и  безмятежно  на  нём  распластаться,  но  и  это  не  будет  новым.  Одни  работают  со  львами,  у  кого  смешанная  группа  хищников,  но  трюковой  репертуар  один  и  тот  же.  Они  заочно  спорят  друг  с  другом,  осуждают,  доказывают  кто  из  них  лучший,  А  по  мне  всё  это  зоопарк,  не  более  того.                                                                     

Дрессура  с  применением  насилия,  поступок  безнравственный,  но  для  них  привычный.  -Значит  творческий  тупик?                                                                                               

  - Да  он  самый,  остаётся  одно, - делать  деньги  и  удерживать  власть  над  людьми.

  - А  что  комиссия  из  «Главка»  так  и  не  поинтересовалась,  что  он  сделал  за  все  эти  годы?-

  - Ну  как же,  приезжали,  кого  тут  только  не  было,  смотрели,  восхищались.

  - Чем  восхищались  Игорь?

 - Ну  как  чем,  он  им  покажет  фрагменты,  потом  стол,  выпивка,  закуска,  вот  и  всё.  А  наутро  они  радостные  и  счастливые  отправляются  в  Москву.  Это  нам  акробатам  не  с  чего  накрыть  стол,  а  у  дрессировщика  чего  только  нет.

  - Всё  что  ты  говоришь,  это  ужасно  ,как  жить,  во  что  верить,  если»  Колумбы»  нашего  искусства,  к  которым  он  себя  причисляет,  перечёркивают  всё,  что  было  сделано  до  нас.  Если  срочно  не  принять  никаких  мер,  мы  как  искусство  перестанем  существовать.

 - Успокойся,  мер  никаких  не  будет  принято,  в  нашей  конторе  все  временщики,  для  них  главное  наворовать.  Им  наше  искусство  не  нужно.  Ну  вот,  кажется  шеф  встал,  сейчас  начнётся  репетиция  парада.  Н  удивляйся,  всё  пошлое,  банальное,  будет  выдаваться,  за  революционные  идеи,  и  автором  этих  идей  будет  он,  больной,  уставший,  но  всё  ещё  великий  дрессировщик  всех  времён  и  народов.

                                                                        3

В  четыре  часа  вечера,  я  увидел  как  уставший,  не  отошедший  ещё  ото  сна,  припадая  то  на  одну  то  на  другую  ногу  со    второго  этажа,  придерживаясь  за  перила,  медленно  спускался  шеф.  Лицо  его  было  одутловатым  и  недовольным  как  у  капризного  ребёнка,  которого  разбудили  слишком  рано.

Тяжело  ступая,  он  лениво  миновал  закулисную  часть,  и  остановился  возле  манежа,  окинув  всех  собравшихся  мутным  неприятным  взглядом,  прикусив  нижнюю  губу  имитируя  улыбку,  но  это  была  не  улыбка,  это  был  спазм.  Правая  его  рука  была  согнута  в  локте,  а  кисть  собрана  в  кулак,  будто  он  удерживал  в  ней  арапник.  И  я  подумал,  а  если  и  впрямь  дать  ему  в  руку  арапник,  огрел   бы  он  кого  ни  будь  из  присутствующих?  Я  много  работал  с  шефом,   когда  он  был  молод,  и  не  был  ещё  дрессировщиком,  уже  тогда  в нём  проявлялась  неуправляемая  агрессия,  на  каждой  репетиции  арапником  доставалось  его  жене.  Как  бы  нечаянно,  случайно,  но  как  точно,  он  бил  её  по  ягодицам .

- Ты  попал  в  меня – жаловалась  исполнительница.  -Как  в  тебя?-  оправдывался  он – я  целился  в  лошадь.  -Целился  в  лошадь,  а  попал  в  меня.

Случалось  это  почти  на  каждой  репетиции.

- Ну  что,  все  собрались?,-  обратился  он  к  присутствующим.  Сидящие  в  креслах  артисты,  дружно  ответили - все !   -Ну,  если  все  сейчас  начнём,  вопросы  есть?

- А  почему  так  поздно? – вырвалось  из  уст  молодого  артиста.  -Что  поздно – решил  уточнить  великий  укротитель,  прикусив  нижнюю  губу,  но  это  была  не  улыбка,  это  был  спазм. 

- Ну,  репетиция  парада,  всех  вызвали  к  12-ти,  а  сейчас  уже  почти  вечер.  -Это  вызвано  творческой   необходимостью,  если  кому-  то,   не  нравится,  то  завтра  придёт  разнарядка  в  другой  город .  Я  в  своей  программе  никого  не  держу,  мне  не  нужен  никто. Я  уже  имею  приглашение  на  гастроли  в  Японию.  Главные  персонажи  определены  и  работают  по  индивидуальному  плану,  Мне  нужны  люди  для  массовки.  В  нашем  коллективе  абсолютно  творческая  атмосфера,  если  у  кого-  то  есть  разумные  предложения,  я  готов  выслушать  каждого  .Ни  одно  замечание  не  будет  обойдено  вниманием.  А  теперь   прошу  всех  участников  пройти  за  кулисы,  построиться  в  две  колоны  с  флагами  в  руках ,  через  пять  минут  начинаем.  Шеф  тяжело  поднимался  на  второй  этаж,  останавливаясь  через  три  четыре  ступеньки,  что- бы  отдышаться.

- Ну,  как  я  их  разыграл – говорил он  своему  слуге – массажисту, - в  нашем  деле  главное  сказать,  чтобы  тебе  верили,  тогда  люди  за  тобой  пойдут.

- Да,  с  Японией  у  тебя  вышло  здорово – угождая  шефу  соглашался  массажист,-  даже  я  и  то  поверил  .

                                                                  4

Где  шеф  то? –спрашиваю  я  снова  Игоря

 - Пьёт  кофе  у  себя  в  гардеробной.

 - Так  его  же  ждут.

 - Ну  и  пусть  ждут,  он  знает  об  этом.

 - Что-  то  он  много  и  часто  пьёт  кофе,  это  вредно  для  здоровья.

 - Если  бы  он  пил  только  кофе.  У  него  в  гардеробной  кровать  для  отдыха,  видимо  решил  прилечь,  надо  же  отдохнуть.

 - Что  значит  отдохнуть,  я  вероятно  чего  то  не  понимаю.  Что  всё-таки  происходит  в  вашем  коллективе  Игорь,  я  слышал  его  слова  относительно  гастролей  в  Японии,  он  что  издевается  над  нами.?

- Это  его  мечты,  реальность  совсем  другая.

Великий  дрессировщик,  с  прежним  выражением  лица,  прикусив  нижнюю  губу,  имитируя  улыбку,  но  это  была  не  улыбка,  а  спазм,  спустился  вниз.

 - А  где  флаги? – спросил  он  хриплым  голосом.  Ему  ответили,  мы  не  знаем,  может  без  них?,  а  то,  что  ни  парад  всё  флаги.

 - Где  инспектор  манежа,  почему  его  нет  на  месте?

 - Инспектор  манежа  будет  вечером.

Опять  эта  странная  уборщица,  которая  знает  в  этом  цирке  всё,  подумал  он,  и  сильная  головная  боль, причина  плохого  настроения  прострелила  его  головной  мозг.  Он  качнулся,  но  устоял  на  месте,  демонстрируя  всем  своим  видом,  что  ничего  страшного  не  произошло. передайте  ему,  если  через  10 минут  его  не  будет,  то  вечером  он  нам  не  нужен,  у  нас  свой  найдется  инспектор.

 Взгляд  его  был  злым  и  решительным.  -Может,  я  могу  вам  чем-  то  помочь?

 - Чем  вы  можете    нам  помочь,  и  он  с  усилием  выдавил  на  своём  лице,  что - то  похожее  на  улыбку, - нам  нужны  флаги.  Перед  ним  стояла  всё  та  же  уборщица.

 - Флаги  здесь – и  она  открыла  своим  ключом  инспекторскую – я  их  всегда  прибираю,  случается  даже  ,нахожу  на  конюшне.  Артисты  народ  рассеянный  сами  знаете.

Через  десять  минут  явился  инспектор  манежа,  видимо  ему  изложили  ультиматум  со  всеми  мельчайшими  подробностями.  Лицо  его  было  недовольное  и  даже  обиженное,  он  не  как  не  мог  понять,  зачем  он  здесь  нужен.

 - Парад  ставлю  не  я – оправдывался  инспектор – флаги,  вот  они.  Скажите,  что  такого  произошло , пока  меня  не  было  на  месте?  Ключи  от  инспекторской  у  врача,  а  она  всегда  в  цирке,  я  то  тут  при  чём?

Понаехали  тут  всякие,  работать  спокойно  не  дают,  всё - то  им  не  так.  Нечего  было  сюда  приезжать,  директор  и  тот   когда  узнал,  кто  к  нам  едет,  вместо  себя  зама  оставил,  а  сам  на  неделю  в  отпуск  ушел  чтобы  этот  раскордаж  не  видеть. Грандиозный  спектакль,  видите  ли  он  ставит.  Вот  уж,  какой  год  всему  «Главку»  голову  морочит.  Кто  умеет  тот  и  ставит,  вон  Волжанский,  поставил  «Прометея»,  так  он  по  всей  стране  с  огромным  успехом  идёт  .А  то,  если  его  через  10 минут  не  будет,  то  вечером  он  нам  не  нужен.  Что  уволит  что  ли?  Ни  он  меня  брал,  ни  ему  меня увольнять,  у  нас  своё  начальство  имеется.

Выстроившись  за  кулисами  в  две  колонны,  артисты  стояли  с  флагами  и  ждали  команды.  -Встаньте  через  одного – сказал  укротитель.  Стоящие  справа  идут  на  право,  а  стоящие  слева,  идут  налево. 

- Неужели  это  нужно  объяснять,  что  за  глупости – сказал,  кто-  то  из  молодых  артистов,  сказал  совсем  тихо,  но  у  шефа  хороший  слух. 

- Все  меня  поняли? – продолжал  укротитель.  -Все! – ответили  дружно  артисты.

- А  теперь  занесли  флаги  в  инспекторскую,  все  свободны,  завтра  в  12 часов  репетиция  парада.  Прошу  не  опаздывать.  Это  такой  цирковой  приём,  когда  на  вольное  высказывание  молодого  артиста,  нужно  ответить  нелепостью  своих  действий,  это  не  что  иное,  как  воспитательная  мера.  Это  то - же  самое,  как  постоянное  напоминание  человеку  о  том,  что  нужно  сесть  на  стул,  а  не  мимо  стула.

                                                                    5                     

Интересный  у  вас  коллектив  Игорь  Викторович,  интересный.  Никак  и  профсоюз  имеется,  И  кто  же  у  вас  профсоюзный  деятель, и  как  он  защищает  права  простых  артистов?

 - А  никак  не  защищает.

 - Вот  это  здорово  сказано,  потому  как  шибко  откровенно.

 - А  где  ты  видел,  чтобы  профсоюз  был  на  стороне  простых  рабочих?

 - Нигде  не  видел,  я  в  отличии  от  шефа,  не  только  в  армии  служил  (а  он  от  неё  откосил),  но  и  на  стройке  работал,  потом  на  заводе  трудился.  Случаев  чтобы  профсоюз  вступился  за  рабочего,  не  знаю.  Профсоюз,  Игорь  Викторович,  не  богадельня,  он  всегда  преследовал  свои  личные  интересы,  или  обслуживал  администрацию.

 - Вот  и  я  преследую  свои  личные  интересы.

 - Значит  ты  профсоюз?

 - Профсоюз,  а  другой  профсоюз,  какой  хочешь  ты,  шефу  не  нужен,  да  и  мне  не  нужен.

 - Тебе  то  он  почему  не  нужен?  я  уверен  к  администрации  ты  особой  любви  не  испытываешь,  даже  косвенно,  потому  как  выгоды  тебе  это  никакой  не  приносит.

 - Не  приносит,  ты  прав.  Только  скажу  тебе  по  секрету,  артисты  народишко  сволочной,  я  их  не  осуждаю,  такими  их  сделала  наша  система.  Я  первое  время  многих  защищал,  а  они  меня  продавали,  теперь  я  их  не  защищаю.

 - Значит,  защищаешь  шефа?

 - И  шефа  не  защищаю.  Я  смотрю  со  стороны,  кто  кого,  интерес  у  меня  такой,  быть  наблюдателем.  Если  я  вижу  что  шефу  подкидывают свинью,  то  и  пусть  подкидывают,  Если  он  на  кого - то  расставляет  силки,  то  и  пусть  расставляет.  Я  не  вступаю  в  открытую  борьбу.  Моя  задача  наслаждаться  нелепостью  действий  других  людей,  со  стороны.  Потому  как  всё  это  мышиная возня  не  более  того.  Если  бы  человек,  только  четверть  своих  усилий,  направлял  точно  в  цель,  а  не  растрачивал  по  пустякам,  он   легко  победил  бы  даже  своего  злейшего  врага – самого  себя.  Но  это  удел  не  многих,  удел  избранных  и  гениальных.

Меня  в  этом  коллективе,  безусловно,  нечто  устраивает,  ну  например:  я  на  год  вперёд  знаю,  в  каком  городе  я  буду  работать,  у  нас  нет простоев,  а  значит  стабильная  зарплата,  мы  не  работаем  в  передвижных  цирках,  а  значит,  отпадают  многие  неудобства,  связанные  с  частыми  переездам.  По  молодости  лет,  когда  в  душе  много  романтики,  этих  трудностей  просто  не  замечаешь.  Так  что  вам  сказал  шеф?.

- Шеф  всех  отпустил,  обошлись  без  репетиции,  завтра  в  двенадцать  часов.  Там  один  мальчонка  имел  неосторожность  сказать,    что  стоящие  справа,  могут  выйти  в  манеж  на  право,  а  те  что  слева,  на  лево.  Не  чесать  же  левое  ухо  правой  рукой,  а  шеф  это  расценил  как  подсечку.

- Ну,  ясно,  завтра  шеф  придет  ровно  в  двенадцать,  чтобы  вставить  лыко  опоздавшим.  Артисты  думают,  что  завтра  будет  как  сегодня,  шеф  опоздает,  но  они  ошиблись.  Вот  это  и  есть  яркий  пример  мышиной  возни,  не  надо  бить  себя  по  лицу  чтобы  смахнуть  комара. Даже  если  кому  то  надо  сделать  маленькую  гадость,  он  приложит  максимальное  усилие,  но  не  уступит.  Вот  что  главное  в  характере  этого  человека.

                                                         6

Рано  утром  следующего  дня,  я  был  уже  в  цирке.  Служащие  вместе  с  униформой  подкатывали  к  манежу  клетки  с  хищниками.  К  восьми  утра  всё  должно  быть готово.  Я  спрашиваю  Юру  (Юра  правая  рука  шефа,  он  дрессировщик )

  - Твои  ребята  готовы?

  - Мы  готовы,  да  вот  готов  ли  шеф?.

  - Даю  сто  к  одному,  что  его  не  будет.

  - Я  тоже  так  думаю,  моя  задача  всё  подготовить  точно  и  в  срок,  а  будет  он  или  не  будет,  это  его  проблемы.

  - А  чего  сам  не  проводишь  репетиции,  ты  же  с  этими  хищниками  вырос.

  - Я  раньше  так  и  делал,  но  шеф  однажды  приревновал.  Они  у  меня  идут  на  трюк,  без  крика,  без  арапника,  они  делают  всё  что  я  захочу,  даже  без  подкормки,  я  член  этой  звериной  семьи.  Ты  знаешь,  что  такое  дрессура?

  - Нет,  не  знаю,  давай  рассказывай.

  - Зверя  не  надо  ни  к  чему  принуждать,  а  уж  учинять  расправу  за  то,  что  он  не  понял  твоей  команды , значит  самому  превратиться  в  зверя.  Вот  что  интересно,  за  всю  нашу  совместную  жизнь,  они  ни  разу  не  применили  ко  мне  своих  природных  инстинктов.  Зверь  в  клетке  гораздо  агрессивнее,  чем  в  манеже.  Но  даже  в  таких  условиях  они  демонстрируют,  терпение  и  порядочность, вот  смотри.

Он  просовывает  свои  руки  в  клетку,  хватает  хищника  за  морду,  притягивает  его  к  себе  и  целует.  Потом  командует,  лапу,  дай  лапу,  и  огромная  когтистая  лапа,  способная  в  одно  мгновение  сделать  его  инвалидом,  послушно    покоится  в  его  тонкой  почти  беспомощной  руке.  Я  с  ними  с  самого  начала,  когда  шеф  задумал  стать  дрессировщиком.  Я  даже  не  всегда  уходил  на  ночь  в  гостиницу,  сил  не  было,  вот  как  уставал,  среди  них  спал  на  раскладушке.  Пока  шефа  нет,  я  тебе  один  фокус  покажу.  Сейчас  я  зайду  туда,  в  звериное  логово,  это  их  территория,  тут  они  не  потерпят  никого.

Тут  они  и  шефа  порвут,  здесь  я  наудачу  и  одного  процента  не  дам.  Он  с  лязгом  открыл  железный,  массивный засов,  и  ловко,  в  одно  мгновение  оказался  среди  хищников.  Они  тут  же  все  сгрудились,  и  закрыли  его  своими  мощными  телами.  Жуткое  необъяснимое  чувство  овладело  мной.  Он  такой  бледный,  худой,  болезненный  спокойно  лежал  на  роскошном  живом  ковре.  Он  хватал  их  за  морду,  трепал  за  шиворот,  и  никакого  рыка,  никакой  злости.  Он  засовывал  им  в  пасть  свою  руку.  Да  они  могли  убить  его  в  секунду,  одним  ударом  лапы.

                           Ты  знаешь,  в  чём  секрет  такого  обожания?

 - Нет,  не  знаю.

 - А  секрет  прост,  ни  одного  из  них,  я  ни  разу  не  обидел.  Насилие  над  хищником,  рано  или  поздно  непременно  аукнется.

Они  же наши  шефы,  все  аристократы,  им  нужна  светская  жизнь,  после  гастролей,  при  переезде  в  другой  город,  я  еду  товарняком  вместе  с  ними,  а  шеф  летит  самолётом  в  Москву.  Пока  он  неделю  другую  отсутствует,  они  его  начинают  забывать.  Отчего  ты  думаешь,  все  трагедии  происходят,  да  они  просто  не  хотят  чужому  человеку  подчиняться.  Я  не  могу  забыть  случай,  когда  вот  эту  кошку.  И  он  указал  на  одного  из  них,  шеф  избивал  ломом.  Сам  находился  в  пределах  недосягаемости,  а  у  него  ввиду  ограниченного  пространства,  не  было  возможности  для  манёвра.,  но  он  как  мог,  уходил  от  прямого  попадания.  Один  удар  пришёлся  ему  по  зубам.  Вот  результат,  он лишился  своего  грозного  оружия.  Такой  красавец  хищник  и  без  клыков.  После  этой  кровавой  бойни,  от  которой  меня  рвало  и  мутило.  Что  я  могу  сделать  против  шефа?  Ровным  счётом  ничего.

Я  дрессировщик,  но  кто  это  знает,  вся  моя  жизнь  проходит  на  конюшне,  Мне  иногда  кажется , что  я  и  сам  родился  на  конюшне,  но  что  же  поделаешь,  видать  это  моя  судьба.  Я  понимаю,  надо  держаться,  насколько  хватает  сил,  я  это  делаю,  но  с  каждым  годом  я  всё  больше устаю.  Порой  сдают  нервы.  Но  не  будем  о  грустном.

Дрессура – это  наблюдение  и  отбор.  Вот  и  вся  хитрость,  куда  уж  проще,  но  не  у  каждого  дрессировщика  есть  такая  возможность.  Поэтому  в  каждом  номере  есть  статисты.  Они  ничего  не  делают,  а  только  присутствуют.  Среди  хищников,  как  и  среди  людей,  есть  способные,  менее  способные  и  бездарные.  Есть  и  такие  укротители,  сами  дрессурой  не  занимались,  но  имели  огромные  связи,  они  часто  гастролировали  за  рубежом,  без  усилий  пробивали  себе  большой  штат  дрессировщиков,  они  за  них  выполняли  всю  основную  работу.  Вот  поэтому  они  и  стали  великими.

                                                                     7

Подошёл  Игорь  и  сказал  приятную  весть,  только  что  подъехал  шеф  на  своей  «Волге»,  поднялся  в  свои  покои,  сейчас  спустится.  Времени  без  пяти,  а  из  артистов  никого.  Вот  это  ему  и  нужно,  сюда  он  выйдет  во  время , не  смотря  на  свои  больные  ноги.  Ему  нужны  опоздавшие,  а  они  как  я  смею  предположить,  учитывая  обстановку  вчерашнего  дня,  непременно  будут.  И  опять  возникает  вопрос,  стоит  ли    на  эту  чепуху  тратить  свои  нервы.  Приготовьтесь,  сейчас  вы  будете  репетировать  эпилог.  На  кой  он  мне  сдался  этот  эпилог,  я  парадами  сыт  по  горло,  Игорь.

Чем  больше  он  создаёт  неудобств  своим  артистам,  тем  больше  они  будут  его  уважать.  Отпусти  вожжи  лошадка    и  та  перестанет  слушаться.  Артисту  нужен  кнут,  пряников  они  уже  наелись.  -Да  Игорь  Викторович!  Интересные  ты  говоришь  вещи.  Ты  поразил  меня  точностью  изображаемых  ситуаций.  В  действиях  шефа  нет  даже  элементарной  порядочности,  для  него  не  существует  ни  морали,  ни  нравственности.  Вот  поэтому  я  лучше  буду  работать  солистом  в  цирке,  но  никогда  не  стал  бы  работать  в  «Большом  театре»  в  оркестре.  Значит,  если  будет  репетиция  эпилога,  тогда  на  месте  останется  клетка,  и  это  повод,  что  бы  на  следующий  день,  снова  начать  репетицию  парада.   Первое  и  второе  блюдо  в  одной  кастрюле  не  готовят.

Ты  совершенно  прав,  шеф  над  такими  пустяками  думает  гораздо  основательнее,  чем  над  эпизодами  предстоящего  спектакля.  Тогда  зачем  вся  эта  комедия?

- Чтобы  все  знали,  что  он  творческий  человек,  не  надо  ничего  ставить,  надо  много  говорить,  а  ещё  лучше  орать,  бить  себя  в  грудь  и  кричать,  я  лучший!  Шеф  давно  это  понял.  Режиссёры  всех  Московских  театров,  только  и  делают  что  говорят.,  а  спектакль  посмотришь – плеваться  хочется.  Если  актёры  хорошие,  то  и  спектакль  будет  хорошим.  Режиссёр  в  театре,  в  большинстве  случаев, - это  пастух  с  кнутом.  По  своей  природе,  актёр  конечно  разгильдяй,  он  хочет,  чтобы  его  любили,  потому  что  всё,  что  он  делает,  делает  не  для  себя,  для  своих  зрителей.  Но  так  бывает  только  с  гениями, а  простые  актёры  следуя  примеру  лучших,  сами  того  не  понимая,  что  они  никому  не  нужны.

                                                                   8

Ровно  в  12 часов  дня  шеф  уже  стоял  возле  манежа,  растянув  и  прикусив  нижнюю  губу,  но  это  была  не  улыбка,  это  был  спазм.  Он  стоял,   и  терпеливо  ждал,  когда  опоздавшие  артисты  займут  свои  места.  Все  рассчитывали  на  то,  что  шеф,  как  и  в  прошлый  раз,  опоздает,  но  они  просчитались.  Ловушка  захлопнулась,  шеф  не  привык   кого-  то  ждать,  всегда  ждали  только  его.  Внешне  всё  было  спокойно,  он  не  повышал  голоса,  почти  ничего  не  говорил.  Я  хорошо  знаю  шефа.

 - Всех  прошу  в  манеж – сказал  он  спокойно,  но  в  голосе    чувствовался  холод  повелителя.  Все  выходили  в  манеж  и  останавливались  в  указанном  месте.

Он  прочитал,  какие-  то  бессмысленные  стихи,  но  я  их  уже  слышал,  тогда  давно,  когда  впервые  попал  к нему  в  коллектив.  Такие  стихи  читать  нельзя,  они  опустошают  душу.  Слышать  эту  белиберду  было  совестно  и  омерзительно.  Он  прочитал  два  четверостишия  и  остановился.  Даже  хорошие  стихи,  прочитанные    хорошо,  но  не  к  месту,  не  по  случаю, вызывают  отторжение  своей  непричастностью  к  определённым  событиям.  В  форганге  стоял  его  личный  секретарь  с  обязанностями  массажиста.  Он  как  мог,  пытался  сообщить  шефу,  что  его  ждут  там,  наверху  на  втором  этаже,  в  его  апартаментах.  Там  разворачиваются  более  важные  события,  будто  сам  Генеральный  просит  его  к  телефону.  Но  он  не  спешил.  Он  демонстрировал  нам  свою  независимость,  не  считал  этот  звонок  важным  и  потому  не  торопился.  Равный  к  равному  не  торопится.  Это  была  очередная  мизансцена , входившая  в  сценарий  действий.  Шеф  вежливо  извинился,  но  искренности  в  его  словах  не  было.

- Я  на  минуту-  сказал  он,  но  в  это  уже  никто  не  верил.  Не  появился  он  и  через  двадцать  минут.  Уставши  ждать  артисты  расположились  на  барьере,  как  куры  на  шестке.  До  многих  ещё  не  дошло,  что  с  ними  играют.

- Мир  театр – сказал  мне  Игорь  в  ответ  на  мою  улыбку.

- Никак  пьёт  кофе? – спросил  я  его.

 - Да,  они  там  обсуждают  накопившие  за  неделю  мелочные  вопросы.  У  них  там  свой  непонятный  для  меня  язык  общения.  Что  они  хотят,  куда  и  как  двигаться  дальше,  для  меня  загадка.  Таких  странностей  будет  много.  Но,  а  то,  что  его  ждут,  ну  и  пусть  ждут.

Минут  через  сорок  он  вернулся,  своё  отсутствие  объяснил  производственной  необходимостью.  Утомлённые  отсутствием  разумных  действий,  все  артисты  организованно  встали  на  свои  места,  с  желанием  как  можно  скорее  положить  конец  этому  действию.

- Итак,  на  чём  я  остановился? – спросил  он  присутствующих.  -На  стихах – ответили  дружно  артисты.

И  тут  я  вспомнил,  как  же  я  сразу  не  догадался,  эти  стихи  он  читал  лет  десять  назад,  когда  мы  в  одной  программе  работали  по  Сибири.  Эти  стихи  написаны  им  самим,   наверное,  и  авторские  оформил.  Шеф  такой  случай  не    упустит. 

- На  сегодня  хватит – сказал  он,  и  взялся  рукой  за  голову.

В  последнее  время,  его  часто  стали  мучить  головные  боли.  Вот  и  сейчас,  словно  калёная  стрела  прожгла  его  мозг.  Резкая  беспричинная  боль  возникала  неожиданно,  и  мысль  что  человек  не  вечен,  всё  чаще  стала  посещать  его.  Неужели  я  могу  умереть,  нет,  нет,  это  ещё  не  скоро,  главное  не  думать  об  этом.   Всё  будет  хорошо,  всегда  так  было,  так  будет  и  теперь.  Он  опять  на  мгновение  потерял  сознание,  но  что  странно,  почему  после  того  как  он  теряет  сознание,  наступает  необъяснимое  облегчение,  ему  становится  лучше,  и  в  голове  наступает  полная  ясность.  Надо  бы  зайти  к  врачу,  подумал  он,  и  направился  в  медпункт.

                                                               9

Во  всех  стационарных  цирках,  кабинет  врача,  на  первом  этаже,  справа  от  манежа,  напротив  инспекторской.  Он  открыл  дверь,  и  на  мгновение  замер,  за  столом  в  белом  халате,  сидела  стройная  элегантная  женщина.  Та  самая,  с  которой  он  давеча  имел  разговор

- Так  вы  уборщица  или  врач – спросил  он , растянув  и  прикусив  нижнюю  губу,  но  это  была  не  улыбка,  это  был  спазм.  Первый  раз  в  жизни  он  извинился  за  то,  что  не  поздоровался.  Перед  ним  была  совершенно  другая  женщина,  переход  от  одной  профессии  к  другой,  был  потрясающим.  Взгляд  её  был  цепким  и  заинтересованным.  Укротитель  грузно  сел  на  предложенный  ему  стул.

- Вас,  вероятно , интересует,  кто  я  по  профессии?  дело  обычное,  и  не  стоит  предавать  ему  особого  значения.  По  первой профессии  я  уборщица,  когда  будучи  ещё  студенткой  медицинского  института,  подрабатывала  себе  на  жизнь.  Вас  что , то  беспокоит?

  - Да,  то  есть,  нет,  я  бы  хотел  измерить  давление  и  только.

  - Как  часто  вас  мучают  головные  боли?

  - А  разве  они  меня  мучают?

  - По  моим  наблюдениям,  да.

  - Вы  видите  меня  второй  раз,  какие  могут  быть  наблюдения?

  - Для  опытного  врача,  этого  достаточно. 

 - Значит  вы  опытный  врач?

  - Да,  так  отзываются  обо  мне  коллеги.

 - Тогда  почему  вы  работаете  уборщицей,  любовь  к   первой  профессии?

 - Всё  гораздо  проще,  опыт,  при  оплате  труда  врача  высшей  категории,  у  нас  не  учитывается.  Вам  нужен  отдых, - сказала  она  замерив,  давление, - не  растрачивайте  своих  сил  по  пустякам.  Самое  ценное  для  человека – это  здоровье,  не  успех  по  службе,  ни  богатство,  а  здоровье.  Для  этого  необходим  порядочный  образ  жизни.

Врач  говорила  простые  истины,  их  знает  каждый,  но  следуют  этому  постулату  единицы.

Дрессировщик  думал  о  другом,  он  думал  о  том,  почему  она  при  первой  встречи,  назвалась  уборщицей,  она  же  врач,  почему  она  изначально  принижала  свой  социальный  статус.  С  этими  мыслями  он  поднимался  в  свою  гардеробную  на  второй  этаж.  Жена  ему  предложила  чай,  но  он  отказался,  Ему  ничего  не  хотелось.  Он  был  уставшим  и  обессиленным.  Хватит,  сказал  он  сам  себе  и  отменил  все  репетиции.

 Но  каждое  утро  ровно  в  восемь,  его  служащие,  повинуясь  инстинкту,  подкатывали  клетки  с  хищниками,  готовились  к  репетиции,  ждали  шефа,  но  он  не  появлялся.  В  отведённое  ему  время,  никто  другой  не  должен  репетировать.

Авизо – это  документ,  а  по  документу  он  репетирует  больше  всех. Он  труженик,  так  должно  быть,  так  будет  всегда,  о  его  трудолюбии  должны  ходить  легенды.  Трудолюбие  и  скромность -  это  не  для  него.  Напор  и  особая  хватка,  а  вот  в  этом  ему  нет  равных.  Не  будешь  кричать,  никто  тебя  не услышит.

                                                                  10

Репетиции  парада  и  эпилога  неожиданно  для  всех,  отменили. Зачем  репетировать  то,  что  в  репетиции   не  нуждается,  в  этом  и  есть  здравый  смысл.  Все  артисты  облегчённо  вздохнули,  и  жизнь  стала  обретать  человеческие  черты.  Но  у  великого  дрессировщика,  мозг  работает  иначе,  не  так  как  у  нормального  человека.  Он  что-  то  задумал.  Я  сказал  Игорю,  что  готовится  сцена,  и  высказал  свои  предположения.  Если  всё  останется,  так  как  есть,  то  могу  тебе  признаться  в  том , что  я  не  разбираюсь  в  людях,  и  тогда  грош  мне  цена.

- Да  нет,  ты  прав – говорил  он,  смеясь – ты,  верно,  подметил  его  оригинальные  черты  характера,  остаётся  только  неизвестным  день,  когда  это  произойдёт.  Может  в  очередной  его  психоз,  а  может  в  день  прекрасного  расположения  духа,  но  то  что  это  не  останется  без  яркой  артистической  концовки,  я  в  это  никогда  не  поверю.  Значит,  будем  ждать.  Только  никому  об  этом,  хорошо!

- Зачем  Игорь!  Мы  ведь  тоже  играем  в  свою  игру.

Прошла  неделя  наших  гастролей,  все  успокоились,  даже  чуточку  расслабились.  Шеф  свои  намерения  скрывал  глубоко  и  профессионально,  как  матёрый  волк,  который  скрывает  свой  смертельный  бросок  на  жертву.

Наступили  весенние  каникулы,  мы  делали  по  три  выхода  на  арену.  От  усталости,  все  яркие  впечатления,  превратились  в  одну  сплошную  серую  линию.

          И  вот  случилось.

Все  актёры  в  очередной  раз  вышли  в  эпилог.  Мы  зрителям  желали  счастья,  они  нам  новых  творческих  успехов.  Но  вот  беда,  выходили  мы  в  эпилог  в  клетку,  понятно,  что  программу  заканчивал  своим  аттракционом  великий  дрессировщик,  и  случись  что,  пути  отхода  в  боковые  проходы  был  для  нас  отрезан.  Оставался  центральный  форганг,  но  и  он  был  заблокирован  действиями  укротителя.

Шеф  с  ломом  в  руках,  кипя  от  злости,  и  задыхаясь  от  ярости,  острым  его  концом,  старался  нанести  удар  хищнику  в  морду,  попыток  было достаточно,  но  точных  попаданий,  ввиду  хорошей  подвижности  зверя,   не  так  много.  Но  как  бы  ни  был  подвижен  зверь,  в  виду  ограниченного  пространства,  избежать  прямых  попаданий  ему  не  удалось.

Это  был  акт  устрашения,  и  вот  его  результаты:

Двум  артисткам  стало  плохо,  и  они  упали  прямо  в  манеже,  одна  кричала  и  билась  в  истерике,  кто-  то  кричал  врача!  врача!  Врач  стояла  в   форганге,  но  была  блокирована  действиями  укротителя,  и  не  могла  пройти.  Облитый  рыхлым  слоем  жира,  тяжело  дыша,  он  взял  небольшую  паузу,  чтобы  перевести  дыхание,  потом  снова  взял  в  руки  ломи , уже  целясь  как  биллиардным  кием,  пытался  нанести  более  точный  удар, чтобы  с  наименьшими  физическими  усилиями,  наповал  сразить  зверя.

Вечером,  после  представления,  я  заглянул  в  слоновник  и  увидел  Юру  Он  сидел  в  клетке,  обняв  зверя  двумя  руками,  прижав  его  к  себе,  не  в  силах  оградить  его  от  звериных  действий  царя  природы – человека.

Я  вспомнил  его  слова:  «что  я  могу  против  шефа?  Ровным  счётом  ничего,  это  среди  хищников  я  человек,  а  среди  людей  я  никто.


Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100