В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Великовозрастный Зюзя под опекой родителей

И вот мы в цирке на детском спектакле. Короткая, заряжающая свежестью лесного утра увертюра.

Луч света выхватывает из темноты «галерки» героев представления Кешу и Тишу (артисты В. Серебряков и А. Трофимов). Друзья-весельчаки держат путь в пионерский лагерь, да, как видно, немного заблудились... Тем временем пробуждается ла­герь: горнисты играют «подъем». Где-то невдалеке возникает песня: «Мы идем тропой лесною, хорошо шагать по ней...» (автор музыки — А. Лепин). На ярко освещенную лесную поляну строем выходит отряд пионеров. Ра­порт вожатому: койки заправлены, в палатках порядок, дорожки подме­тены.

— А теперь — купаться!..

Массовые сцены, подобные этой, органически включены в сюжетную ткань спектакля. Балетмейстер И. Ковтунов, педагог-тренер Р. Ковтунова немало потрудились, доби­ваясь их цельности и выразитель­ности. Как   не   удивиться   невежеству   Балбеса, который,   набрав   корзину   поганок   и   мухоморов, побросал белые  грибы.

...А между тем Кеша и Тиша уже нашли дорогу в пионерский лагерь. Но на лесной поляне они неожидан­но встречаются с Зюзей Обжоркиным по прозвищу Балбес  (артист  А.   Карельский). Зюзя — великовозрастный баловень, маменькин сынок, которо­го сердобольные родители возят в детской коляске. Он не любит и не умеет беречь природу. Съев пол­рюкзака всяческой снеди, припасен­ной папашей и мамашей, замусорил красивую лесную поляну. На стволе березы в память о себе «расписался» перочинным ножиком. Кеша и Тиша зовут Зюзю с собой в пионерский лагерь: там-то, мол, от таких вещей тебя отучим. Но и в лагере Балбес продолжает свои проделки. Ребята выпускают на волю пойманных птиц, а в это время он мучает петуха... Друзья леса Кеша и Тиша решили проучить Зюзю, но он убегает. Пио­неры  гонятся за Балбесом...

Кеша и Тиша артисты В. Серебряков и А. Трофимов.Кеша и Тиша артисты В. Серебряков и А. Трофимов.

— Но ведь это же цирк, а не театр юного зрителя, — пожимает плечами бывалый зритель, — а тут, судя по всему, больше от театральной коме­дии, а не от манежа.

Позвольте уверить, это не так. Мы начали с пересказа сюжета лишь для того, чтобы оттенить необычность этого циркового представления. Каж­дую сцену, каждый поворот в раз­витии действия режиссер стремится решить цирковыми средствами. На манеже, как и всегда, торжествует искусство коверных и акробатов, жонглеров и гимнастов. Но, разу­меется, требования, предъявленные сюжетом, заставили в ряде случаев отступить от канонов. Характеры ге­роев комедийного спектакля реаль­нее и полнокровнее, нежели тради­ционные образы клоунов. Это мож­но сказать не только о Кеше и Тише, несущих положительное начало, но и о Зюзе Обжоркине, который, по замыслу сценаристов, должен быть, вероятно, самым гротескным персонажем спектакля (в исполнении А. Карельского — Зюзя, на наш взгляд, несколько проигрывает — у актера, играющего школьника, слиш­ком уж «взрослые» внешние дан­ные).

В отличие от обычной программы не только клоуны, а и артисты дру­гих жанров обрели дар речи. И хотя для мастеров манежа дело это не­легкое, они овладевают им довольно успешно. В «Тайнах зеленого леса» сложных игровых диалогов пожалуй, больше, чем в «Анюте». И кое-где отсутствие профессиональ­ной речевой подготовки дает о себе знать — то в не очень четкой дикции (как, например, у Е. Краснокутской — мать Зюзи), то в недостаточном чув­стве слова, излишней риторичности. Но это в общем-то придирки. В це­лом же анютинцы успешно справи­лись с репризами, зарекомендовали себя синтетическими актерами. Упо­мянем, к примеру, В. Серебрякова (Кеша), акробата, который выступил достойным партнером артиста разго­ворного жанра А. Трофимова, создав запоминающийся образ пионера-ор­ганизатора и в то же время весель­чака-балагура.

— Летом,  во  время гастролей в   Хабаровске, — вспоминает   Трофимов, — мы давали концерт в пионер­ском лагере. Общение с ребятами, «подслушанные» разговоры помогли мне и Валерию найти живые черточ­ки и детали для исполнения ролей Кеши и Тиши... Репетировали мы упорно, иной раз ночами, спорили.

Не меньше «болел» за свою роль и такой опытный актер, как Ф. Тугаев. Между до нелепого стро­гим капитаном парохода «Анюта» и не в меру заботливым папашей Зю­зи — дистанция огромного размера. И все же в новой роли актер сумел найти точные, скупые штрихи, чтобы до конца высмеять безвольного ро­дителя. Вернемся к спектаклю, посмот­рим, как дальше развивались собы­тия на манеже. Обитателей лесного лагеря молниеносно облетает изве­стие, что к ним 8 гости едут артисты цирка. Казалось, вот-вот последует каскад разнообразных номеров. Но... умело сотканная сюжетная канва за­слоняет дорогу штампу. Пионеры предлагают      артистам     посмотреть

сначала их концерт. А пока продол­жается встреча ребят с артистами, родители Зюзи укладывают своего сыночка спать. Сон Балбеса, убаю­канного в детской коляске, — своего рода кульминация спектакля. Маль­чику открываются тайны зеленого ле­са. Перед ним в задумчивом танце проплывают березы, длинноухие зай­чата резвятся в траве... Он видит не­забываемые по красоте ночные кар­тины. На сцене мы видим лесную сказку — балетную сцену, решенную с выдумкой, красочную, идущую при фантастическом освещении. Разбу­женный пионерами, Зюзя дает слово никогда больше не вредить лесу, обе­регать родную природу. Контакт со зрительным залом, установившийся у артистов по ходу спектакля, делает юных зрителей как бы участниками происшествий. Вместе с пионерами-зрителями пионеры-артисты решают, как поступить с Зюзей: простить, оставить смотреть цирковое пред­ставление  или наказать. В   лагере—цирк.    Демонстрируют свое блестящее мастерство акробатическая группа Демкиных, артисты Т. Осташенко, Л. Кострюкова, В. Агеев и другие. Впрочем, отличными цирко­выми номерами зрители восхища­лись с самого начала спектакля. Да и как могло быть иначе, если в роли пионеров выступали акро­баты с подкидными досками Юрьевы, а дрессированные медведи В. Тина вместе с ребятами резвились на   лесной   пасеке.

Заключительная сценка — посадка аллеи друзей леса — решена средст­вами балета. Заметим, что сами по себе балетные номера сделаны на высоком уровне, каждый из них смот­рится отлично. Но как раз здесь по­становщику явно изменило чувство меры; для детского спектакля в «Тай­нах зеленого леса» балета слишком много, особенно если учесть, что от­дельные номера, такие, как танец дрессированных лошадок, непомер­но растянуты. Маленького зрителя это   утомляет.

Сценка на лесной пасеке. Артисты В. Серебряков и А. ТрофимовСценка на лесной пасеке. Артисты В. Серебряков и А. Трофимов

Попутно отметим и еще один недостаток — некоторые диалоги рас­тянуты, что снижает темп представ­ления. Но это уже вина авторов либретто. Беда, кстати сказать, устра­нимая. В целом же мастера арены пре­поднесли детям чудесный подарок, создав спектакль яркий, веселый в полном смысле цирковой. Активный смех зрителей — лучшее тому под­тверждение. И в то же время спек­такль неназойливо учит хорошему, органически пронизан большой, бла­городной   мыслью.

...Наверняка многим приятно будет узнать, что в творческих планах кол­лектива еще одна детская постанов­ка — героико-комедийный спектакль по известной трилогии И. Василенко («Волшебная шкатулка», «Артемка в цирке», «Золотые туфельки»). Ма­териал для циркового представления благодатнейший, хотя от артистов он потребует полной отдачи творческих сил. Ясно одно — коллективу «Аню­ты» такая заявка по плечу.
 

В. РЯБИНИН

Журнал Советский цирк. Март 1965

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100