В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

В  кругу друзей

 Михаил   Туганов

Михаил   Туганов

 На арене – джигиты Северной Осетии

На арене – джигиты Северной Осетии

 Константин Мусин заинтригован.

Константин Мусин заинтригован.

Зрители – тоже!..

Ленинградский    цирк    открыл    сезон    программой  «Встреча друзей». Советские мастера арены принимали своих коллег из Германской Демократической Республики,   Польши,   Чехословакии,   Румынии.

Встреча друзей. Для некоторых из ее участников впервые она произошла не теперь, а много, очень много лет назад. Сидя на местах днем во время репетиций и глядя на проносившихся по манежу лошадей, Рудольф Цргак, чехословацкий   дрессировщик,   задумчиво   произнес:

— Али-Бек... Мы с ним работали еще у Саразани. Знаете,  когда  это  было!..

А пришедшая посмотреть представление иллюзионист Зинаида Тарасова, участница известного в прошлом номера канатоходцев, с особым вниманием отнеслась к работе немецких артистов Ниварс, руководитель которых был партером в виденном ею еще в юности знаменитом номере «Ниагара».

Сам же Ниварс неоднократно поднимался в самый разгар представления на первый ярус и смотрел, как работают балансеры   на   першах   Половневы.

— Какой номер! Какой унтерман! — говорил он, покачивая головой. — Международного,   экстра-класса   унтерман!

И даже старался, так как ему не хватало русских слов, показать, как удивительно легко, без видимого напряжения держит перш высокий, юношески стройный, элегантный Юрий   Половнев.

А к концу первого отделения, когда объявлялся номер Кантемировых, на этом же первом ярусе уже знакомо маячила фигурка одной из участниц польского акробатического трио Влади—Ядвиги; прежде чем стать акробаткой, она несколько лет проработала в цирке дрессировщицей лошадей. Что же касается самих джигитов, то ее симпатии, как впрочем, и симпатии всего зрительного зала, в первую очередь отданы восьмидесятилетнему Али-Беку. Зрители долго не отпускают богатырски сложенного старца. Все его сыновья и партнеры, раскланявшись, ушли, оставив его одного, как самого достойного принимать благодарность зрителей за труды и мастерство. И вот он стоит, сняв папаху, с непокрытой головой, под громом  аплодисментов...

Как часто еще начало представления в цирке не является началом циркового представления. Зритель, скучая, ждет, когда же кончится пролог и начнется цирк.

На этот раз цирк начался сразу, с первым аккордом увертюры. Постановщик пролога, посвященного XXII съезду Коммунистической партии Советского Союза, заслуженный деятель искусств РСФСР Г. Венецианов (художники Т. Бруни и Э. Кочергин, композитор Н. Коган) сумел средствами цирка заговорить со зрителем на темы серьезные, важные, волнующие всех сидящих в зале: о наших трудовых победах, о завоевании советскими людьми космоса, о нерушимой дружбе наших народов, о борьбе колониальных стран за свою независимость, о борьбе за мир во всем мире.

«Единою   волею   сплочен
Держав   труда   и   мира   лагерь.
Пусть   освещают   небосклон
Его   торжественные   стяги».

Звучат стихи поэта Сергея Орлова. И, держа знамена своих стран, артисты уходят с манежа, чтобы через несколько минут вновь вернуться и выступить перед публикой.

Программу открывает воздушная гимнастка Галина Адаскина. Но, как гласит русская пословица: «гостю место». И  мы начнем  разговор с номеров наших гостей.

Немецкие канатоходцы Ниварс. Легкая пробежка по канату одного из партнеров и возвращение на мостик. И вот старшему   Ниварсу   завязывают   глаза,   надевают   черный

 Акробаты Августин

Акробаты Августин (Румыния)

мешок. От страха у него подгибаются колени, его поддерживают. Маленького роста, он, как слепой щенок, тычется в разные стороны, пытаясь обнять кого-нибудь из партнеров и проститься, наконец он ступает на канат. Ноги у него дрожат, он задевает за растяжку, спотыкается, чуть не паает. Снова ставит ногу мимо каната и снова «чудом» удерживается. И вдруг лихо начинает отплясывать. Приходит на мостик и под бурные аплодисменты срывает с себя мешок и повязку. Проход по канату с завязанными глазами у Ниварса усложнен, а самое главное, это великолепно сыграно. Именно сыграно. Теперь он отдает канат в полное распоряжение своих воспитанников — партнеров, и они показывают отличную работу. Девушка уверенно и свободно ездит по канату на одноколесном велосипеде, а ее «кавалер» так же уверенно и свободно — на заднем колесе двухолесного велосипеда. Потом он идет по канату без балансира. Делает на нем стойку на руках. Украшением номера является такой сложный трюк, как одновременное исполнение тремя партнерами заднего кульбита. Номер заканчивается балансом на канате одного из Ниварсов на стуле с партнершей на плечах. Артисты работают без сетки и лонжи.

Если зрители обращают внимание на непринужденность и изящество, с которыми Рудольф Цргак управляет зебрами и пони, и на ту готовность и охоту, с какой те, в свою очередь, идут на трюки, то профессионал прежде всего обратит внимание на отличное владение артистом шамберьером. Зебры и пони сытые, упитанные, толстенькие, чистые, веселые и очень послушные, словно они крепко дружат с дрессировщиком и им нравится выступать. С лица зрителей не сходит улыбка.

С этим номером Цргак выступает в первом отделений. Во втором, заканчивая программу, он выводит пять огромных слонов, которые своими гороподобными телами заполняют манеж. Но им не тесно! Артист словно задался целью опровергнуть общее мнение о том, что слоны неуклюжи, неповоротливы, медлительны. В быстром темпе следуют перестроения, сложные пирамиды, трюки. Они идут без подготовки, один за другим, без единой паузы. Покачивания, повороты мощных тел, время от времени вздымающихся, рождают какую-то удивительную композицию.

А какие интересные трюки! Два слона становятся на тумбы, и под ними пролезают (почти по пластунски) два других. Один слон ложится на бок, а другой, осторожно наступая на него, перешагивает. Потом садится на него (тоже очень осторожно) и поднимает передние ноги. Затем все пять слонов одновременно становятся на задние ноги. Заканчивая работу, все слоны, становясь друг за другом, кладут передние ноги на спину впереди стоящих и уходят с манежа. Великолепный номер, достойно венчающий программу.

В номерах наших друзей — польских акробатов трио Влади и румынских акробатов Августин, состоящих из стоек, поддержек, пирамид, превалирующее значение над трюком имеет пластическая композиция, удачно сочетающаяся с музыкой и светом. Наличие подобных номеров в большой, насыщенной сложными трюками программе необходимо. В этом еще раз убедил данный спектакль. Они дают разрядку, на них отдыхает глаз. Да и эстетическое значение   их   немаловажно.

Таковы наши друзья, наши гости. А что же хозяева?

Они ответили такими превосходными номерами, как Кантемировы, Половневы, Хромовы, Г. Адаскина, Е.   и   А.   Куделины.

О них уже писали в нашем журнале, и вряд ли стоит сейчас вновь здесь говорить об этих номерах. Однако несколько слов хотелось бы сказать о Хромовых. И вот в какой   связи.

В спектакле участвуют музыкальные эксцентрики Котомцевы. Четыре партнерши играют на аккордеонах, концертино, саксофонах, ксилофонах. Играют обычно, на обычных инструментах. Никакой эксцентриады нет. Кстати, играют довольно слабо. Появляется пятый партнер. Почему он одет в клоунский костюм и какова его роль — непонято. Неясна логика его поведения, а отсюда его попытки внести в номер юмор с помощью некоторых эксцентрических инструментов успеха не имеют. Точно так же непонятна роль остальных, неоправданны их обращение к тем или иным инструментам, переходы от одной мелодии к другой. И почему артистов пять, а не шесть или, скажем, не два? Во втором отделении инспектор манежа Р. Балановский объявляет:

— Нина, Иван и Евгений Хромовы! И, глядя на работу жонглеров, вы ни на минуту не задаетесь вопросом, почему их трое. Их и должно быть трое, не больше и не меньше. Так все построено, так срепетировано, органично, точно, мастерски. Все оправданно до последнего движения. И каждый точно знает свою роль. Ну а если один из партнеров покинет номер? Что же, будут работать оставшиеся двое и, может быть, сделают тоже отличный, но совершенно другой номер рассчитанный на двоих. Выведите из номера Котомцевых одного или двух партнеров или прибавьте. Что изменится? Почти ничего. Потому что номер лишен четкого замысла,  распадается.

Появление Котомцевых в программе случайно. Артисты прибыли в Ленинградский цирк на репетиционный период. Но коль скоро их включили в праздничную программу, да и с номером этим они выступают не первый год, мы сочли нужым поговорить о них.

Хочется верить, что артисты сумеют намного улучшить свой номер. Тем более, что предпосылки к этому имеются: они попали в руки к такому мастеру, как Г. Венецианов. Да и в самом номере есть за что «зацепиться» — приятен финал.

До сих пор мы говорили об отдельных номерах. А что же спектакль? Все-таки это сборная программа, не больше, так как интересный тематический пролог не поддержан в дальнейшем ни единой репризой клоунов Б. Галина и Д. Рагозина, на плечи которых, видимо, и должна была лечь эта роль.

Справедливости ради следует отметить, что они неплохо разыграли злободневную репризу «Подарок   Вилли   Брандту».

Имеются и другие недостатки. Так, например, в программе три номера с пьедесталами, не считая пролога, где живые скульптуры тоже на пьедестале. Не совсем удачно начало: воздушная гимнастка Галина Адаскина медленно выходит под звуки «Гарлема». Тем самым сразу уронен темп представления. Правда, во второй половине номера артистка набирает скорость и заканчивает выступление стремительно   и   красиво.

Акробатическое трио Влади  

Акробатическое трио Влади (Польша)

 Сложный трюк баланс на стуле с партнершей на плечах исполняют канатоходцы Ниварс

Сложный трюк баланс на стуле с партнершей на плечах исполняют канатоходцы Ниварс (ГДР)

 Только что этот огромный слон осторожно перелез через своего партнера и уселся на него

Только что этот огромный слон осторожно перелез через своего «партнера» и уселся на него, приняв в свои объятия Рудольфа Цргака (Чехословакия)

 Зебры трудны для дрессировки, но Рудольф Цргак сумел с ними поладить

Зебры трудны для дрессировки, но Рудольф Цргак сумел с ними поладить…

Фото  В.   Габая   и   С.  Мишина

...Кончится представление. Зрители пойдут домой, перебирая в памяти номера, а перед глазами у них еще долго будет стоять маленькая фигурка с поднятыми плечами, с выражением бесконечного удивления. Это Константин Мусин, один из лучших   наших   клоунов.

Что же делает Мусин? Да почти то же, что делали и делают все коверные. Но как! С абсолютной верой в то, что исполняет, с мягкостью, так свойственной ему. Во всем, к чему бы ни прикоснулся артист проявляется именно его характер. Своеобразие мысли, богатейшая пластика и мимика надежно служат артисту даже в самых простейших и, казалось бы, банальных ситуациях...

Вот Мусин снимает пиджак и кладет на барьер манежа. Но, взглянув в ряды, недоверчиво забирает назад, идя вполоборота к другому краю. Повернув голову, он с удивлением, нет, с изумлением останавливается. Вся его фигура, лицо полные такого неподдельного изумления и так смешны, что не хохотать нельзя. Сколько раз мы видели эту репризу в исполнении множества клоунов, но так, как ее делает Мусин, не делает никто...

А вот, взяв концертино, он ухаживает за какой-нибудь зрительницей в зале. Не заигрывает грубо, как это делают иные, а именно ухаживает, необычайно мягко. Даже рискованные шутки у Мусина легки и изящны. Удивительный талант!

Мы не разделяем той точки зрения, что Мусин якобы за последние годы сдал, остановился. Мастерство его необычайно свежо и высоко. Хотелось бы, чтобы сам Мусин бережнее относился к своему таланту, так щедро дарованному ему природой...

Встреча друзей — интернациональная программа. Праздничная, дружеская атмосфера буквально заполняет цирк.

А. ГУРОВИЧ

Журнал ”Советский цирк” ноябрь 1961г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

Помощь в написании статей: польза от изучения английского языка.