В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Владимир Коралли

Владимир Филиппович Коралли, вероятно, единственный в нашей стране артист, который из семидесяти лет жизни — шестьдесят выступает на эстраде.

Его отец, рабочий Одесского порта, умер в 1911 году, оставив вдову и шестерых детей. Старшего брата в 1914 году призвали в армию, и перед матерью встал жестокий вопрос: как прокормить семью?

Сейчас немногие помнят, что до революции существовали профессиональные театры, в которых артистами были дети от восьми до пятнадцати лет. Ставились там по преимуществу оперы-сказки и по вечерам иногда показывали для взрослых эстрадные дивертисменты. Забавно было, когда каплюш распевал куплеты, а девчушка обращалась к цыганским романсам. Был такой театр и в Одессе, назывался он «Водевиль» и принадлежал Я. Шошникову, тому самому, который был одним из первых русских профессиональных велосипедных гонщиков, потом импресарио выдающегося спортсмена — велосипедиста и авиатора Сергея Уточкина и содержателем небольших зрелищных предприятий. После революции он работал как директор мюзик-холла и парка культуры и отдыха в Таганроге. Когда Таганрог был оккупирован фашистской армией, его вызвали в гестапо и предложили опознать коммунистов, решили, что бывший антрепренер наверняка станет предателем. Но Шошников служить фашистам категорически отказался и был ими за это повешен. Нельзя не вспомнить такого человека.

Итак, в театр «Водевиль» мать привела сына с тем, чтобы его определить в артисты. А где мог еще зарабатывать десятилетний мальчик? Его послушали: голос звонкий, дикция хорошая, слух есть, личико симпатичное, держится свободно. И решили принять в труппу. Тут же придумали псевдоним — Коралли и решили, что он должен в вечерних дивертисментах распевать куплеты и разыгрывать сценки. Нашли партнершу, девчушку примерно такого же возраста. А репертуар писал, тогда еще мальчик, а в будущем известный журналист, лауреат Государственной премии, Макс Поляновский. Было это в 1915 году. Тогда не существовало ни эстрадных студий, ни училищ. Конечно, и при этом обучении, которое давалось в детских театрах, кое-кто потом приобретал на эстраде имя, но большинство, теряя детское обаяние и голос, уходило со сцены без всякой профессии.

Но Коралли в театре, а затем на эстраде удержался. Строгая мама не давала ему поблажок. Да и то сказать — он становился кормильцем семьи. Уйдя из театра в 1917 году Коралли начал выступать как профессиональный артист в кинотеатрах перед сеансами, в театрах миниатюр, в балаганах, а то и в ресторанах.

А тут подвернулся счастливый случай — встреча с замечательным артистом и человеком Си У-ли. Кстати сказать, это отец известной цирковой артистки К. Агароновой, исполняющей вместо с мужем Г. Агароновым номер «Мнемотехника», безусловно лучший в этом жанре на сегодняшней эстраде и в цирке.

Си У-ли с китайской труппой приехал в Россию в 1916 году. Когда началась революция, члены его коллектива поспешили вернуться на родину, он же, увлеченный идеями Октября, остался в нашей стране и с огромным успехом выступал в советских цирках.

Си У-ли был первоклассным и разносторонним артистом — жонглером, эквилибристом, акробатом, фокусником, к тому же он был образованным человеком, владеющим многими языками. Он пригласил Коралли в свой коллектив как исполнителя куплетов. Конечно, молодому артисту приходилось трудно, надо было и билеты в кассе продавать, и на контроле стоять, и публику на представление зазывать, и обязанности униформиста исполнять. Но, главное, там куплеты Коралли внимательно слушали товарищи по работе и делали замечания, советовали, предлагали. Когда артист в 1923 году вернулся в Одессу, он начал выступать на лучших площадках. В 1924 году в Одессу на гастроли приехал известный конферансье А. Менделевич. Он предложил Коралли отправиться в Москву для участия в программе открывающегося театра — Мюзик-холл. Разумеется, Коралли дал согласие. Ему довелось выступать вместе с Л. Утесовым, исполнительницей цыганских романсов Н. Тамарой, с К. Голейзовским и 3. Кутасовой, танцевавшими венгерский танец и другими талантливыми артистами. Коралли экзамен выдержал. Директор театра, известный театральный деятель 3. Дельцов, пригласил его и на следующий сезон, выставив при этом условие: в течение года артист но должен появляться ни на одной московской площадке. В те годы существовало правило: хотите выступать в хорошем театре — за год до этого не появляйтесь на других площадках, и при этом подготовьте новый репертуар.

В 1930 году Коралли выпустил принципиально новый номер, назвав его «Карта Октябрей» (автор М. Туберовский). Под музыку он читал монолог о новостройках, составлявших гордость первой пятилетки, а в это время на карте СССР загорались обозначения готовящихся к пуску предприятий. Выступление имело громадный успех, тогдашний руководитель всех эстрадных и цирковых предприятий страны А. Данкман дал указание направлять артиста в лучшие эстрадные театры: московский, ленинградский, ростовский, нижегородский мюзик-холлы — ив цирки: Одесский, Воронежский, Казанский и другие.

Публицистика всегда волновала артиста и, надо сказать, исполнение публицистических произведений ему особенно удавалось. Одним из первых, если не первым, начал он исполнять «Тачанку» М. Рудермана на музыку К. Листова, «Наш полк» В. Рискимда в переводе И. Прута. Исполняемые им куплеты включали как сатирические, так и публицистические мотивы. Всегда артисту хотелось найти нечто новое, усилить воздействие своих выступлений на зрителей.

В 1938 году он как исполнитель куплетов, музыкальных монологов и фельетонов начал выступать в одном из лучших тогда джаз-оркестре, руководимом Я. Скоморовским.

Во время войны певица Клавдия Шульжеико и Владимир Филиппович Коралли встали во главе Ленинградского джаз-оркестра, обслуживавшего воинов Ленинградского фронта. Когда же началось строительство «Дороги жизни» через Ладогу, Шульжеико, Коралли и руководимый ими оркестр выступали перед воинами, перед строителями, а позже и перед теми, кто по этой дороге эвакуировался. И само собой разумеется, главное место в этих импровизированных концертах занимал патриотический репертуар. Это была очень трудная, но в высшей степени необходимая для эстрадного артиста работа. И именно поэтому она давала большое удовлетворение. А сколько было благодарственных писем от солдат, офицеров, генералов и от целых воинских подразделений!

А после войны?

Продолжалась обычная деятельность рядового эстрады. Поездки по городам, новостройкам, селам, выступления в клубах, во дворцах спорта, на стадионах. Поиски нового злободневного репертуара и работа над ним. Рядовой эстрады— этим многое сказано. Звание почетное, ведь все знают, что без рядовых нет армии.

Ю. АРСЕНЬЕ

оставить комментарий
 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100