В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Владимир Ракчеев

Снопы света, музыке, красочные яркие костюмы артистов — все это создает чуть взволнованное, приподнятое настроение. В новом Московском цирке идет представление.

Под самым куполом легко и четко исполняют свои трюки участники воздушного полета. Как серебряные птицы, взмывают они на трапеции, как бы замирают на мгновение в воздухе, затем полный оборот, исполняется сальто, — и движение продолжается уже в руках у ловитора. Еще несколько секунд и гимнаст снова на мостике. Короткий, но кокой головокружительный путь! После одного из самых эффектных перелетов, перекрывая аплодисменты, звучит голос инспектора манежа:

—    Тройное сальто-мортале исполнил артист Владимир Ракчеев. — И аплодисменты вспыхивают с новой силой.

Я смотрел на смуглого юношу, стоящего высоко на мостике, и в памяти возникла такая картина: ураганный ветер, ливень, почти непрерывные вспышки молний и промокший до нитки мальчик.

Это произошло летом 1957 года. Я работал тогда старшим тренером в секции акробатики при ЦПКиО имени Горького, меня включили в состав судейской коллегии спортивных соревнований VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, который проходил о Москве. Как-то я перерыве между двумя стартами ко мне подошел мальчишка небольшого роста.

—    Леонид Федорович, можно я буду заниматься у вас акробатикой?
—    Посмотрим. Приходи через две-три дня на базу ЦПКиО.

Через несколько дней над районом парка пронесся ураган с ливнем, о котором я упоминал. На стадионе было сорвано с петель несколько дверей, поломаны верхушки некоторых деревьев.

Я вышел прикрыть плотнее дверь и за завесой дождя увидел того самого мальчугана, прижавшегося к стене. Хотя это укрытие было чисто символическим.

—    Ты что здесь стоишь?
—    Я заниматься пришел. Помните вы разрешили. — ответил он с засветившимися в глазах огоньками робкой надежды.
—    Заходи, я тебя вначале выжму, о потом поговорим.

Так и состоялось наше знакомство с Ракчеевым. Я включил его в группу новичков, и занятия начались. Володя оказался способным, трудолюбивым мальчиком. Приходил всегда задолго до начала занятий и, видимо, по-настоящему увлекся акробатикой. Хорошая координация движений, как мы специалисты определяем, прыгучесть, к тому же предельная собранность и внимание на тренировках помогали ему добиваться больших успехов, чем его товарищам. Одно качество в нем я отметил с особым удовлетворением: стремление к чистоте исполнения упражнения, каждого элемента. Мы занимались стойками, акробатическими прыжками и немного спортивной гимнастикой.

Продолжалось это полтора года — вернее, полтора лета, так как зимой мы не занимались. А готом Вовка (так его все звали) исчез. Увидел я его только осенью в числе абитуриентов Циркового училища. Володя успешно сдал все вступительные экзамены и стал студентом первого курса.

Ритм учебного заведения захватил его целиком, как, впрочем, и всех поступивших. Много специальных предметов, еще больше теоретических, все по расписанию, по звонкам — только успевай! И Володя успевал: к концу учебного года у него не было оценок ниже «четверки».

Нам, преподавателям училища, было ясно: Ракчеев должен стать верхним. Его включили и номер «Акробаты с подкидными досками». Я наблюдал, как Володя самозабвенно репетирует номер. Кроме того, он часто по вечерам тренировался на гимнастических снарядах. Ракчеев, занимаясь гимнастикой, пытался «убить двух зайцев»: добиться совершенного владения телом и... поскорее вырасти.

Летом 1962 года предстояла производственная практика и номер «Акробаты с подкидными досками» был включен в программу цирка в городе Орджоникидзе. На одном из представлений трюк "двойное сальто на колонну" был выполнен неудачно. Володя упал, хотя его страховали товарищи. Врач поставил диагноз: ушиб позвоночника. Два-три дня Володя не участвовал в спектаклях, и несколько эффектных трюков в номере не исполнялись. Партнеры переживали это, а особенно остро — сам Ракчеев. Боль в спине вскоре утихла. И здесь им была совершена ошибка. Однажды днем он надел репетиционный костюм, застегнул пояс лонжи. Сделал несколько сальто, прислушался: кажется не болит? Вечером он вышел на манеж. Все пошло вроде бы своим чередом, но... боли возобновились. На этот раз врачи поставили диагноз: сжатие межпозвоночных дисков — результат преждевременного начала репетиций и выступлений. Занятия акробатикой пришлось прекратить.

Все складывалось не лучшим образом, и в голову юноши лезли грустные мысли, но все-таки он понимал: главное — нельзя «вешать нос». Помогали, ободряли преподаватели и товарищи. Особенно запомнились Володе слова одного из педагогов: «Дела, конечно, неважные, но ты не калека. Организм свое возьмет. Если будет необходимо, можно перейти в другой жанр. Цирк — это целый мир, и, если любишь его по-настоящему, обязательно найдешь в нем себя».

В 1964 году Володя Ракчеев окончил училище и получил диплом. Сразу же его положили в специальный институт на лечение. Осенью того же года дирекция училища, учитывая все обстоятельства, предложила юноше должность преподавателя гимнастики на младших курсах.

Однажды зимой после очередного обследования Володя не вышел, как обычно, из кабинета грача, а вылетел. Наконец-то! Ему было дано разрешение начать тренировки. На радостях он расцеловал враче и проделал сальто. Однако когда ему давали разрешение, то предупредили, что вредны все упражнения со встречной нагрузкой на ноги и, наоборот, полезны упражнения со свободным вытягиванием тела. Условия эти Ракчеева вполне устраивали. Он давно тяготел к гимнастике, о занятия гимнастикой соответствовали второму требованию.

В это время в училище формировалась группа воздушных гимнастов. Ее создавал режиссер и неутомимый экспериментатор заслуженный артист РСФСР Юрий Мвндыч. Володя Ракчеев по споим данным вполне подходил для участия в таком номере и после беседы с врачами Мандыч включил его в состав воздушного полета «Галактика». А еще через полтора года «Галактика;» была выпущена из стен училища и скоро стала, на мой взгляд, полетом номер один в Советском цирке. Исполнителем нескольких сложнейших трюков стал Владимир Ракчеев. Выступая каждый вечер, он сумел закончить заочный факультет цирковой режиссуры ГИТИСа имени А. В. Луначарского. Сейчас он мечтает об аспирантуре.

Услышав слова инспектора манежа, увидев на мостике стройного молодого человека, я не мог не вспомнить весь его нелегкий путь — от первой стойки на руках до рекордных трюков.


Л. Шляпин

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100