В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Воздушный гимнаст

Сергей Костюченко работал «вертушку», это огромная конструкция с двумя двигателями наверху, на подьем и вращение. 

Его « вертушка»,  это  такая  красивая  ракета,  она  летит  по  кругу,  а  из  неё  летят  искры,   под  ракетой  два  исполнителя,  он  и  его  жена.  Тема  проста  и  актуальна, - они  космонавты. Серёга  мастер  по  выдумыванию  и  применению  на  практике   всевозможных  эффектов.

Сегодня  его  тайная  вылазка  на  колосники  обусловлена  созданием  нового  потрясающего  зрелища.  Он  устанавливал  проекционный  прибор,  превращающий  манеж  в  земной  шар,  но  вот  незадача,  вначале  выпали  из  рук  плоскогубцы,  а  потом  и    сам  прибор.  И  вот  перед  главным  стоит  виновник,  он,  как  и  инспектор  манежа  ещё  не  знает  что  это  за  человек:  Невысокого  роста,  волосы  светлые,   никаких  особых  примет.  На  первый  взгляд  человек,  как  человек,  ничего  особенного,  таких как  он  тысячи.  Вот  в  этой  простоте   его  могучая  сила.  Так  все  думают,  что  перед  ними  простак,  но  это  не  так,  это  его  природный  камуфляж.  Своим  обычным  непривлекательным  видом,  он  расслабляет  жертву,  гипнотизирует  её,  а  потом  заглатывает.  Вот  на  этом  все  и  обжигаются.  Никто  в  толк  не  берёт,  что  этот  человек  сгусток  огромной  профессиональной  энергии,  бескомпромиссный,  способный  сотворить  невозможное,  плазма,  сжигающая  всё,  что  встречается  на  его  пути.  Другая  его  черта,  фантастическая  вера  в  то,  что  он  если  что-то  делает,  то  делает  это  лучше  всех.  Переубедить  его  нельзя,  спорить  не  советую,  да  и  бесполезно,  он  готов  спорить  с  вами  до  Страшного  суда.

Вот  с  этим  человеком  столкнулся  наш  опытнейший  инспектор  манежа.  Бывало  он,  одним  словом  ставил  в  тупик  любого  матёрого  актёра.  Но  вот  перед  ним  оказался  Серёга.  Конечно,  полагаясь  на  свой  жизненный  опыт,  он  сразу  по  энергетике  понял,  что  рядом  с  ним  достойнейший  противник,  а  через  несколько  секунд  убедился,  что  перед  ним    бессилен.  Появился  карточный  интерес  попробовать  переиграть  его,  но  то  карты,  а  жизнь  сложнее  любой  карточной  игры.  Когда  инспектор  стал  говорить,  что  на  колосники  в  данный  момент  подниматься  категорически  запрещено,  даже  мне  инспектору  манежа.  Это  инструкция,  это  техника  безопасности,  это  правила  писанные  кровью.  Нельзя  и  всё.  Внизу  на  манеже  репетируют  люди.  Колосники – это  решетка,  упадёт  что-то  вниз,  не  приведи  Господь,  и ты  будешь  держать  ответ  за  свою  глупость.

Сергею  наверху  нужно  было  установить,  тот  самый  проектор,  который  упал  с  колосников,  и  по какому-то  непонятному  стечению  обстоятельств,  все  остались  живы  и  здоровы.  Репетиция  парада  ограничивала  его  во  времени,  и  он  боялся,  что  не  успеет  к  премьере.  Ему  нужно  было  убедить  инспектора,  чтобы  тот  дал  ему  ключи  от  купола.  Инспектор  сказал  нет,  он  не  знал,  что  если  Костюченко  упрётся,  то его и  бульдозером  не  сдвинешь.  В  умении  убеждать,  доказывать,  спорить,  ему  нет  равных  ни  у  нас,  ни  в  зарубежных  цирках. Это  будет  потом,  несколько  лет  спустя,  на  гастролях  в  одном  из  Волжских  городов,  он  добился  разрешения  у  директора  городской  гостиницы,  право  пользоваться  нагревательным  прибором  для  приготовления  пищи.  Во  всех  гостиницах  это  строжайше  запрещено.  Был  случай,  когда  простым  кипятильником  кто-то  из  циркачей  варил  похлёбку  с  макаронами.  По  недосмотру  кипятильник  взорвался,  и  всё  варево  оказалось  на  потолке.

Господи  чего  только  не  было.

Костюченко  - это  яркая  индивидуальность,  исключение  из  всех  существующих   правил,  если  он  что-то  задумает,  он  всё  равно    это  сделает.

Он  мне  рассказывал,  как  научился  тачать  обувь.   Я  пришел  в  одну « шарашку»  и  говорю,  хочу  научиться  изготовлять  модельную  обувь,  на  меня  посмотрели,  спросили,  откуда,  а  когда  я  сказал,  они  переглянулись.  Видать  подумали  все  они    такие  циркачи.  Я  пояснил,  мне  только  посмотреть  процесс  от  начала  и  до  конца,  учиться  не  буду. Всё  остальное  сделаю  сам.

 - Вы  это  серьёзно? – спросил  мастер.

 - Серьёзнее  некуда – ответил  я.

 - А  как  вы  думаете,  сколько  вам  понадобится  времени,  чтобы  освоить  профессию  обувщика?

  - Пару  недель – ответил  я,  и  разовая   экскурсия  по  вашей « шарашке» .

  - И  всё?

  - И  всё.

 - Ну  ладно-  сказал  мастер – как  изготовите  пару  придите  показать,  это  единственное  моё  условие.  Согласны?

 - Согласен.

Через  две  недели  я  принёс  им  пару  лакированной  обуви,  сделанную  мной  вручную..Долго  они  разглядывали  мой  товар,  качали  головами  и  задавали  вопросы.  Мастер  спросил:

 - Сам  что  ли?

 - Сам.

 - И  колодку  тоже  сам?

 - И  колодку  сам.

 - Может  кто-то  другой - усомнился  один  из  них.

 - А  кто  другой? – ответил  ему  мастер, - я  всех  обувщиков  знаю  в  этом  городе,  так  никто  не  работает..  Вопросы  были  краткие,  а  лица  удивлённые.

  - Да  со  вкусом,  с  любовью  сделано.  Модельер,  да  и  только.  Её  эту  пару  хоть  сейчас  на  выставку.

  - Правда,  что  сам,? – в  который  раз  спросил  мастер.

  - Правда,  всё  сам  от  начала  и  до  конца.»

И  вот  тут  Серёга  окончательно  развязал  свой  язык,  а  как  он  говорит, вы  уже  знаете.  Лучше  попасть  под  колёса  автомобиля,  там  хоть  есть  какой-то  шанс  выжить,  чем  под  его  язык,  это  равносильно  угодить  под  сенокосилку.  Он  говорил  в  шарашкиной  конторе  полтора  часа,  «читал  им  лекцию  как  нужно  тачать  обувь»

Я  видел  эту  пару,  он  мне  сказал, - возьми,  тебе  подарок.

 -  Я  лучше  их  куплю, Серёжа. Но  он  был  неумолим.  Потом  я  догадался , он  их  подарил  мне   за  моё  терпение.  Он  часто  говорил  со  мной,  не  все  выдерживали ,  а  я  выдерживал.  Эти  лодочки  я  носил  сезонов  десять,  потом  отдал  отцу,  и  он  носил  почти  до  самой  смерти.  Они  были  сделаны  так,  как  сейчас  не  делают,  они  не  снашивались.

И  вот  такой  человек  стоял  перед  главным  режиссёром.

  - Как  артист  оказался  на  колосниках? – спросил  он  инспектора  манежа,  а  сам  как-то  странно  и  даже  настороженно  поглядывал  на  Костюченко.

  - Не  знаю – ответил  инспектор.  Он  действительно  не  мог  объяснить  своего  поступка.

  - Артист  заверил  меня, - оправдывался  тот, - что  сверху  не  упадёт  даже  пылинка.

  - Артист  прав, - тонко  подметил  главный, - ни  одна  пылинка  и  не  упала,  а на  плоскозубцы  и  проектор  он  вам   конечно  гарантии  не  давал,  было  видно  что  главный  уже  шутит,-  значит  артист  тут  ни  при  чём . Костюченко  был  оправдан,  а  вот  инспектору  тем  самым  он  лыко  вставил.  Так  ему  и  надо,  не  будет  вредничать. Конечно,  главный  играл,  а  кто  из  нас  не  играет. Он  понимал  что  с  постановкой  праздничного  парада,  он  попал  в  зависимость  от  артистов,  нужно  что-то  делать.


Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

наградные ленты оптом