В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Время, моды, цирк

Однажды Анатоль Франс написал: «Если бы я мог выбрать из всего множества книг, которые выйдут через сто лет после моей смерти, угадайте, какую бы я выбрал? Не был бы это ни роман и ни исторический трактат... Я бы выбрал себе просто-напросто, дорогой друг, журнал мод, чтобы увидеть, как будут одеваться женщины через сто лет после моей смерти. И их одежда мне бы сказала больше о будущем человечества, чем все философы, министры, проповедники и ученые...»

Ну, а цирк, в каких он взаимоотношениях с модой? Ведь смысл моды — в непрерывных поисках новых форм, нового облика, нового колорита. В цирке же номер создается, как известно, на много цирковых лет, а костюм должен соответствовать образу, создаваемому артистом. Может быть, моде здесь и делать нечего? Однако, просматривая альбомы с фотографиями цирковых представлений разных лет, мы видим самые различные эскизы костюмов. Оказывается, мода не только не противостоит искусству цирка, а, наоборот, является его ближайшим союзником, непосредственно участвующим в цирковом номере. Зрелищная сторона номера во многом зависит от оформления, от костюма артиста, от умения художника, создавшего это оформление. Современный цирк требует от художника необычайной изобретательности, вкуса, чувства времени. Конечно, работа художника в цирке сложна. Нужно постоянно учитывать специфику того или иного жанра: это нельзя для гимнаста, потому что неудобно, мешает, это нельзя для акробата, потому что громоздко, и т. д. Много этих "нельзя". Но и задач у циркового костюма не меньше: он должен помогать созданию образа, выгодно подчеркивать и продолжать движения артиста, отвечать жанру, должен быть празднично красив, современен, обязан выделяться из фона, а фоном может быть и публика, и ковер, и купол. Причем каждая новая цирковая программа выдвигает свои, только ей присущие требования.

Художник в цирке является таким же соавтором спектакля, как и режиссер-постановщик. Есть целая плеяда художников, посвятивших свое творчество цирку. На счету каждого из них — десятки представлений, сотни цирковых костюмов для номеров всех жанров.

Ну, а мода, как все же она влияет на цирк? Есть художники, которые прикладывают ее к создаваемому костюму,—мол, без нее нельзя. Если носят короткое, то костюм укорачивается, если длинное, то удлиняется, если модна шнуровка и бахрома, то можно ввести и их. Модный элемент, и все. Однако слепое следование моде приводит к определенным издержкам, а иногда и нелепостям. Предположим, мода предлагает низкое декольте. И вот уже гимнастка появляется на арене в очень открытом костюме, сплошь залитом блестками, а на ногах у нее... «борцовки» — того требует трюк, а, как известно, трюк в цирке — главное. И если здесь борцовки необходимы, тогда и костюм должен быть спортивным, чтобы обувь вписалась в него. 8едь мода предлагает различные виды одежды, и в ее арсенале всегда можно найти то, что органично для костюма к данному номеру. Тут уж дело знаний и вкуса художника.

Органичное чувство моды — что это?

Наверно, талант. Использовать моду и соблюсти чувство меры и чувство стиля — большое искусство. На рождение новых решений влияет все: национальные костюмы, люминесцентные огни большого города, форма хоккеистов и одежда космонавтов, полотна мастеров живописи, архитектурные ансамбли старых городов и интерьеры современных зданий, темпы повседневной жизни и ритмы современной музыки.

Жизненные впечатления преображаются в искусстве, в том числе в искусстве оформления. Конечно, художники-модельеры работают в домах моделей. Однако многим художникам цирка присуще это самое органичное чувство моды. Расскажем лишь о двух из них.

Анель Алексеевна Судакевич работает в цирке более четверти века. Позади несколько десятков оформленных цирковых представлений. Созданные ею костюмы вошли в историю цирка. Например, костюмы к представлению «Цирк на льду». Или знаменитый костюм Олега Попова с такой знакомой всем клетчатой кепкой и бархатным пиджачком.

Более двадцати лет оформляет А. Судакевич аттракцион Кио, сначала Эмиля Теодоровича, теперь Игоря Кио и Эмиля Кио. Эскизы к этим аттракционам — своеобразная летопись и цирка и моды. Вот последние, датированные 1972 и 1973 годами. Сколько в них изящества, элегантности, выдумки. Но вглядитесь в эскизы костюмов: они рассказывают о творческой стороне номера, о цирковом трюке, заключенном в нем. Вполне можно сказать: здесь царит дух моды, обновляющий цирковой костюм.

Вот эскиз эффектного брючного ансамбля для И. Ольховиковой — она выходит в нем на трюк «распиливание». И пусть в это время весело сыплют шутками клоуны и пусть всемогущий Кио легко иронизирует над старинным фокусом, но все же в трюке этом обязательно должен присутствовать элемент таинственности. Не случайно поэтому для костюма ассистентки выбран пурпурный цвет. Ведь многочисленные оттенки красного способны создавать различное настроение. Здесь он навевает ощущение чего-то рокового, неизбежного. Художница умело воплощает в костюме все. что несет мода сегодняшнего дня. Расклешенные брюки, пояс вверх мысом. Веяние моды? Да. Но посмотрите, как этот Элемент важен для трюка — ведь это именно та линия, по которой как бы проходит пила. Лиф костюма заканчивается треугольным вырезом. Данный костюм как бы обостряет настроение обреченности, которое все же должно сопутствовать фокусу, пришедшему к ном из средневековых мистерий.

А. Судакевич известна как актриса кино, как художница циркового и театрального костюма. Но однажды ей пришлось выступить в необычной для нее роли. В Московском текстильном институте есть факультет, готовящий художников-модельеров бытовой одежды. Несколько лет назад произошел случай, нарушивший традицию: одна из выпускниц факультета защищала диплом по цирковому костюму. Оппонентом на защиту было приглашено А. Судакевич. Диплом же принадлежал М. Зайцевой. Теперь Зайцева — признанная художнице цирка. Она оформила тематическую программу «Русские самоцветы» в новом московском цирке. Наверно, каждый художник мечтает о тематической программе, она дает простор творчеству. Оформление может стать связующей нитью, которая соберет отдельные номера программы в единый спектакль. Так получилось с «Русскими самоцветами».

Стремительно и весело раскручивается цирковая карусель, словно кто-то поворачивает к солнцу кристалл и он
светится радужными красками. Костюмы Зайцевой усилили звонкую жизнеутверждающую ноту этого романтического, мажорного спектакля. В них выражено чувство восхищения и восторга художницы перед богатством русского национального костюма, перед праздником его красок.

Костюмы Зайцевой глубоко национальны и в то же время современны. Особо тонкое чувство проявила художница а отборе художественного материала. Бралось только то, что находило тончайшие параллели с современностью, то. что смотрелось сегодня. На одних из участников представления — русские лапти со шнуровкой до икры. Но даже они избежали участи музейного экспоната. Привносилось из моды только то, что органически вливалось а русский костюм. Все, на что смотришь, все модное и все русское, все неродное. И черные расклешенные брюки в роспись к танцу «Высшая школа», что исполнялся перед номером Виктора Эдера. И набивная в цветочек рубашка эквилибристе Жадина и юбки с купонно расположенным рисунком у "модных жен" из клоунады «Царевна-лягушка». Неистощимо фантазия художницы. Для исполнителей танцевально-акробатических миниатюр на роликах Дубовицких она создает трансформирующиеся костюмы. Заменяются лишь отдельные детали. Вместо длинной расписной цыганской шали с бахромой надевается русский платочек, и возникает другой зрительный образ, соответствующий новому характеру танца.

Малиновые, зеленые, черные, красные тона в их исконно русских, контрастных сочетаниях преобладают в цветовой гамме костюмов «Русских самоцветов». Блесток мало, совсем мало. А ведь кок в цирке любят блестки, вводят их туда, где зачастую можно обойтись и без них.

Возможнее в старых зданиях с их небольшими размерами, с лепными колоннами, с ложами, обитыми малиновым бархатом, все эти блестки и мишура являлись неотъемлемой частью циркового празднества. Ноши новые цирки, их грандиозные амфитеатры, в оформлении которых преобладает сталь и стекло, требуют, несомненно, соответствующего цветового решения костюмов.

Вспоминаю парад программы нового московского цирка «Сегодня в цирке фестиваль». Среди его участников появлялась воздушная гимнастка из Польши Г. Лещненска, затянутая в красный комбинезон. Черные сапоги-краги и черный пояс дополняли костюм. Два ярких контрастных цвета, вот и все. Но костюм притягивал все взгляды. Цвет всегда был эмоциональнейшим элементом одежды.

В 1913 году гастроли балетной труппы Дягилева в Париже, красочные костюмы художника Бакста к «Шехеразада» взорвали существовавшую тогда моду. Алые, лиловые, лимонно-желтые, зеленые тона, спустившиеся с русской балетной сцены на французскую землю, повлекли за собой изменение не только в цвете, но и в силуэте мировой моды. Не только мода влияет на театральный костюм, но и театральный костюм влияет на моду. Таких примеров можно вспомнить немало.

Нам же остается лишь сказать: чем современнее, красочнее цирковые костюмы и чем точнее отвечают они требованиям каждого номера, тем больше выигрывает от этого яркое искусство цирка и, конечно, мы с вами, дорогой зритель.

Б. СЕРЕБРЕННИКОВА

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100