В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Вторая линия судьбы Валентина Дикуля

Валентин ДикульЮрий Никулин, Олег Попов, Ирина Бугримова. По пальцам можно пересчитать артистов цирка, которых знает вся страна. Валентина Дикуля — знает.

ОТ ЦИРКА ДО КИНО

 

Силовой жонглeр Валентин Дикуль каждый вечер вы хо­дит на манеж. B последние годы он стал "гвоздем" цирковых программ и нередко люди идут в цирк  на Дикуля». Для него Не существует «трудных» зрителей — любую аудиторию покоряют его сила и актерское обаяние.

Итак, доведенный до совершенства великолепный цирковой номер, огромная популярность, горячий прием в цирках мире, восторженная пресса. Казалось, этим можно и ограничиться, заниматься своим делом и почивать на лаврах. Но яркая, са­мoбытная натура Дикуля проявляется и находит признание не только в цирке.

Недавно миллионы людей c большим интересом посмот­рели фильм o Валентине Дикуле «Пирaмида». Это первая советская документальная лента, удостоенная в 1985 году золотой медали на Международном .кинофестивале в Москве. за короткий срок ее уже закупили для проката более двадцати стран. А мериканская академия киноискусства прислала при­глашение для участия «Пирамиды» в конкурсе на премию Оскара.

Огромный успех картины объясняется тем, что на вопрос, волнующий каждого зрителя, она дает простой и ясный ответ: Вот что может человек, если очень этого хочет! B самом деле, из безнадежно больного калеки, обреченного на пожизнен­ную неподвижность, Валентин Иванович Дикуль своим трудом, упорством и почти фанатичной Верой в возможность невоз­можного сумел сделать себя здоровым человеком. И не просто здорoвым — силачом номер один. Но это лишь одна линия удивительной судьбы Дикуля, o которой многим известно; фильм раскрывает не менее удивительную другую, o которой знают пока немногие. O ней мы и хотим рассказать.

ВСЕМ, КОМУ НУЖНА ПОМОЩЬ.

Желание, точнее, потребность помогать людям для Дикуля так же естественна, как ходить или дышать. Происходит она от щедрости души и от того, что по природе своей он педагог. С самого детства он стремился передавать окружающим все, что умел сам. Будучи мальчишкой, «руководил» тренировками сверстников, позже возглавлял самодеятельный цирковой коллектив.

Когда же в 1962 году случилась беда, Дикулю пришлось на время сосредоточиться на себе. Но он не был бы самим собой, если бы буквально сразу, как только добился первых успехов в улучшении своего состояния, не начал помогать дру­гим. Лежа в больнице, он, инвалид первой группы, стал заниматься восстaновительными упражнениями с соседями по па­лате, передавать свой, тогда еще небольшой, опыт всем, кто в нем нуждался. Таким образом «товарищи по несчастью» и стали фактически его пeрвыми пациентами.

C тех пор минуло почти четверть века. Все эти годы Дикуль много читал, думал, советовался со специалистами, проверял добытыe знания на практике. Ни на один день не оставлял он мечты o том, чтобы облегчить страдания людей, попевших в такую же беду, как он сам. Сначала готовясь к возвращению в цирк, затем выступая в нем, переезжая из города в город, Валентин Иванович никогда не отказывал тем, кто обращался к нему за советом и помощью. A обращались к нему многие, и в первую очередь коллеги по работе: ведь манеж не пло­щадка для прогулок, здесь мелкие травмы не редкость, a бывают и крупные.

Дикуль охотно делился опытом, помогал, как мог, наблюдал результаты, искал спосoбы восстановления здоровья.

Так рос и его опыт, успешнее становилась помощь бoльным.

Разрозненные знания, приемы и метoды постепенно сложи­лись в систему восстановления движений, нарушенных при не­которых травмах и заболеваниях. Ее Валентин Ивaнович  ис­пользует в настоящее время.

Впрочем, были случаи, когда Дикуль помогал и без своей системы. Встречались, например, больные, которые после тя­желой травмы по нескольку лет не находили в себе сил, не решались встать c постели и смирились c участью инвaлидов.

Их, разумеется, привозили не консультацию в инвалидной коляске. Обследовав такого больного, Валентин Ивенович особыми приемами в прямом смысле слове заставлял его идти и тот, к удивлению родных и близких, уходил от него на своих  ногах. Но это, пожалуй, исключение. Обычно больные c тяжелыми травмами начинают активно двигаться и затем самостоятельно ходить после трех-шести месяцев, a порой и не скольких лет работы c Валентином Ивановичем по его системе. Но главное все же не в сроках.

Раньше больныe c глубоким травматическим поврежде­нием спииногг мозга, таким, например, как было y Дикуля, считались обычно обреченными на неподвижность. B лучшем случав они выполняли элементарные движения, проводя остаток жизни прикованными к койке в больнице или на руках близких. И этим, казалось бы, безнедежным больным Вален­тин Иванович возвращает возможность двигаться, работать, быть здоровыми и снова радоваться жизни.

Считается, чем более длительный срок от момента повреждения спинного мозга больной находится без движения, тем меньше шансов на успех восстановительной терапии.

Поэтому в так называемый «свежих» случаях, через три—пять месяцев после тревмы, есть еще надежда на выздоровление. Если же проходит два-три, а тем болев пять лет — ее почти не остается. Но в практике Дикуля немало случаев, когда он «ставил на ноги» людей и после пяти лет. Своеобразный ре­корд установила больная, которая после шести месяцев занятий по системе Валентина Ивановича стала нормально двигать­ся. Эта женщина до начала занятий не ходила десять лет!. Особый раздел деятельности Дикуля относится к детям c наследственны ми нервно-мышечными заболеваниями. Смотревшие фильм «Пирамида» помнят, как бережно и  терпеливо Валентин Иванович обращается со своим маленьким пациентом Максимкой и какой верой и преданностью платит ему маль­чик за заботу, Подобных пациентов y Дикуля много. Не вда­ваясь в тонкости диагнозов, установленных специалистами, скажем только, что раньше дети c такими заболеваниями редко доживали до двенадцати-четырнадцати лет. Они погибали от неуклонно нараставшей мышечной слабости и сопутствующих болезней.

Работа Дикуля поколебала устоявшиеся в медицине взгля­ды на этик больных как на безнадежных. После тренировок по специально разработанной программе y Максимки стала нарастать сила мышц, расширился объем движений, он уже сделал первые шаги. Аналогичные сдвиги произошли и y дру­гих детей, c которыми занимается Валентин Иванович.

Всего же Дикуль, a также работающие по его системе и под его руководством методисты восстановили движение почти y восьмисот пятидесяти больных, взрослых и детей c различными травмами и заболеваниями.

СИСТЕМА ДИКУЛЯ

Приведенные результаты, тем более полученные одним человеком, и не медиком, кажутся чудом. Однако оно имеет  реальное объяснение: успехи связаны c применением разра­ботанной Дикулем систeмы восстановления. Но, знакомясь c системой, мы сталкиваемся еще c одним чудом: проделанная для ее создания работа столь велика, что сделала бы честь крупной научной лаборатории, Заметим при этом, что и создание систeмы и фактическое восстановление больных не яв­ляются для Валентина Ивановича основной работой.

Итак, системе. Она состоит из двух частей: диагностической и собственно восстановительной. Сначала Дикуль выясняeт, что c больным. Для этого он знакомится c лабораторными исследованиями, медицинским заключением, врачебными реко­мендациями и предлагает своему пациенту выполнить разра­ботанные им пятьдесят восемь тестовых упражнений. По ре­зультатам выполнения этих упражнений y Валентина Ивановича складывается впечатление o том, какое имеется поражение и каково состояние больного.

Закончив диагностическую часть и получив представление о больном, Дикуль составляет для него программу занятий, при помощи которой можно восстановить нарушeнные движения. B нее входит набор специальных, теперь уже восстановительных, упражнений из огромного арсенала Валентина Ивановича, в котором их свыше шестисот. Разумеется, количество повторов каждого упражнения, интервалы отдыха, величина отягощений и другие параметры подбираются индивидуально. Набор упражнений меняется по мере улучшения состояния пациента, но принцип смены упражнений всегда остается неизменным.

Сначала укрепляются здоровые мышцы, создавая тем са­мым прочный мышечный корсет. Затем постепенно в работу вовлекаются мышцы c ослабленной иннервацией, парализованные. Для них на первых порах создается наиболее щадящий режим работы — так называемое состояние «невесомости», которое достигается 6локовой системой противовесов. B этом состоянии мышцы отвечают сокращением даже на очень сла­бые импульсы поврежденных нервов или спинного мозга. По мере улучшения состояния мышц облегчающий режим работы постепенно сменяется магрузочны м, тренирующим мышцы, увеличивающим их силу и двигательные возможности.

Важным дополнением системы Дикуля служит электростимуляция мышц, которую он, по согласованию c лечащим врачом, включает в индивидуальные программы. Сама процеду­ра электростимуляции выполняется специалистами в лечебных учреждениях. Практика показала, что злектростимуляция парализованных мышц активизирует в них обменныe процессы, и, видимо, в ответ на раздражение афферентных (чувстви­тельных) нервов улучшается трофика мышц и усиливается импульсация от спинного мозга. Не исключено также, что импульсы проходят к парализованным мышцам обходным путем, через здоровые мышцы. Таким образом, при определенных режимах работы и последовательности использования, кото­рые предлагает Валентин Иванович, электростимуляция может значительно ускорять восстановление силы мышц, a также объема движений.

Особо следует сказать об остроумных приспособлениях, сконструированных и изготовленных Дикулем для ходьбы. Это простые, легкие, удобные в обращении аппараты, Весящие сто пятьдесят-двести грамм. При желании каждый может сделать их самостоятельно. Они надеваются на ноги и вскоре после начала занятий позволяют сделать первые шаги даже тяже­лым больным.

Haконец, на всех этапах работы c больными Валентин Иванович придает огромное значение психотерепии.

— Представьте, вел человек активный образ жизни, и вдруг тяжелая травма, он прикован к постели,— говорит Ди­куль.— Первые попытки двигаться безрезультатны, да еще род­ные и знакомые смотрят ма него как на обреченного, сочувствуют. У человека возникает паника, опускаются руки, он фактически отказывается от борьбы, считая, что «все равно ни­чего не получится». Значит, очень важно дать больному веру в  себя, чтобы, не отчаиваясь при неудачах, он упорно, изо дня в день сам боролся за свое здоровье.

ВСТРЕЧИ И МНЕНИЯ

Рассказывая в печати о новаторах — a Дикуль, бесспорно, новатор,— обычно сообщается о трудностях и непонимании, которые им пришлось преодолеть, чтобы завоевать наконец признание. B случае c Валентином Ивановичем все было Не так. Специaлисты ведущих медицинских учреждений страны проявили к его работе живейший интерес и внимание. После беседы c профессорско-преподавательским составом военно медицинской академии имени C. M. Кирова в Ленинграде и демонстрации системы восстановления на больных ему официально предложили (оставив цирк) место в штате одной из клиник.

На встрече c коллективом Центрального института травматологии и ортопедии (ЦИТО) в Москве, где присутствова­ли такие известные ученые, как профессора З. C. Миронова, И. A. Мовшович, Г. M. Тер-Егиазаров, Ю. Г. Шапошников, и другие, Дикуль подробно рассказал о своей системе, ответил на многочисленные вопросы. Собравшиеся устроили ему овацию.

Интерес к работе Дикуля в различных медицинских уч­реждениях огромен. B какой бы город он ни приехал c цирком, его приглашают выступить в поликлиниках, больницах, институтах, рассказать о системе, поделиться опытом.  B память об этих встречах y него хранятся фотографии. Валентин Иванович протягивает мне туго набитый пакет и, пока я рас­сматриваю, поясняет:

—     Больница в Киеве... диспансер в Харькове... институт в   Одессе... На одной из фотографий я вижу Дикуля в окружении людей, лица которых удивительно знакомы: береговой, Леонов...

—     Это встреча c космонавтами и Медицинским персона­лом «Звездного»,— говорит Валентин Иванович — Меня при­глашали туда несколько раз, подробно знакомились c систе­мой. Хотят использовать ее для восстановления мышечной силы космонавтов.

Наряду c предполагаемым широким внедрением системы ее эффективность уже проверяется на больных в ведущих медицинских учреждениях страны. И в первую очередь во Всесоюзном центре спинно-мозговой травмы научно-исследовательского института нейрохирургии имени академика Н. H. Бурденко.

Мне показали в клинике строящийся стенд, состоящий из четырех блоковых систем, где уже в ближайшее время под руководством методистов смогут одновременно заниматься по системе Дикуля несколько больных.

Системой Дикуля пользуются не только травматологи. Ее действие изучают также в клинике нервных болезней 1-го Московского медицинского института. Здесь под контролем специалистов находятся дети c наследственными нервно-мышечными заболеваниями, которые регулярно занимаются c Дикулем.

—     Что дают эти занятия? — обратился я к врачу Медикогенетического отделения клиники И. A. Нарычевой.

—     B нарастании силы мышц, улучшении их функции и совершенствовании двигательных навыков удается достичь результатов, которых в настоящее время мы не можем добиться другими методами лечебного воздействия,— ответила она.

—     Первые результаты о6надеживают,— поддержал мнение Ирины Александровны профессор M. A. Ронкин.- Занятия по системе Дикуля позволяют компенсировать мышечные дефек­ты, реализовать скрытые возможности организма. Полагаю, что помощь детям c наследственными нервно-мышечными забо­леваниями — не менее обширная область применения системы, чем травматология.

Таково мнение и отношение к работе Дикуля самых авторитетных экспертов в вопросах медицины — врачей. Но не меньший интерес и, пожалуй, еще большее восхищение вызывают успехи Дикуля в помощи больным y инженеров и учи­телей, ученых и писателей. Они собрались на встречу c ар­тистом в конференц-зале всемирно известной Всесоюзной биб­лиотеки имени Ленина. Валентин Иванович ответил на десятки вопросов, рассказал o себе, o своей системе.

Каждый ответ собравшиеся встречали овацией. Его долга не хотели отпускать. Воистину работа Дикуля получает всеоб­щее признание, возможно, превосходящее его славу как си­лового жонглера.

ТАКОЙ ОН ЧЕЛОВЕК

У него руки мастерового, a голова изобретателя, иссле­дователя, творца. Он относится к той счастливой категории людей, которые за что ни берутся — все приходит в движе­ние и все-то y них получается. Он умеет делать окружающих единомышленниками, заряжает своей энергией, c ним хочет­ся идти в ногу.

—     Как Валентин столько успевает, где для всего находит время? — спросил я y его жены Людмилы, тоже артистки цирка.

—     С утра до вечера без выходных он в цирке. Y него постоянно в гримировочной люди, и он помогает всем желающим. Если уезжает иа час-другой, то предупреждает вахтера, и всегда известно, когда он снова будет. K нему ведь едут отовсюду, особенно артисты цирка. Недавно консультировал воздушную гимнастку из Монголии, скоро должна приехать артистка из Бразилии. Трудно даже перечислить всех, кому нужна его помощь.

Слушаю ее и думаю: «У него ведь еще ежедневно ре­петиции и каждый вечер выступления на манеже».

—     A в гостинице,— продолжает Люда,— c десяти-один­надцати ночи непрерывно звонит телефон. И он c каждым терпеливо разговаривает, расспрашивает, дает советы, просит приехать или обещает навестить сам. Откуда y него силы бе­рутся — не представляю.

—     A как c письмами?

—     Каждый день получаем пачку, за десять тысяч перева­лило. Валентин к письмам очень внимателен, ни одно не оставляет без ответа: ведь за ними чье-то горе и от него ждут помощи. Он диктует я печатаю на машинке. К сожалению, нe всегда успеваем отвечать сразу, слишком уж их много.

Увидеть Дикуля бeз дела невозможно. Поэтому говорить c ним приходится урывкaми: во время репетиций, по дороге в гостиницу или в цирк, между телефонными разговорами или диктовкой писем, в лучшем Случае за едой. беседуя c ним о больных, забываешь, что он не врач — так широка и разносторонне eгo медицинская эрудиция. Да только ли меди­цинская?! Не сомневаюсь, что со спортивными тренерами, психологами или учителями он будет говорить на их языке.

Замечаю на письменном столе большую стопу книг c аккyратными закладками; на подоконнике, в шкафу — тоже книги и журналы.

Это последние приобретения,— перехватывает мой взгляд Дикуль. — Настоящая библиотека y меня дома, в Каунасе. Там все по разделам: медицина, педагогика, психология... В общем, несколько шкафов.

—  Как вы собираете свою библиотеку?

—  Все, что вижу интересного в магазинах, обязательно покупаю. Многое дарят друзья. Если книгу купить Невозмож­но, заказываю ксерокопию. Если узнаю об интересной статье или книге на иностранном языке, прошу сделать перевод и храню в машинописном виде. В общем, стараюсь следить за достижениями науки. Вот только времени на чтение маловато.

—     Что для вас главное,— спрашиваю я,— цирк или по­мощь людям? И не возникала ли мысль полностью сосредо­точиться на больных, тем более что на этом поприще вы достигли знaчительных успехов.

—     Любовь к цирку и мечту o нем я пронес через всю жизнь н расстаться с ним не могу. Что же касается работы c бoльными... Когда я заболел, друзья сначала часто навещали меня, потом все реже и реже. Они уходили, я оставался один, a выкарабкиваться было нужно. Попросил выделить комнату, стал заниматься c детьми, создал родительский комитет. Бу­дучи еще не в состоянии встать c инвалидной коляски, помо­гал детям, а родители помогали мне. Так удалось выбраться из безнадежной ситуации, Стать здоровым. Но, познав все тяготы и переживания больного на себе, теперь не могу про­ходить мимо чужой боли, чужого горя — всегда, всеми Си­лами стараюсь помочи. Поэтому главное для меня, конечно, цирк, но и, конечно, помощь людям — я ее выстрадал.

Мне не раз доводилось присутствовать при работе Дикуля c больными. Наблюдать за его работой — большое удовольст­вие. Трудится он красиво, я бы сказал, вдохновенно и при этом всегда чуть-чуть улыбаетcя. Кажется, уже от одной этом улыбки больному становится легче и прибавляется уверенность, что все будет хорошо.

—     Не слишком ли тяжело на протяжении многих лет нести такую колоссальную нагрузку? — обратился я к Валентину Ивановичу.— Наверное, вы очень устаете?

—     Я счастлив, что мне пишут, звонят, приходят за по­мощью,— ответил он.— Я счастлив, что могу помогать, могу быть полезен людям.

Цирковой Номер Дикуля называется «Пирамида». «Пирдамида» в переводе c греческого означает «огонь, пылающий внутри». Именно эти слова можно сказать и o самом Вален­тине Ивановиче, они выражают самую его суть.


M. ЗАЛЕССКИЙ

Журнал Советская эстрада и цирк. Апрель 1986 г.

оставить комментарий

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100