Второе дыхание Людмилы Котовой - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Второе дыхание Людмилы Котовой

Второе дыхание Людмилы КотовойДрессированные собаки всегда занимали достойное место на манеже. Еще цирк был преимущественно конным, многие жанры вообще не существовали, а ученые пудели, болонки и шпицы уже оглашали звонким лаем арену, появляясь перед зрителями, в основном, как партнеры клоунов.

Ныне тем более ни одна цирковая программа, в особенности детская, не обходится без этих славных, симпатичных, умных животных. Но спрос на номера с дрессированными собачками породил и некоторые существенные недостатки в этом жанре.

Советский цирк знает отличные образцы собачьей дрессуры. Взять хотя бы достижения Виктории Ольховиковой, которая была создательницей новых трюков, прочно вошедших в цирковой репертуар. Знаменитыми стали Клякса — Карандаша и Манюня — Вяткина. Эти забавные собачки настолько популярны, что даже запечатлены вместе со своими хозяевами в фарфоровых статуэтках. Интересна игровая сценка Александра Попова «На приеме у доктора Айболита», продолжившая творческую линию ветерана циркового искусства Николая Андреевича Ермакова, в свое время поставившего с участием собак веселую «Школу». Хорошо принимают зрители номера Антонины Польди, Энгелины Рогальской и некоторых других.

Но наряду с этим существует целый ряд выступлений с собаками безликих, серых, невыразительных, скроенных по одному образцу. Меняются в лучшем случае породы животных, а содержание работы с ними остается трафаретным. Из номера в номер кочует, например, «Футбол» с неизменными падениями униформистов, стаскиванием штанов и прочими, рассчитанными на неприхотливый вкус, трюками. На отдельных выступлениях лежит печать старомодности. Современность, как ни странно, нисколько их не коснулась. Слащавые бантики, платьица, колясочки, увитые бумажными цветами, и иной игрушечнокукольный антураж, будто бы долженствующий приводить в умиление публику, сохраняются чуть ли не со времен Чинизелли.

На этом фоне выделяется появившийся недавно номер с дрессированными собаками заслуженной артистки РСФСР Людмилы Котовой. Он интересен тем, что в нем сделана попытка выйти из унылого однообразия, присущего многим работам с собаками, привнести в работу свежесть, оригинальность.

До сих пор мы знали Котову как мастера конного жанра. Вместе с Юрием Ермолаевым она немало сделала для развития и становления советского конного цирка. Высшая школа верховой езды, па-де-де, дрессировка «на свободе», «кабриолет», «жокей» — таков далеко не полный перечень видов и подвидов этого жанра, в которых выступала, причем с неизменным успехом, Котова. Демонстрируя искусство артистического перевоплощения, она представала на манеже то в виде озорного мальчишки-гамена, взяв за прообраз Петера из одноименного, когда-то весьма популярного фильма, то в виде изящной, нарядной дамы, черты которой были позаимствованы у героини другой не менее известной кинокартины — «Большого вальса» (этот номер получил название «Штраусианы»). Последняя совместная работа Л. Котовой и Ю. Ермолаева — конно-балетное ревю «Русская березка». Выступавшие в нем лошади были принаряжены. Вместо традиционных султанов из раскрашенных страусовых перьев на них были кокетливые капроновые платочки, из-под которых виднелись аккуратно подстриженные челки. Лошади танцевали, ходили в хороводе, а их «партнершей» по хореографическим сценкам являлась Людмила Котова.

Не станем делать секрета. Исполнилось пятьдесят лет со дня рождения, из них тридцать пять — на манеже. Однако еще в преддверии знаменательной даты она пришла к выводу, что надо менять амплуа. Но для этого всегда необходимо определенное мужество. У Котовой такое мужество оказалось. Только вот в каком жанре выступать теперь? Котовой повезло. Случилось так, что она повстречалась с дрессировщицей Александрой Якушевой, тетей Шурой, и та, уходя на заслуженный отдых, предложила ей своих собак. Котова не сразу согласилась взяться за работу с собаками. «Я, можно сказать, с детства имела дело с лошадьми, знала, как посадить и положить их на манеже, работала с зебрами, ламами, а вот самая обыкновенная собачонка была для меня загадкой. Придется начинать все с азов. Ну, что же, попробую!» Передача животных состоялась в Ростове. Тетя Шура была довольна. Она считала, что ее питомцы попали в надежные руки. И не ошиблась. Руки оказались не только надежными, но и талантливыми.

Что умели у Якушевой пудели, болонки и шпицы? Почти то же, что и большинство собак, выступающих на манеже цирка. Они ходили на задних лапах, прыгали в обруч и с подкидной доски, делали пируэты, чинно сидели на табуреточках. Но для Котовой этого было мало: уж коли взялась за работу с собаками, то надо, чтобы номер отличался своеобразием. И артистка создала совершенно новое произведение. Ей помогли в этом руководитель Харьковского филиала Всесоюзной дирекции по подготовке новых аттракционов и номеров Е. Зискинд, художница Н. Косарева.
На манеже устанавливается конструкция из латунных труЬок, покрытых позолотой. Это семь овальных рамок в причудливых завитушках. В рамках появляются семь пуделей. Белые собаки чередуются с черными. Стоя на задних лапах, замерев в неподвижности, они изображают старинные «портреты». Но вот то один «портрет» оживает, то другой. Собаки выскакивают из рамок, прыгают через барьерчики, которые и не барьерчики вовсе, а шандалы со свечами, качаются на качелях. Затем возвращаются на свои места, в «портретную галерею». Въезжает раззолоченный экипаж. Его сопровождают «мушкетеры» в плащах, «покачивая перьями на шляпах», как о том поется в песенке из телевизионного фильма. Под задорную мелодию мчится по манежу карета, а в ней сидит — ну, конечно же! — «миледи». Разумеется, и «миледи» и «мушкетеры» — собаки...

Обратившись к стилю «ретро», позаимствовав кое-что из романов А. Дюма, Котова создала номер, в котором присутствуют и своеобразная романтика и улыбка. Хотя никакого сквозного действия в нем нет, он тем не менее воспринимается, как единое целое. Таким его сделала стилизация. Она же придала ему нарядность, декоративность. В номере использована цветомузыка: эффектно «бегают» по окружности рамок с «портретами» разноцветные огоньки. Даже ярко-красное платье с широкой накидкой, в которое облачена дрессировщица, служит созданию красочного зрелища. К тому же есть в этом и некий подтекст: Котова в таком наряде играет как бы королеву (вспомним опять Дюма!). Отсюда и отсутствие в руках у дрессировщицы традиционного стека — дабы не разрушать иллюзию образа. Только один раз берет она палочку для того, чтобы собака в момент исполнения трюка могла опереться на нее передними лапами, — и тут же возвращает обратно. Руки дрессировщицы остаются свободными для выразительных жестов, для игры. Так Котова и в выступлении с пуделями и шпицами продолжает прежде всего быть артисткой.

Своей новой работой исполнительница доказала, что можно и нужно преодолевать трафарет в номерах с дрессированными собаками. Но, думается, что и для нее самой этот номер имеет принципиальное значение. Сменив амплуа, перейдя от дрессировки лошадей к дрессировке собак, овладев еще одним видом циркового искусства, Людмила Котова обрела дальнейшую уверенность в себе, в своих силах, то, что на языке спортсменов называется «вторым дыханием».

М. МЕДВЕДЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования