В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Введение

Из книги Ю.А. Дмитриева "Русский цирк"

Цирк любят. Каждый вечер его гостеприимные, ярко освещенные ярусы от верха до низа заполняются публикой. И тысячи непохожих друг на друга людей в одном вздохе передают свое волнение, когда наверху, под самым куполом, исполняют упражнения отважные гимнасты. Общий веселый смех раздается в ответ на удачную шутку клоунов. Это старинное народное искусство, насчитывающее много веков жизни, продолжает цвести неувядаемой юностью.

Цирк родился и формировался на площади. Когда-то прямо на земле раскладывали артисты свои нехитрые пожитки, а публика собиралась вокруг них тесным кольцом. И круг современной арены, посыпанный для мягкости опилками и украшенный ярким ковром, — прямое порождение старинной производственной площадки скоморохов.

В цирке артисты и зрители как бы сливаются воедино. Посмотрите, как часто   клоуны   обращаются   непосредственно в публику,   выискивая   в   ней   себе   партнеров   для  различных сценок.

На арене все, как на ладони, поэтому на ней можно только иметь, — высокое   мастерство  празднует  здесь  свою  победу. Вероятно,  существо циркового искусства лучше всего раскрыл А. М. Горький, когда   он   писал: «Вскоре я увлекся цирком; я бывал в нем и раньше, но теперь вдруг первое же представление приятно поразило меня. Все, что я видел на арене, слилось в некое  торжество, где ловкость и сила уверенно праздновали свою победу над опасностями для жизни» 1.

1  М.  Горький. Собр. соч., т. XIV, стр. 140

Цирковой артист по большей части оперирует своим телом, но так же как талантливый скульптор из куска камня или из Бесформенной глины может создать браз такого прекрасного Человека, что он века будет украшать землю, так и талантливый цирковой  артист   прекрасный  образ человека, вызывающего восхищение пропорциями своей фигуры, силой, ловкостью, смелостью и умением подчинить свое тело себе. Какое наслаждение наблюдать гимнастов, когда они, проделывая сложные упражнения, перелетают с трапеции на трапецию, как бы теряя весомость! Как восхищает ловкий акробат, убеждающий, что нет препятствий для сильного, ловкого и смелого человека!

А разве не доставляет удовольствия демонстрация му­жества укротителя, заставляющего выполнять свои прика­зания львов пли тигров, один вид которых невольно вызывает трепет?

«Цирк есть чрезвычайно правдивое... зрелище человеческой силы и ловкости» 1, — писал А. В. Луначарский, утверждая воспитательную сущность циркового искусства. Цирк — агитатор за ловкость, силу, смелость, умение преодолевать трудности, цирк — агитатор за прекрасного, гармонически развитого человека. «Конечно, совершенство человеческого организма, демонстрируемое цирком, как нам говорят, чисто физическое, но это не должно ни на минуту нас смущать... Нельзя сомне­ваться, что ловкость и сила большинства артистов цирка, дове­денная до предела, сопровождается также изумительного на­пряжения вниманием, увлекательной отвагой, чертами уже пси­хологическими и при этом чрезвычайно важными» 2.

Любит народ и клоунов — ловких и веселых, смело критикующих недостатки, нападающих на все косное, отсталое, что ме­шает людям жить.

Когда так думаешь о цирке, понимаешь, почему в дореволюционные годы приезд цирка в город был большим и радост­ным событием. В мещанскую атмосферу маленького города вносилась романтика, вера в прекрасного человека, радость жизни. «Не знаю, — писал А. М. Горький, — что именно дал мне цирк, кроме того, что в нем я увидел людей, которые кра­сиво рискуют жизнью ради удовольствия ближних, — но я ду­маю, что и этого достаточно» 3.

Пусть убогим был цирковой балаган, заплатанной его парусиновая крыша. Все это забывалось, когда начиналось представление    и   на    освещенной    керосиновыми    лампами-молниями арене артисты демонстрировали весь свой труд и весь талант.

1  А.  В.  Луначарский.   Статьи о театре и драматургии. Сборник, М.,  1938, стр. 170.
2  Там  же,   стр. 171.
3  М.   Горький.  Собр. соч., т. XIV, стр. 142.

Русский цирк, так же как и театр, как и все другие искус­ства, переживал перед Великой Октябрьской социалистической революцией глубокий творческий кризис. Да, цирковое искусство родилось на площади, но оно было использовано буржуа­зией в своих целях. Цирк в этот период приобрел черты грубого и   жестокого   зрелища,   потакающего   самым  низким   вкусам толпы. Цирковое искусство, по самому своему существу стремя­щееся к показу прекрасного, гармонически развитого человека, стало унижать человека. Так родилась бессмысленная, пошлая клоунада, построенная на пощечинах, палочных ударах, обсы­пании опилками и обливании водой. Так родились номера факи­ров, людей «каучук» и клишников, людей без рук, все делающих-ногами,  шпагоглотателей,  загоняющих  шпаги  по   самую   ру­коятку в свои пищеводы. Так создалась тенденция к нарочитому демонстрированию   опасности,   к   игре   на   нервах   публики, к утверждению, что жизнь человека ровно ничего не стоит. Так создался тот цирк, о котором А. М. Горький говорил, что он воспитывает в своих зрителях жестокость, грубые вкусы, неува­жение к исполнителю.

Вот почему советский цирк должен был не только продол­жать и развивать традиции подлинно народного циркового искусства, но и вести борьбу против цирка буржуазного.

В предлагаемой читателю книге автор не разбирает по­дробно всей истории русского дореволюционного цирка, он ставит себе гораздо более скромную задачу — показать передовые народные тенденции цирка, рассказать о его лучших, наиболее талантливых мастерах и той борьбе, которую им при­шлось вести против пошлого буржуазного искусства. Поэтому центральное место в книжке занимают очерки о выдающихся мастерах клоунады и прежде всего об А. Л. Дурове, В. Л. Ду­рове, В. Е. Лазаренко и их последователях. Именно в области клоунады русский цирк с особенной силой раскрыл демокра­тические качества своего искусства.

Лучшие  русские  клоуны,   продолжая   народные  традиции скоморохов, все  чаще прибегали к сатире,   нападая   на полицейско-самодержавное  государство и господствующие  классы. Именно в России, где буржуазно-дворянское общество делало все, чтобы преградить народу  дорогу  в театр,   не давать  ему полноценной литературы, заменяя ее блюхерами и милордами глупыми, велико было значение сатирической клоунады, именно здесь она получила  развитие. Но сатирическая клоунада  по­требовала слова, как важнейшего своего компонента. Словес­ная шутка, сопровождающаяся цирковой игрой, дрессировкой, акробатикой, гимнастикой, стала основой клоунских выступлений. Это находило свое выражение в практике лучших клоунов.

В течение XVIII и особенно XIX — начала XX веков в Рос­сию часто приезжали  иностранные  гастролеры,  находящиеся под особым покровительством буржуазно-дворянской публики. Конечно, среди приезжающих были и талантливые, известные артисты,  но  в данной  книге  автор  не  считает необходимым останавливаться на их характеристиках.  Гораздо больше его интересуют русские цирковые артисты, ибо основу цирка в России закладывали именно они. Русских артистов было несоизме­римо больше количественно, они выступали не только в круп­нейших столичных цирках, но и в маленьких ярмарочных бала­ганах. Но главное заключалось в том, что мастерство русских наездников, акробатов, жонглеров, дрессировщиков часто до­стигало такого уровня, что они легко побеждали прославлен­ных иностранных мастеров. Вот почему автор счел своим дол­гом рассказать  на  страницах этой книги  о творческом  пути таких известных в свое время, а сейчас, к сожалению, почти забытых артистов, как акробаты Сосин и Винкины, наездники Сычев и сестры Гамсахурдия, дрессировщики Крутиков и Панкратов и многие другие. Труден был путь этих артистов, но они высоко держали знамя русского циркового искусства. И сегодня советский цирк с уважением и гордостью должен назвать среди своих предшественников эти славные имена.

Цирковые артисты выступали не только в стационарах, но и в балаганах, а иногда и просто на улицах и площадях. Вот почему автор останавливает внимание читателей на народных гуляниях, где очень часто бытовал цирк в его разных формах. Без описания этих гуляний рассказ о русском цирке окажется далеко не полным.

Русские цирковые артисты находились в тяжелейших быто­вых условиях. Едва ли какие-нибудь другие художники испы­тывали такую жестокую и беспощадную эксплуатацию, какой подвергались они. Сейчас тяжело читать документы, рассказывающие о тех издевательствах, каким подвергались деятели цирка. Артисты русского цирка вели борьбу против кулаков-антрепренеров за улучшение своего экономического и правового положения и, в конечном итоге, за лучшие традиции русского циркового искусства.

Но было бы решительно неверным, останавливаясь на мно­гих больших достижениях русского цирка, не показать его дру­гой стороны, не показать того, что в условиях буржуазной действительности цирк переживал все более жестокий творческий кризис, что с его арен убирали подлинно сатирическую клоунаду, заменяя ее клоунской пошлятиной, что вместо номеров, демонстрирующих силу, ловкость, смелость, часто показывались номера,  унижающие  человека,  рассчитанные на  грубейшие   вкусы.   Нельзя   забывать,   что   артисты   цирка,   как представители народного искусства, сознательно держались в темноте. Ни одна область художественного творчества не знает такого громадного  количества  просто  неграмотных  деятелей, как цирк, а известно, что невежество и темнота — самые плохие союзники в борьбе за новое, за передовое. Не давая действительно объективного состояния развития циркового искусства и, в частности, не подчеркнув того, что в последнее десятилетие перед   Великой   Октябрьской   социалистической   революцией цирки, как и все буржуазное искусство, переживали жестокий, идейно-творческий  кризис,   нельзя   будет  будущему историку советского цирка показать значение проводимой перестройки циркового искусства,   осуществляемой   по   прямой   директиве В. И. Ленина. Известно, что 26 августа 1919 года Совет Народных Комиссаров издал декрет, в котором говорилось: «Цирки, кик предприятия, с одной стороны, демократические по посе­щающей их публике и особенно нуждающиеся в очищении от нездоровых элементов и в художественном очищении их про­грамм;   администрируются   наравне   с   неавтономными   театрами» 1.

1 «Вестник театра», 1919, № 33, стр. 2.

Вот почему, говоря о дореволюционном цирке, мы должны вспомнить не только значительные, передовые явления в жизни циркового искусства, но и рассказать о том реакционном направлении, с которым боролись лучшие представители русского цирка. Учение В. И. Ленина о двух культурах внутри каждой национальной культуры имеет прямое отношение и к области циркового искусства. При этом естественно, что главное внимание должно быть обращено на то передовое, что создавалось в области циркового искусства, на то, что использовалось и используется как положительные традиции в строительстве советского цирка. Именно этими принципами руководствовался автор данной книги.

Советский цирк, завоевывающий все больший успех у зрителей, создавался не на пустом месте, он, бесспорно, многое заимствовал — конечно, критически перерабатывая, — у мастеров дореволюционного цирка.

Но все же история и теория цирка изучены недостаточно, опыт ведущих мастеров циркового искусства еще мало разработан. Русскому цирку есть чем гордиться — его арены укравеликолепные мастера, как Анатолий и Владимир Дуровы, Виталий Лазаренко, Иван Радунский, Иосиф Сосин, Николай Сычев, братья Винкины и многие другие.

И если эта книга напомнит современным цирковым артистам и любителям цирка О талантливых мастерах цирка прошлого, об их жизни, искусстве и о борьбе за свое искусство, если она помо­жет освоить накопленный опыт, то автор будет вполне удовлет­ворен.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

стол - поднос eichholtz 100814 osborn;международный союз парусных школ