В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Выпуск ГУЦЭИ 1968

Каждый выпуск юных артистов цирка — событие не толь­ко для них, но и для профессионалов старших поколений. Ведь здесь, в училище, впервые, хоть порой еще неуве­ренно, показываются те новорожденные номера, что впослед­ствии станут украшением нашего манежа.

Здесь мы впервые видели «Галактику» с тройным сальто Н. Сухова и В. Ракчеева, а в предыдущие годы — О. Попова, В. Волжанского, Л. Енгибарова, Н. Логачеву, Г. Маковского и Г. Ротмана и многих других, кто составляет ныне славу и гордость совет­ского цирка. И в этом году на выпускном экзамене уже при входе в переполненный уютный зал училища сразу ощущалась осо­бенная, неповторимая атмосфера напряженного и радостного ожидания. Начинается представление, и даже не очень эф­фектные внешне, но трудные трюки встречают аплодисмен­тами. Еще бы! Ведь в зале — подлинные знатоки. Здесь И. Бугримова, весь коллектив Волжанских и другие участ­ники программ московских цирков. Пришли сюда и старей­шие артисты — мастера, давно уже не выступающие на манеже, но глубоко заинтересованные в судьбах искусства.

Три поколения артистов встретились здесь. И оттого так трогательна эта встреча, что зрители, стремясь ободрить, поддержать исполнителей, волнуются, кажется, не меньше, чем сами дебютанты. В программе есть интересно задуманные номера, подкупающие именно своей новизной. Думается, эта сторона дела имеет особенно большое значение в каждом выпуске учи­лища: отсюда в первую очередь наносится удар по нудному однообразию ремесленных выступлений, похожих друг на друга как две капли воды, — их, к сожалению, еще немало на цирковом сконвейере».

Им с успехом противостоят такие работы, как поставлен­ный Ю. Мандычем оригинальный гимнастический дуэт, исполняемый на двух трапециях, по ходу номера взвиваю­щихся под купол со смелыми, одаренными исполнительни­цами Г. Серовой и И. Крыленко. Стильность необычного оформления обеспечивает успех жонглеру Ф. Вобликову, выходящему в старинном русском костюме с дымящимся самоваром на голове. Он жонглирует расписанными блюдами, тарелками, чайниками и чашками. Исполнителю пока не хватает энергичного темпа и той лег­кости, задора, которыми отличается пара жонглеров — Л. Петрова и А. Бунин, работающие с восемью булавами, но новизна замысла и оформления выручает юного артиста.

Своеобразно буффонадное музыкальное трио — Р. Коно­валов, В. Фишман и В. Шомаров. Поставленные А. Крюко­вым и В. Зерновым две иронические миниатюры позволили развернуться музыкальности и пластической выразительно­сти способных молодых артистов, создавших очень совре­менные пародийные образы, по-настоящему смешные. И пусть их репертуар пока еще оставляет желать лучшего — вероятно, им и самим неясно, что они хотят сказать своими «Забавами на гусином озере», — но удачно найденные штри­хи собственной манеры исполнения, далекой от затрепан­ного стандарта музыкальных эксцентриков, позволяют предвидеть большой и интересный творческий путь.

Атмосфера веселого сельского праздника возникает на манеже с темпераментным выходом выпускников-болгар Н. Дойнова, В. Бойчева и Б. Дерменджиева вместе с братья­ми Пановыми. В номере, интересно поставленном Н. Денисо­вым, органично сочетаются народные танцы и акробатика. Аппарат, часть которого напоминает деревенские качели, позволяет исполнителям делать сальто с приходом в руки партнера. Они исполняют сложные и оригинальные вари­анты: полтора сальто с допинга в руки ловитора, двойное сальто из рук ловитора на землю и другие. И все это весело, живо, легко, с увлечением. Прекрасный этот номер украша­ет и колоритный персонаж — комик-пастух.

Вообще комических выступлений в программе много, и это хорошо. Номер акробатов-эксцентриков, тех же братьев Пановых, поставлен Ф. Хвощевским в традициях этого жанра. Многочисленные и разнообразные трюки мотивиро­ваны необходимостью ввинтить электрическую лампочку в патрон, висящий под абажуром на большой высоте.

А. Тряпицын обладает достоинством, незаменимым для коверного: он обаятельно смешон, не прибегая ни к каким особым ухищрениям ни в костюме и гриме, ни в игре; к то­му же он по-настоящему владеет эквилибристикой. Из чис­ла реприз, не всегда позволяющих продемонстрировать по­ложительные качества исполнителя, наиболее удачными были танец на «вольностоящей» лопате и пародия на сило­вой номер с отличным комическим обыгрыванием кирпи­чей и точно выполненным эквилибристическим трюком. Артист еще очень молод. У него есть все данные для того, чтобы с течением времени стать достойным представите­лем своей заслуженной цирковой семьи.

Появление Б. Вяткина, исполняющего силовой номер, изумляет с первого же мгновения. Не случайно он прини­мает одну за другой позы классических античных скуль­птур — то Геракла Фарнезского, то дискобола, то Лаокоона, то Зевса. Даже нашему старшему поколению зрителей не столь часто доводилось видеть на манеже подобную пре­красную фигуру, до такой степени совершенную в своей мужественной красоте. И главное достоинство номера во­все не в том, что начинающий артист с легкостью крутит тяжеленную штангу так, что она сливается в сплошное сверкающее колесо. Главное — обаяние исполнителя.

Жонглер ФЕЛИКС ВОВЛИКОВ, Коверный АЛЕКСАНДР ТРЯПИЦЫН, Акробаты на подкидной доске с шестами, Гимнасты на кольцах А. МЕЩАНОВ, И. КОРОТКОВ, В. ПАНФИЛОВ

Жонглер ФЕЛИКС ВОВЛИКОВ, Коверный АЛЕКСАНДР ТРЯПИЦЫН, Акробаты на подкидной доске с шестами, Гимнасты на кольцах А. МЕЩАНОВ, И. КОРОТКОВ, В. ПАНФИЛОВ

Может показаться парадоксальным, что именно здесь, в силовом номере, где, казалось бы, все должно быть построе­но на грубой, примитивной мускульной силе, в движениях артиста, в выражении его лица чувствуется интеллект. Но это именно так. Свои трудные упражнения Вяткин выпол­няет не с тупым самодовольством, порой заметным в тако­го рода номерах, а с полуулыбкой мыслящего человека, в свободную минуту как бы шутя играющего ядрами и гиря­ми. Так мог бы держать себя на манеже современный мо­лодой историк или живописец, который в состоянии попут­но и на манеже выступить... Невольно приходит мысль о том, что в нашей стране воплощается Марксова мечта о всесторонне, гармонически развитом человеке.

Поскольку личность исполнителя — главное в этом не­обычном силовом номере, поставленном Н. Зверевым, нам кажется чужеродной его концовка. Из укрепленной под ку­полом корзины по подвешенным изогнутым рельсам одно за другим скатываются вниз тяжелые металлические ядра. И Вяткин ловит их не руками, а металлической корзиной, укрепленной на плече; внутри корзины подхваченные ядра катятся на дно по спиральным рельсам. Этот чисто механи­ческий трюк только снижает впечатление от номера.

Всепобеждающую силу человека убедительнейшим обра­зом выражают и групповые номера. Гимнасты А. Мещанов, И. Коротков и В. Панфилов, работающие на кольцах, легко выполняют трудные упражнения. Большая часть их вы­ступления состоит из различных комбинаций так называе­мых «бланшей», когда исполнители удерживаются на коль­цах в горизонтальном положении. Зрелище, поставленное заслуженным артистом РСФСР Н. Бауманом, поистине ве­ликолепное!

В заключение большая группа акробатов в эффектных костюмах, пользуясь подкидной доской и шестами, которые они держат горизонтально, показала красивую акробатиче­скую сюиту, поставленную Л. Шляпиным. В числе испол­няемых ими трюков — заднее сальто-мортале на колонну из двух, стоящую на шесте, который держат на плечах двое партнеров. Выступление увлекает непосредственностью, эн­тузиазмом исполнителей, и это убеждает в том, что вскоре способная группа приобретет ту отточенность в работе и тот темп, которые придадут превосходному номеру подлин­ный блеск.

Нельзя забывать, что все, показанное на выпускном эк­замене. — только начало пути, на котором будет еще немало творческих находок и достижений. К тому же надо учесть, что в этом году училище не получило своевременно костю­мов и аппаратов. Не приходится и говорить, насколько про­играли многие выступления, не только не оформленные должным образом, но попросту показанные лишь наполо­вину из-за отсутствия аппаратов или из-за того, что испол­нители просто не успели освоить их.

Но, на счастье, особенность сегодняшних зрителей в том, что они все отлично понимают без специальных преду­преждений, — эти трудности известны большинству по соб­ственному опыту. И потому они судят работу молодежи строго, но не по внешнему эффекту, а по существу. Жар­кие аплодисменты не оставляют сомнения в том, какова эта оценка.

И вновь — трогательная сцена, которой заканчивается вечер: исполнители с благодарностью преподносят цветы своим педагогам-постановщикам.

Трудно преувеличить значение нелегкой, кропотливой ра­боты педагогов для судеб советского циркового искусства. Вегь этот коллектив педагогов и создает значительную часть новых номеров, от него зависит их принципиальная новизна и профессиональный уровень, — словом лицо советского цирка. И, просмотрев очередной экзамен, можно сказать не колеблясь: цветы преподнесены по заслугам.
 

М. ТРИВАС

Журнал Советская эстрада и цирк. Октябрь 1968 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100