В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Решит зритель. Выпуск ГУЦЭИ 1986

Эквилибристка Л. ЖДАНОВАКаждое лето в ГУЦЭИ можно посмотреть новую цирковую программу. Идет она около месяца, и показ ее завершается выпускным экзаменом-представлением. Студенты в последний раз выходят в эпи­лог, проходят по манежу, покидая егo, делают всего один шаг — и вот они уже... артисты.

На фото. Эквилибристка Л. ЖДАНОВА

Давайте посмотрим, кто в этом году сделал этот шаг c учебного ма­нежа на обычный тринадцатиметро­вый манеж. Написала «на обычный манеж» и подумала: разве может манеж быть обычным, когда здесь все — неожиданность, удивление, изумление. Так, во всяком случае, должно быть. A будет ли — зави­сит и от тех, кто в этом году за­вершил учебу.

Так что же мы увидели в про­грамме? Квартет зквилибристов на штейн‑трапе, созданный режиссером-педагогом Л. Петлицким. У режиссера Петлицкого свой собственный по­черк, его pаботы не спутаешь c дру­гими. Он — приверженец крупноап­паратурных номеров. A я, признаюсь, никогда не была поклонницей но­меров с большим реквизитом.  

Мне мешает лишний «металл», заслоняю­щий манеж и купол. Но аппараты, придуманныe Л. Петлицким, всегда открывают что-то неизвестное в дав­но известных нам жанрах. На этот раз режиссер вместе со своими уче­никами Л. и H. Генераловыми, C. Борщовым и B. Дьяконовым доказали, что эквилибр на штейнтрапе может быты прочитан совсем по-новому.

Гимнастка на трапеции E. ПОПОВАНа фото. Гимнастка на трапеции E. ПОПОВА

Помимо уже названного воздуш­ного номера в программе была гим­настка на трапеции E. Попова (ре­жиссер-педагог T. Найденова). Де­вушка под куполом. Легкая трапе­ция широко раскачивается над ма­нежем, гимнастка неожиданно срывается c нее, но в последний миг успевает зацепиться носками ног и повисает на пятках. И девушка вновь раскачивается над нами в вы ши­не. Красиво, романтично? Да. Но та­кое много раз видели? Да.

«Воздушная акробатика на вер­тикальном канате». B программке указан один исполнитель — H. Челноков. Гимнаст подходил к верткальному канату, взбирался на не самыми неожиданными приемам исполнял эффектные акробатические трюки, причем трюки «отрывныe» затем спускался на манеж. После небольшой передышки, необходимой артисту, он опять оказывался на канате и выполнял следующую серию нeожидaнных трюков. A затем вновь  небольшая передышка — и вновь каскад увлекательных трюков... Те кто видел представление, скажут, что я описываю какой-то совсем другой номер. И будут пpавы. Потому что, режиссер-педагог T. Дурова и педагог B. Фомин вывели на манеж двоих: юношу — H. Челнокова и девушку — H. Стрельченко. Всю «работу» вел H. Челноков. Вел отлично. Но только паузы-пeредышки как бы исчезали. Они, конечно, были, мы их не замечали, потому что юноша не демонстрировал трюки, вернее, демонстрировал, но не нам своей девушке. B чем же тут разница? Вот в чем. Не было на манеже гимнаста и ассистентки. Пара, влюбленных, увлеченных друг дру­гом, не замечала нас, зрителей. До нас ли им было! Она безгранично верила в его смелость, в удачу, верила, что он способен совершить невероятное. И он это невероятное совершал. А она, восхищаясь им, тре­бовала от него все новых чудес.
И он шел к канату, взмывал вверх, сколь­зил вниз головой, отрывался от кана­та и, пpитянутый неведомой силой, возвращался на него. Вот такие чудеса онм совершал раде нее. Да и как ему было не совершать их, ес­ли она умела восхищаться им, как никто другой. Чувства просто пере­полняли ее, она взвизгивала от ра­дости как ребенок, пускалась от радости в пляс, тормошила друга и вновь подталкивала его к канату — ей хотелось нового чуда. A если от человека ждут невероятных свершений и верят в его успех, он го­тов все преодолеть... Так отчего же в программке назван лишь один исполнитель? Оказывается, H. Стрeльченко еще предстоит учеба, ее вы­пускной экзамен впереди. И можно только приветствовать педагогов учи­лища, включающих в номера выпускников студентов младших кур­сов. Такая практика необходима. Артистическое мастерство оттачи­вается на манеже в процессе обще­ния со зрителями. Надо, видимо, и дальше продолжать эту практику, раскрывать таким образом дарова­ния студентов. Но какой, однако, вариант увидят зрители? Тот, что я описывала вначале? Демонстрацию оригинальных, сложных, своеобраз­ных трюков на канате вместо незабы­ваемой цирковой новеллы? Или мес­то Стрельченко займет другая ас­систентка? Место-то займет, но так достоверно жить в образе не сумеет. Далеко не каждому, к сожалению, дано... A как хотелось бы, чтобы находку режиссера увидели зри­тели! Разве нельзя ради этого поз­волить студентке окончить училище заочно? пишу и знаю: не будет этого.

Не увидит широкая публика эту искрящуюся весельем новеллу. A зря. Не так уж часто встречаемся мы на манеже c искусством. A этот но­мер стоило бы показать на между­народном конкурсе молодых ар­тистов.

В последние годы ГУЦЭИ взяло верное направление — больше вни­мания уделять эксцентриаде. B ны­нешнем выпускe эта тенденция про­сматривается довольно четко. B пер­вую очередь это работы студентов, с которыми занимался режиссер-пе­дагог Л. Швачкин. Не все, бесспор­но, получилось в этих номерах, но направление поиска определено верно. Л. Швачкин совместно с ре­жиссером-педагогом Б. Дунцевой по­ставив в эксцентрическом ключе «премьеру», которую исполняет эквилибристка Л. Жданова, a также эксцентрическую миниатюру в жан­ре эквилибра. Исполнители — К. Невретдинов и Ю. Цецарев. Не менее интересна эксцентрическая зарисов­ка «Бродячие артисты». Ее показали A. Бугайцов и B. Легостаев. (педа­гог — Л. Петлицкий, режиссер-пе­дагог — Л. Швачкин.)

Совсем в иной манере работал танц-жонглер на моноцикле A. Чайников (режиссер-педагог — T. Югова). Л. Швачкин выcтупил здесь в ро­ли педагога, но его мастерство хо­реографа ощутимо прослеживается в рисунке всей композиции.

На фото. "Бродячие артисты" А. Бугайцов,  Р. Лягостаев и Танц-жонглер на моноцикле А. Чайников

К эксцентрике явно тяготели но­мера — «Двое c гитарой» в исполнении Ю. Майорова и A. Долина (режиссер-педагог Ю. Федосеев, пе­дагог B. Левкин), клоунское «Регби», показанное Л. Щукиным и C. Шуль­гиным (режиссер-педагог B. Аверьянов), «Веселый поваренок» (исполитель — A. Ооржак, режиссер-пе­дагог И. Вобликов). И даже группа акробатов-вольтижеров, продемонст­рировавшая сложныe прыжки и эф­фектные перелеты через весь манеж с колонны на колонну, шутливо  перемежала трюки элементами аэро­бики. Поэтому она и носит название: «B ритмах азробики» (режиссер-пе­дагог Б. Белохвостиков).

Итак, зксцентрика, элементы ко­мического присутствуют чуть ли не во всех номерах. Тут бы и вздох­нуть c облегчением: значит, c мане­жа не будет веять скукой. Но радо­ваться пока рано. Модные ныне эле­менты брэкданса ввeдены в номер «Двое c гитарой». Название говорит o том, что действие должно разви­ваться вокруг гитары. Все вроде бы есть: нeобычaйный реквизит, новые танцевaльные элементы, a юмора нет, смеха нет, номер не полу­чился...

Известный жонглеp-зксцентрик B. Аверьянов поставил клоунское «Регби». Так оно называется — клоун­ское. И мы, естественно, ожидаем увидеть забавные коллизии и, несом­ненно, столкновение двух характе­ров. Но ожидания наши не оправ­дались. Любители цирка, конечно, помнят какой точный типаж был создан самим B. Аверьяновы м в но­мере «Бадминтон». A его партнер­ша В. Аверьянова? Прошли годы c тех пор, как я видела ее на манеже, а образ веселой, ловкой спорт­cменки, созданный ею, и по сей день стоит перед моими глазами. A вот лиц участников клоунского «Регби» не могла вспомнить даже на следующий день. Кое-что из трюкoв запомнила, пластика их запом­нилaсь (этому режиссер обучил студентов), но вот хоть какие-то чер­точки характеров, которые бы поз­волили запомнить их, позволили бы отличить одного исполнителя от дру­гого, вспомнить не смогла...

Клoуны C. УХАНОВ u A. СУМЯТИНЭто пер­вая работа режнссера B. Аверья­нова в ГУЦЭИ. Может быть, не сто­ило останавливаться именно на ней? Но знаю, талaнтливый артист Аверьянов ставил споим коллегам цирке номера, ставил спектакли. Будем ждать от него равноценных работ в стенах училища.

На фото. Клoуны C. УХАНОВ u A. СУМЯТИН

Заглядывая в программу, раду­ешься тому. какие опытные педаго­ги преподают клоунаду: A. Смыков, B. Мозель, Б. Бреев. Они занимались c большой группой клоунов. Но я на­зову лишь дуэт С. Уханова и A. Сумятина. Коверные обаятельны, в их репертуаре — забaвные, с выдум­кой репризы. Есть немало комиче­ских трюков, вызывающих то улыб­ку, то смех. Особенно надо отме­тить сценку «бокс». Этот матч прово­дят на ходулях, что необычно даже для «боксеров» цирка.

Вот что мы увидели этим летом в  ГУЦЭИ. Студенты прошли перед нами по учебному манежу, перешаг­нули барьер, отделявший их от на­стоящего циркового манежа. Теперь они — артисты. Вызовут ли их но­мера изумление, восхищение? Решать будут зрители.

 

ГЕНРИЕТТА БЕЛЯКОВА

Журнал Советская эстрада и цирк. Октябрь 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100