В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

За кулисами зоопарка

С «ареной» Московского зоопарка, то есть с его территорией, на которой экспонируется разнообразная, интересная и богатая коллекция диких животных, пернатых и пресмыкающихся, собранных со всех частей света, знакомы многие.

А вот закулисная его жизнь известна лишь тем, кто тут работает, и тем, кому удается ле­гально, а подчас и нелегально проникнуть за его «занавес». У нас. нет манежа, не бывает репетиций, научные работники и служащие зоопарка не дрессируют хищников. Однако в их по­вседневном труде есть своя романтика, сближающая нас с цирковыми дрессиров­щиками. Нам тоже приходится командовать зверями, и для этого служащим зоопарка, не меньше чем артистам, нужно хорошо знать биологические особенности, повадки и нравы своих питомцев. Это необходимо и для того, чтобы лучше ухаживать за зве­рями, умело переводить их из клетки в клетку, оказывать им в случае необходимо­сти медицинскую помощь.

И от наших работников требуются твер­дая воля, смекалка и физическая сила — ведь порой им приходится вступать в по­единок с животным. В зоопарке содержат­ся сильные, свирепые звери, ядовитые змеи и хищные птицы — весьма опасные на свободе орлы, тигры, львы, слоны, носо­роги, кобры, удавы, крокодилы, гигантские саламандры. И каждый из них, даже после длительного содержания в неволе, может преподнести самый неожиданный сюрприз, выйти из повиновения, проявить свой ди­кий,   необузданный нрав.

К отдельным событиям, происходящим у нас в зоопарке, порой приходится гото­виться не менее тщательно, чем к показу животных на манеже. Многим уже извест­но, что недавно из Лондонского зоологи­ческого сада в Москву доставили редчай­шее животное мира — большую панду, или, как ее еще называют, бамбуковый медведь. Надо заметить, что бамбуковые медведи настолько редки, что если, ска­жем, бурые, белые, гималайские содержат­ся почти в каждом зоопарке мира (а их сейчас насчитывается более 600), то бам­буковыми обладают всего лишь 4 — 5, а в Европе — только Лондонский и Московский зоопарки. Эти животные представляют огромную научную ценность, и поэтому особенно интересно получить от них в не­воле потомство. И наши работники гото­вились к их встрече, как к чрезвычайно ответственному моменту. В подобных слу­чаях всякое может произойти. Несколько лет тому назад мы соединили замечатель­ную пару редких дымчатых леопардов из тропических лесов южной Азии. Вначале они дичились друг друга, потом подружи­лись и зажили мирной жизнью. Прошло немало времени, как вдруг случилось со­вершенно неожиданное: ночью самец ра­зорвал свою подругу в клочья. Почему это произошло — так  и осталось тайной.

И вот, помня об этом, мы тщательно обдумывали все детали встречи лондонской невесты по кличке Чи-Чи и московского жениха Ань-Ань. Были подготовлены бранд­спойты, охотничьи ружья; пиротехники ки­ностудии «Мосфильм» сделали нам специ­альные дымовые шашки и ручные огнеме­ты. Припасли мы также особый пистолет, заряжаемый снарядиком со специальной жидкостью. Если эту жидкость «выстре­лить» в тело животного, то мускулатура зверя очень быстро расслабляется и он те­ряет  способность   сопротивляться.

Между прочим, опыт применения этих препаратов накоплен у нас и в медицине и в животноводстве. Недавно проведена целая серия таких экспериментов и с на­шими питомцами. Сравнительно легко уда­лось обезопасить на время льва, бурых медведей, барса, волка и других хищников. Такие инъекции очень пригодятся в прак­тике работы зоопарка для оказания вете­ринарной помощи животным, при необхо­димости их срочного отлова и в любых не­счастных случаях. На мой взгляд, эти опы­ты представляют немалый интерес и для дрессировщиков.

Мы так же, как и артисты цирка, зани­маемся приручением животных. Но делаем это, правда, не специально. Некоторые на­ши четвероногие питомцы прекрасно зна­ют работников, которые за ними ухажи­вают, и не терпят, когда в клетку или воль­ер заходят незнакомые люди. Нам удалось приручить живущих на прудах зоопарка диких уток кряковых и огарей. Наши сотрудники, работающие над проблемой акклиматизации разных представителей фа­уны, добились того, что эти утки на зиму не улетают вместе со своими собратьями в теплые края.

В зоопарке часто приходится оказывать животным врачебную помощь. Мы нако­пили значительный опыт лечения различ­ных зверей, птиц, и поэтому к нам за кон­сультацией нередко обращаются цирковые дрессировщики. Нашими гостями бывают народные артисты РСФСР Ирина Бугримо­ва, Владимир и Юрий Дуровы, а также мо­лодой дрессировщик Вальтер Запашный. Должен, однако, оговориться, что их посе­щения зоопарка носят не только утилитар­ный характер. Чаще всего они продиктова­ны и профессиональной и просто челове­ческой любознательностью.

Ветеринарная практика — трудная и под­час весьма опасная работа. Однажды юж­нокитайской тигрице Гейше понадобилась акушерская помощь. Прибыл врач. Далеко просунув между прутьями решетки руки, он стал делать свое дело. И успешно спра­вился с ним, хотя зверь мог в любую ми­нуту молниеносным движением лапы или пастью схватить его.

Или распухла вдруг челюсть у кобры. Казалось бы, ну и будь что будет. Однако каждый  наш  экспонат — это  не только научная, но и государственная ценность. При­шлось ловить кобру, открывать ей пасть, осматривать зубы, с которых капельками стекала смертоносная жидкость. Эту опе­рацию успешно произвел заведующий ве­теринарной лабораторией Московского зоопарка А. Хуторянский — молодой, но прекрасный специалист.

Вот уже полтора года как болен слон Джонни. Он случайно сломал бивни, после чего они стали разрушаться. Наши зоотех­ники и ветеринарные врачи М. Гавердовский, В. Корнеева, Т. Нестеренкова и дру­гие, рискуя вызвать ярость слона, регуляр­но промывают, прочищают зубы Джонни в надежде, что животное все же попра­вится. Бывали у нас и более сложные опера­ции: удалили глаз у барса; оперировали опухоль у свирепого слона Шанго; лечили шимпанзе, вводя ему в организм кислород с помощью специального аппарата...

Большинство заболевших животных пос­ле лечения поправляется и потом снова возвращается  в свои клетки и вольеры. Зоопарк относится к категории учреж­дений повышенной опасности, где техника безопасности всегда должна быть на высо­те. Но иногда наши питомцы все же ухит­ряются обмануть нас и вырваться на свобо­ду. В таких случаях объявляется тревога, принимаются срочные меры к розыску и поимке беглеца. А ловить приходится в самых необычных условиях, нередко на­много более сложных, чем в лесах и пус­тынях. Ведь там ловцы ничем не стескены, они вооружены, имеют надежных помощ­ников — собак.

Однажды утром у нас таинственно исчез каракал — пустынная рысь. Зверь этот не­обычайно злобный, хотя и сравнительно небольшой — со среднюю собаку-овчар­ку. Тщательный осмотр помещения, где он содержался, позволил установить порази­тельные способности беглеца. Найдя в по­толке небольшое отверстие, он сумел че­рез него выбраться на чердак здания по почти отвесной кирпичной стене, высотой более четырех метров. Пришлось нам рас­ширить это отверстие, и зоотехник Г. Немов, защитив лицо фехтовальным шлемом-маской, а руки перчатками и вооружившись большим  сачком, полез на чердак.  В полнейшей темноте, не имея возможности вы­прямиться, так как мешали перекрытия, Немов включил на миг электрический фо­нарик. Да, беглец был здесь. Зоотехник подкрался к каракалу, ориентируясь по его сверкающим в темноте зеленым глазам, и ловко накрыл зверя сачком...

Недавно Немов выполнил и другое опас­ное задание. В одном из загонов нашего «Острова зверей» с осени спала в берлоге бурая медведица. Предполагалось, что у нее появились малыши. В любой теплый день она могла покинуть «зимнюю кварти­ру» и вывести медвежат на свежий воздух. А тут как на грех снег засыпал защитный ров, намного уменьшив его глубину. Теперь медведица могла, став на задние лапы, ухватиться передними за верхний край стенки рва и... И вот пришлось опоясать Немова пожарным поясом и на канате спу­стить в ров, чтобы очистить его от снега. А берлога-то в двух шагах! В напряжении стояли и те, кто держал канат, и те, кто с оружием в руках держал на прицеле выход из берлоги.

В нашем террариуме содержатся огром­ные удавы, крокодилы, ядовитые змеи. Все они опасны. Видимо, таким хозяйством должен управлять не просто специалист, а человек сильный духом и телом. Вот уже около двадцати лет заведует террариумом Зоя Николаевна Ковалева. Ее ближайшая сотрудница — зоотехник Мария Михайловна Морозкина. И когда в начале июня обита­телей террариума нужно перевезти на «да­чу» — в летние помещения, обе эти жен­щины становятся охотниками за крокодила­ми и удавами. Надо ли говорить, что охота эта не проста. Ведь, чтобы овладеть только одним из наших крокодилов (его длина — более четырех метров, а вес — около 250 килограммов) собираются 12—15 муж­чин. И руководит ими Зоя Николаевна, она играет первую скрипку в этом сложном «концерте».

Короче говоря, у нас, как и в цирке, происходит много необычного, а подчас и опасного. Вот почему мы, работники зоо­парка, считаем себя в известном смысле духовными братьями артистов цирка.
 

И. СОСНОВСКИЙ, директор Московского зоопарка

Журнал Советский цирк. Июнь 1966 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100