В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

"Земля цветов" Анатолия Мельникова

A. МЕЛЬННИКОВ u C. ЮРТАЕВАИллюзионному жанру в последние годы в нашей печати уделяется много внимания. И вполне заслуженнo. После своеобразного бума пантомимы, завершившегося в конце 70-х годов, на эстраде наступил период бурного расцвета акробатики и иллюзионного жанра.

На фото. A. МЕЛЬННИКОВ u C. ЮРТАЕВА

Как в цирке, так и на эстраде, мастера иллюзионного жанра создают целые aттракционы, спектакли, феерии, в ко­торых тема, сюжет, идейная направленность приобрета­ют яркое художественное воплощение. Мне кажется, что именно в этом — будущее жанра. Древнейшее искусство, обретая новые формы и новое содержание, становится актуальным, социально значимым. Убедительным подтверждением этого служат концертные программы и спек­такли народного артиста СССР Арутюна Акопяна, заслу­женных артистов РСФСР, народных артистов МАССР Ли­дии и Юрия Мозжухиных, заслуженного артиста РСФСР Владимира Данилина и Елены Данилиной, лауреатов меж­дународных конкурсов Сары Кабигужиной, Султангали Шукурова, Елены и Рафаэля Циталашвили, a также Владимира Пареводчикова.

Большинство публикаций в прессе o достижениях жанра связаны в основном c именами перечисленных мною артистов. Однако существует немало и других ода­ренных и перспективных исполнителей, творческие дости­жения и творческие искания которых представляют несомненный интерес. Этим исполнителям зачастую нужен доб­рый совет, дружеская помощь, квалифицированная и принципиальная критика, то есть все то, что поможет им избавиться от недостатков и скорее овладеть вершинами мастерства. Показательным в этом смысле явля­ется творчество артиста из Куйбышева Анатолия Мель­никова, успешно выступающего c большой и разнообраз­ной иллюзионной программой.

Улыбки на лицах, взрывы смеха, оживление, бурные аплодисменты то и дело возникали в зрительном зале на концерте артистов Куйбышевской государственной филармонии, проходившем в г. Купавна Московской области. Несмотря на вечернее время, в зале было много детей. Было видно, что на концерт многие пришли семьями. И всем было интересно, всем было весело.

Основным «виновником» этого вечера явился иллюзионист Анатолий Мельников, который был главным дейст­вующим лицом на протяжении всего концерта. Надо ска­зать, что Московская областная филармония дважды при­глашала руководимый им коллектив для поездки по Московской области и оба раза гастролям сопутствовали переполненные залы. Однако кассовый успех, как известно, не всегда соответствует высокому профессиональному уровню всех исполнителей, участвующих в представле­нии. Не стал исключением и этот концерт. Номера жонгли­рования, эквилибра, пластический этюд были слaбыми, и это особенно было заметно на фоне высокого профес­сионализма самого Мельникова.

B одной из наших бесед A. Мельников сказал: «Тот, кто стремится в этом жанре идти своим путем, должен обладать, помимо богатого творческого воображения, глубокими техническими знаниями. Он обязан глубоко усвоить опыт и знания мастеров прошлого, так как практика иллюзионного жанра убедительно доказывает, что все новое сегодня открывается на основе того, что уже было».

Трудно не согласиться c этим утверждением. Что же касается самого Анатолия Мельникова, то он много часов провел в Государственной библиотеке им. B. И. Ленина, где знакомился c литературой об иллюзионистах прошлого. Анатолий обычно сам делает чертежи для оснащения трюков, под силу ему изготовить своими ру­ками и реквизит. Думаю, что высшее техническое образование (он закончил МАИ) играет в этом не последнюю роль.

...Репертуар артиста огромен, однако отдельные трю­ки страдают вторичностью, a это в свою очередь не­сколько снижает общий художественный уровень его концертной программы. Единственным оправданием артисту является то обстоятельство, что он стремится в любой уже известный трюк внести элемент новизны. Проявля­ется это в более эффектной подаче, лучшем оформлении, более совершенном техническом исполнении. Так, например, Анатолий Мельников одну из своих ассистенток осторожно кладет на три цветка. Убирается одна точка опоры, то есть первый цветок, затем другой, и ассистент­ка зависает в воздухе, опираясь головой лишь на один цветок. Трюк становится более эстетичным и зрелищным, все выглядит несколько романтично, сказочно и воспри­нимается зрителями c большим интересом. Совсем иное впечатление производит этот номер, когда ассистента укладывают на острие кинжалов или просто стулья.

Известный трюк c разрыванием афиши, которая по­том становится целой, артист демонстрирует c таким ма­стерством, что, находясь в метре от него, вы не сможете заметить, куда же исчезает порванная афиша. Очень нравится зрителям такой номер: публике раздаются чис­тые листы бумаги c просьбой написать на них фамилию русского или зарубежного поэта или композитора любой эпохи. На сцену вызываются помощники из числа зрителей. Ассистент фокусника, возвращаясь на сцену c собранны­ми записками, помещенными в сачок, просит зрителей, стоящих на сцене, взять любую записку и прочесть за­дание вслух... Анатолий Мельников подходит к пустой рамке, стоящей на сцене, накрывает ее газетой и тут же снимает. Зрители видят в рамке портрет композитора или поэта, только что названного зрителем. Большой зри­тельский интерес вызывает и следующий трюк. На сцене два изящных столика. На одном — прозрачная пустая ваза. На другом — маленькая коробка, в которую по­мещается голубь. Артист, отойдя на два-три метра, про­изводит по коробке выстрел. Коробка сама раскрывается, однако голубя в ней нет, и совершенно не понятно, куда он мог исчезнуть, так как никаких платков и других пере­крывающих деталей реквизита нет. Артист вновь под­нимает пистолет и производит второй выстрел по пустой вазе, стоящей поодаль на другом столике. B вазе вспы­хивает огонь, а из огня вылетaет живой и невредимый голу6ь.

Все описанные мною трюки исполняются безупречно, во всем виден высокий профессионализм. Однако твор­ческое кредо артиста наиболее ярко и талантливо проявилось в интереснейшем, красочном номере «Земля Цве­тов».

В основу номера положена мысль о том, что Земля создана для мира, цветов и счастья всех людей. Первый эпизод пронизан светлым мажорным настроением. B спокойной, элегантной манере, без малейших притязаний на эффект творит свое чудо на сцене Анато­лий Мельников. Добрый Волшебник идет по земле и ук­рашает ее цветами. Манипулируя лишь платком, артист нась щает все Сценическое пространство цветами раз­личной формы и самых разных размеров. Сцена пре­вращается в сказочное поле. Сотворив это чудо, он ухо­дит со сцены c мягкой доброй улыбкой, как 6ы говоря зрителям, сидящим в зале: «Любуйтесь, люди, эта кра­сота — для вас».

B    следующем эпизоде в музыке (композитор E. Мар­тынoв) возникает напряженная вибрирующая тема. Вместе c ней на сцену зловеще наползает темнота, которая, словно покрывало, окутывает только что созданный на глазах зрителей волшебный сад цветов. На сцену в полу­мраке выползают зловещие фигуры в черных балдахи­нах. Словно фантастические птицы кружат они над цве­тами, напоминая хищников, высматривающих добычу. Вдруг фигуры в черном резко прерывают свой полет и начинают делать магические жесты. Словно привиде­ния, повинуясь мрачной силе черных хищников, среди цветов встают огромные черные ракеты.

Неожиданно возникают антивоенные плакаты, над­писи на многих языках, призывающие к борьбе за мир. Этот эпизод также решен через трюк. Плакаты, словно живые существа, движутся, наступают, негодуют, Созда­вая выразительный пластический образ. Они живут сами по себе, автономно, их никто не держит. Черные фигуры мечутся и исчезают словно тени. бомбы растворяются и пропадают бесследно. B музыке звучит тема жизнеутверждения. Вновь появляется Волшебник со своими по­мощниками, их костюмы сотканы из светящихся нежно-голубых огоньков. Сцена начинает превращаться в еще более сказочный сад. Один за другим в руках Волшеб­ника возникают огромные букеты удивительных цветов. Каждый бутон цветка, каждый лепесток пронизан неж­но-голубым, желтым или красным огоньком. И когда вся сцена стала огромным светящимся садом, когда в глу­бине сцены вспыхнуло графически пульсирующее солн­це c разлетающимися бегущими лучами и замерцала неоновая надпись «Миру — мир» — всем становится понятной главная мысль, которая заключена в этом финаль­ном эпизоде: если человечество уничтожит ракеты, если оно не допустит войны, планета наша станет еще пре­краснее.

В практике нередко приходится сталкиваться c тем, что зрители скорее помнят сам фокус, а не исполнителя. Мне приходилось встречаться c совершенно безликими артистами, которые считают себя тонкими знатоками иллюзионного жанра, основывая свою убежденность лишь на знании секретов фокусов. На мой взгляд, это глубо­чайшее заблуждение. Думаю, что истинным знатоком и творцом жанра может считаться артист, умеющий мыс­лить в этом жанре художественными образами. Умение средствами иллюзионного искусства создать тему, сю­жет, выразить определенную идею, создать художествен­ный образ, наконец, определенную атмосферу, в кото­рой действует герой, — вот что требуется сегодня от артистов этого жанра. Творчество ведущих мастеров эст­рады и цирка развивается именно в этом направлении. Заставить работать иллюзионные трюки в такой последовательности и взаимосвязи, чтобы они являли собой оп­ределенный «текст» — главная задача режиссуры и ак­терского воплощения. Закономерно, что, идя именно этим путем, Анатолий Мельников сумел создать иллюзион «Земля цветов», являющийся подлинным украшением его репертуара.

    

A. БОЙКО

Журнал Советская эстрада и цирк. Сентябрь 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100