В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Зеркало цирка

Установить истину помогла афиша. Да, да, серый, изрядно   потрепанный   плакат  тридцатилетней  давности. Спор о приоритете возник за кулисами.

Руководи­тель гастролей артистов цирка Германской Демокра­тической Республики Отто Нетцкер с гордостью за своих   коллег   говорил: — Воздушные  гимнасты  Туарегс — лучшие  в   Евро­пе!   Слушайте...
В   манеже   звучал   голос   инспектора: — Вильгельм Туарегс  исполнит рекордный трюк — два   с   половиной   сальто-мортале   в   ноги...
Отто Нетцкер   комментировал: — Первый   исполнитель!

При всем уважении и дружеском отношении к го­стям нельзя было согласиться с искажением историче­ской правды. Этот трюк в нашем цирке исполнялся раньше. А как доказать? Литература по истории нашего цирка крайне бедна. В ней очень слабо отражены дости­жения отечественной воздушной гимнастики. Да только ли   гимнастики!.. По счастливой случайности инспектором манежа был Иван Исидорович Скуковский — в прошлом извест­ный вольтижер, автор и первый исполнитель этого трюка. Он-то и нашел старую афишу, извещавшую, что артист Тарвид (фамилия Скуковского по материн­ской линии) в воздушном полете исполнит два с поло­виной   сальто-мортале   в   ноги.

Рекламный плакат был неказист. Куда ему до пест­рящих яркими красками и часто аляповатыми рисун­ками многих современных. Но в одном у него было явное преимущество: он не только отмечал рекордное достижение артиста, но и правильно информировал зрителей. Они должны знать, что их ждет в цирке. К восприятию искусства готовила реклама. Не та, кри­чащая и интригующая реклама буржуазного мира, преследующая только цели наживы. Нет, это была доб­росовестная и грамотная информация зрителя, имевшая целью пробудить интерес масс к искусству. И такой именно рекламы у нас, к сожалению, сейчас очень мало. ...У границ круга распластавшиеся черными треу­гольниками фигурки. Что это? Написано: «Воздушный полет». Но где же парящие в воздухе человеческие те­ла?   Где,   собственно,   полет?   О   чем   говорит  реклама!

Гиря с рекламой Григория НовакаНа фото. Эта «нарядная» гиря едва ли способна пробу­дить интерес к творчеству Григория Новака

 

На эти вопросы плакат не отвечает. А ведь тройка друзей, которых столь невыразитель­но представил художник, — Виктор Лобзов, Михаил Якунин и Алексей Смирнов — отличные гимнасты. Вик­тор — ловитор, Михаил и Алексей — вольтижеры. Они демонстрируют сложный пассаж. Алексей — единствен­ный исполнитель двойного переднего сальто-мортале. Однако богатый материал, который давала жизнь, не использован. Вместо отражения творчества артистов — круг и треугольники.

...Красуется на плакате фотография девицы в ку­пальнике. Внизу слева — бюсты двух черноволосых парней. В вытянутых руках — палки. Надпись; «Ирина Шестуа и братья Асатурян». Кто они? Для чего палки? Каков номер? Стоит ли его посмотреть! Так же как и плакат о воздушных гимнастах, эта реклама не дает ответа   на   вопросы   зрителей. Автор этих плакатов — Виктор Габай. На одном из плакатов он поместил фотографию финального трюка эквилибристов Беньяминовых. Но фамилии исполните­лей прочитать очень трудно, никаких сведений об артистах   в   плакате   нет.

Рекламный плакат — произведение искусства, а не фотографическое отображение нескольких трюков. Реклама должна сказать о рекордном достижении артиста, его творческом своеобразии. Она должна быть проникнута духом цирковых традиций, иметь на­циональный колорит. К сожалению, многие рекламные плакаты не содержат и намека на эти мысли. Вот, на­пример, плакат артистов Страшных. Три девушки сде­лали на проволоке шпагат. Внизу замер безучастный партнер. Эквилибристы? Догадку опровергает надпись: «Акробаты Страшные канатоходцы». Какой же номер рекламируется? Канатоходцев, акробатов, эквилибри­стов? Пестрят на афишах шаблонные рисунки лошадей, собачек, львов. Почему-то не учитываются специфика номера, стиль исполнения, индивидуальные особенности артиста. Очень похожи были плакаты воздушных гим­насток В. Сурковой и Р. Немчинской. Хотя и аппараты, на которых они работали, и внешние данные исполни­тельниц, и  трюки резко отличались.

Афиша. Канатоходцы СтрашныеНа фото. Какой номер  рекламируется? Канатоходцев,  акробатов, экви­либристов?

Эти и многие другие плакаты, даже с большой на­тяжкой, нельзя назвать рекламой. Они не отвечают основной задаче — вести яркий рассказ о номерах и исполнителях, о рекордных трюках и их создателях, агитировать   за   цирк. В период становления советского цирка И. Ильф и Е. Петров обратили бичующее перо против лживости и несовершенства цирковой рекламы. Сатирики писали: если плакат извещает «Табло 30 лошадей», то зрители увидят восемь, сорок пожилых львов называются «100 львов 100»... «Задавать цирковым деятелям вопро­сы, почему делается так, а не (иначе,— бессмысленно. Делается потому, что полагается. А почему полагается? Очень   просто!   Так   принято».

Кем?   Когда?   Почему?

Кто заставил автора литографского плаката жонг­леров Кисс пропустить в имени Виолетта одно «т»? Кто принуждал создателей плаката дрессировщика В. Тихо­нова написать: «Дикие яки и овчарки»? В чем же мастерство артиста, если животные так и остались дикими? Почему молодых акробатов-вольтижеров с качеля­ми Касьяновых автор рекламного плаката именует: «Акробаты-прыгуны с лопингом»? Единственная комби­нация из трех прыжков, введенная в номер для заполнения паузы, не давала для такого определения ника­кого   основания. На плакате мужчина и женщина, играющие на сак­софонах. Надпись: «Музыкальный номер». Коротко и... неясно. Почему рекламируется номер? К какому жанру относится? Кто исполнители? И так знакомят зрителей с тонкими и виртуозными музыкальными эксцентри­ками Валентиной и Александром Макеевыми.

Почему люди, ведающие рекламой, игнорируют значение цирковой терминологии, забывают о ее содер­жании? По чьей-то прихоти популярный клоун Констан­тин Берман превращен в комика. Но он не подвизается на театральных подмостках, а по-прежнему создает худо­жественные образы специфическими средствами цирка. Укротитель и талантливый артист А. Н. Александров имеет броский плакат, Но он не привлекает внимания зрителей. Почему? Тигр с оскаленной пастью «примель­кался». Художник М. Буланов поместил его и на пла­кате  и  на  рекламе  передвижных  зооцирков.

Афиша. Акроботы-прыгуны КасьяновыНа фото. Почему автор плаката именует группу Касьяновых акро­батами-прыгунами   с   лопингом?

А вот на другом, очень скромном плакате этого же артиста напечатаны фотографии самого укротителя и его питомцев, краткое описание творческого пути Александрова, характеристики животных. Разумеется, все это можно было бы сделать лучше, занимательнее, но и в таком виде реклама дает очень много: она не просто извещает зрителей, а готовит их к встрече с артистом,   содержит   познавательный   материал. К сожалению, удачи в создании рекламного плака­та очень редки. Чаще — холостые выстрелы реклами­стов, свидетельствующие о явном неблагополучии в этом   важном   деле. Бездумность, примитивизм заразительны, как все дурные примеры. Иногда создается впечатление, что в рекламном ажиотаже многие директора цирков за­дались целью подвергнуть жесточайшим испытаниям и русский язык и здравый смысл.

Гигантские буквы кричат: «Полная перемена про­граммы. Аттракцион (обязательно крупнейший и новый) и 15 новых номеров 15». Но если программа полностью сменилась, то, очевидно, все номера должны быть новыми. Для чего же подчеркивать то, что и так ясно? Так  вызывается  недоверие  у  зрителей. Желая лучше разрекламировать клоунов, иногда пишут: «Клоуны-смехотворы». А разве есть клоуны, вызывающие слезы? Перечисление репертуара клоунов занимает несколько строк: клоунады, антре, сатира, пародии, интермедии, репризы, музыкальные шутки. Беда не в тавтологии, не в смешении и смещении жан­ров, а в том, что из этого арсенала клоуны исполняют одно-два антре и с десяток бородатых реприз. Остальное — рекламный   антураж.

Часто пишут: «Жонглер (или эквилибрист) на сво­бодной проволоке». В цирке же зрители видят не свободную, а прочно прикрепленную к стойкам прово­локу.   Она   лишь   слабонатянутая. В сводных афишах после перечисления фамилий артистов {имена их почему-то не в почете) идет крас­ная строка; «Участники зарубежных гастролей». Мож­но подумать, что поездка за границу является высшим признанием достоинств артиста. Куда полезнее было бы  сообщение о номерах и исполнителях.  Могли бы служить целям рекламы программы, про­дающиеся в цирках. Но и они составляются крайне небрежно. Типична программа, недавно выпущенная ад­министрацией   Одесского    цирка.

На первой странице неведомо по каким сообра­жениям слово «Программа» напечатало с одним «м». Ниже: «Гастроли советского цирка». А разве не совет­ские артисты выступали до этого в Одессе? Для чего же   ненужная   строка? Вторая страница извещает: «Весь вечер на манеже популярные комики Мозель и Савич». Да, как ни при­скорбно, но в цирке боятся даже упоминания о клоу­нах. Третья страница — могла бы стать основной — пе­речисляет участников представления: «Гимнасты на першах Половневы». А они, как всем известно, экви­либристы.

Почему бы администрации цирка не высказать уважение  и  к  исполнителям  и  к  зрителям?  Трудно ли написать (пусть в скобках) имена и фамилии всех участ­ников   номера? Речь не только об элементарной культуре, а о значительно большем. Перечисление всех участников номера — не просто проявление внимания к артистам. В этом отражаются социальные особенности советского цирка. Капиталистический цирк знал только имя хозяина, руководителя номера. У нас — все партнеры равно­правны. Так почему же их имена не должны знать зри­тели? Следующая строка программы: «Полет на батуде — Звягины». Она, мягко говоря, дезориентирует зрителей. На   батуде   не   летают.

«Акробаты Киричуков и Салмины». Зрителям пре­доставлена возможность гадать, кого они увидят в ма­неже: акробатов-прыгунов, акробатов с подкидной доской, плечевых, эксцентриков, силовых, художествен­ную группу. Хороша информация! А одно слово — вольтижеры — все   разъяснило   бы. Не отстает от одесситов и администрация Кемеров­ского цирка. В первой программе сезона написано: «Лауреаты VI Всемирного фестиваля братья (?!) и Нона Запашные». «Большой новый аттракцион «Хищники». Укротитель —лауреат VI Всемирного фестиваля Вальтер Запашный». В целях дешевой рекламы составители программы допустили натяжку. Вальтер Запашный стал лауреатом как акробат-вольтижер задолго до того, когда вошел в клетку к хищникам. Столь же небрежно рекламируются и остальные участники представления. Одни удостоены имени и фамилии, у других — инициалы и фамилии, у третьих — одни фамилии. Только невежеством можно объяснить   такую   неоправданную   градацию.

В программах не проявляется должного внимания не только к артистам, но и к зрителям. Трудно ли после названия номера добавить несколько строк, сообщаю­щих, с какого года работают артисты, какие имеют до­стижения, на что следует обратить внимание? Всего несколько слов. Но они вызвали бы интерес, расширили кругозор зрителей и, бесспорно, способствовали бы большему   успеху   номера. Велик поток рекламного невежества. Но констата­цией этого факта делу не поможешь. Нужны карди­нальные меры. Если справедливо, что театр начинается с вешалки, то цирк начинается с рекламы. Она — зер­кало представления. И это зеркало не должно быть кривым. Давно назрела необходимость создать при Союз­госцирке пресс-бюро, сотрудники которого занимались бы созданием и редактированием самых разнообраз­ных рекламных изданий. Централизация рекламного дела дала бы значительную экономию государственных средств, повысила бы идейность и художественность рекламы, способствовала бы большей популяризации достижений   мастеров   манежа.

С рекламы начинается знакомство с творчеством артиста. Это его визитная карточка, врученная жителям города. Но в настоящее время нет должного порядка в этом деле. Даже номера высокого класса или имеют плохую рекламу, или вообще не рекламируются. Необходимо прежде всего, чтобы все прочно сложив­шиеся номера, включенные в конвейер, имели доброт­ную рекламу. С этой целью следует провести выставку цирковых плакатов с привлечением не только наших, но и зарубежных мастеров. А разве не время объявить конкурс  на   лучшие   плакаты? Рекламный плакат, как камертон, должен настраи­вать зрителей на определенную ноту, помочь почувст­вовать и понять идейную и эмоциональную тональность номера.

Нет смысла прописывать рецепты, что-то запрещать, что-то разрешать. Важно, чтобы каждый плакат не толь­ко рассказывал ярким языком о цирке и его мастерах, но и будил мысль зрителя. Конечно, счастливые наход­ки сами по себе к художнику не приходят. Они — ре­зультат глубокого понимания специфики цирка, специ­фики  жанра,   знания  традиций  и  перспектив. Что касается программ спектаклей цирков, плака­тов-объявлений о гастролях, за это должны нести пря­мую ответственность художественные руководители и директора   цирков. Рекламное дело требует к себе самого серьезного внимания.
 

И. ЧЕРНЕНКО

Журнал Советский цирк. Январь 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100