В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Жизнь в поисках

Первый аттракцион Б. ЭдераС легкой руки некоторых авторов юмористических рассказов, пи­савших о сонных, обленившихся в неволе львах и тиграх, у публики и впрямь порой создавалось впечат­ление о том, что работа с хищника­ми не особенно трудна и не опасна. Это ошибочное мнение опровер­гается практикой одного из старей­ших и талантливейших мастеров со­ветского цирка Бориса Афанасьевича Эдера, который отмечает сейчас 70 лет со дня рождения и почти шестидесятилетний юбилей артисти­ческой деятельности.

На фото. Первый аттракцион Б. Эдера

У маститого дрессировщика было немало трагических происшествий, когда его увозили израненного зве­рями. Но в конце концов он всегда подчинял себе хищников. Работа с дикими зверями требует от артиста больших знаний и мужества. Она по плечу  только  таким   волевым   и   отважным людям, как Борис Афа­насьевич. ...Двенадцатилетним мальчишкой бежал Борис Эдер из дома отца — мастера Батумского нефтеперегон­ного завода. Его прельстила роман­тика бродячего циркового балагана. Парнишка еще не знал, что позоло­ченные позументы и блестки на кос­тюмах артистов служили прикрытием полукищенской жизни бродячих циркачей. Приобщение Бориса к цир­ковому искусству по традиции тех лет началось на кухне хозяина, где уче­ник должен был чистить картошку, бегать на базар за продуктами, нян­чить детей, а по вечерам, перед на­чалом представлений, зажигать в ба­лагане лампы. Пытливый паренек присматривался к работе артистов. Во время репетиций они знакомили его с простейшими акробатическими трюками.

Номер «Римские гладиаторы» (слева Б. А. Эдер)На фото. Номер «Римские гладиаторы» (слева Б. А. Эдер)

Настоящее учение пришло через несколько лет, когда Эдер попал в Тифлис в цирк Есиковских. Здесь опытный воздушный полетчик Вайц-мэн, увидев настойчивое стремление юноши стать артистом, взял его к се­бе в номер. Занимаясь с Эдером акробатикой, прыжками, гимнастикой, он много способствовал всесторон­нему физическому развитию буду­щего мастера цирка. В труппе воздушных гимнастов Вайцмана и начал свой творческий путь Борис Эдер. Ежедневные мно­гочасовые тренировки, стремление отточить и совершенствовать трюки, сделать красивыми и легкими свои перелеты позволили ему стать не­плохим  вольтижером.   Вскоре   Эдера приглашают в воздушный полет в цирк Ефимовых. Он выступает здесь уже на правах настоящего ар­тиста.

Достигнув больших успехов в воз­душном полете, Борис Эдер ищет приложения сил своей беспокойной натуре в других номерах. Он высту­пает в модных перед первой миро­вой войной «Римских гладиаторах». Этот номер сменяется «воздушным зубным актом на трапеции под ку­полом цирка». Потом — работа с першем, которую Эдер также ста­рается   всячески   разнообразить   введением новых, оригинальных трю­ков. Так, стоя и передвигаясь на ог­ромном шаре по манежу, он балан­сировал перш с партнером, испол­няющим на его вершине сложные упражнения. Прежде чем создать свой знаменитый аттракцион «Полет вокруг Эйфелевой башни», Эдеру пришлось также работать на пере­ходной лестнице. «Башню» артист сконструировал сам. Вместе с парт­нером Эдер исполнял на вращающейся вокруг нее трапеции слож­нейшие акробатические трюки, тре­бующие огромного физического на­пряжения и ловкости. Со своей «Эйфелевой башней» Борис Эдер успешно выступал в цирках страны, и если бы не одно обстоятельство, быть может, Эдер и не стал бы дрес­сировщиком  хищников.

 Б. А. Эдер и львица ПупаНа фото. Б. А. Эдер и львица Пупа

Дело в том, что в начале 30-х годов, за исключением, пожалуй, Ни­колая Гладильщикоаа и Макса Бо­рисова, в советском цирке не оста­лось ни одного отечественного ат­тракциона диких зверей. Сошли с манежа знаменитые в стране рус­ские укротители Жеребилов, Бере­тик и другие. Царившие после граж­данской войны в стране голод и раз­руха, когда нечем было кормить зверей, также способствовали ликви­дации в цирке номеров дрессиро­ванных  животных. В советских цирках гастролирова­ли  тогда  приглашавшиеся  из-за  границы известные укротители Тогаре, Эрнст Шу, Косми, Карл Зембах. Управление цирками вынуждено было выплачивать этим дрессировщикам крупные гонорары в валюте. Вот тогда-то и было решено начать соз­дание аттракционов с хищниками силами советских артистов.

Борис Афанасьевич получил пред­ложение принять для работы группу львов, приобретенную Управлением цирками у одного иностранного ук­ротителя. Предложение было неожи­данным и казалось невероятным для артиста, никогда в жизни не работавшего с животными, и тем бо­лее с хищными зверями. Однако недаром в Управлении цирками зна­ли Эдера как человека исключитель­ной настойчивости, самообладания и умения доводить до конца любое задуманное дело. После нескольких дней   колебаний   и   раздумья   он   решил попытать свои силы в новой для него   цирковой   профессии. Эдер поступил стажером к дрес­сировщику-иностранцу, стал изучать повадки львов, ухаживал за ними, поил и кормил их, убирал клетки, стремясь расположить хищников к себе. Через две недели «общения» со львами Борис Эдер решил войти к   ним   в   клетку... Иностранный артист, пораженный таким решением стажера, стал отговаривать его.

На съемке фильма На фото. На съемке фильма "Дон-Кихот"

— Львы растерзают вас мгновен­но, едва вы появитесь перед ними! — запугивал  он Эдера.

Но было поздно отговаривать и запугивать смелого и решительного человека. Тогда иностранец предупредил Управление цирками о том, что он снимает с себя всякую ответствен­ность за могущую произойти крова­вую драму, а с Эдера взял расписку в  том,  что  он  предупрежден... Едва Эдер вошел в клетку, как львы бросились на него со зловещим рычанием. Пришлось выйти, снова дни и ночи просиживать рядом с хищниками, всячески задабривать и приучать их к себе. На четвертый день Эдер опять вошел в клетку. Но едва он достиг середины, как вели­кан Примус неожиданно сзади на­бросился на него и с силой ударил по спине, вонзив свои когти. Начи­нающий дрессировщик не растерял­ся и мгновенно кольнул зверя ост­рым трезубцем. Лев отскочил, и Эдер заставил Примуса сесть на свою тумбу. Только после этого, весь в   крови,   Борис   Афанасьевич   отправился в больницу, чтобы сделать пе­ревязку и прививку против зараже­ния крови. Через несколько дней Эдер сно­ва вошел в клетку. Теперь он чувст­вовал себя увереннее. Первая стыч­ка с Примусом укрепила его в со­знании собственной воли и силы. Поэтому он спокойно отражал осо­бенно яростные нападения того же Примуса, а также львов Риффи и Маюрата, не взлюбивших своего нового хозяина.

Б. А. Эдер с тиграми         На фото. Б. А. Эдер с тиграми          

Прошло всего три недели — срок невероятно короткий и рекордный в практике дрессировщиков, — когда Эдер начал работать на арене. Он в корне изменил систему обращения с  дикими   зверями,  отказавшись от запугивания и избиения львов, как это делали многие иностранные укротители. Своей новой манерой дрессиров­ки, основанной на стремлении лаской и вкусовым поощрением подчинить хищника, сделать его послушным исполнителем воли артиста, Эдер по­казал себя новатором в этом слож­ном и трудном жанре циркового искусства. Он отказался и от тради­ционных костюмов укротителей. Эдер появлялся в клетке не в одеянии «таинственных» гипнотизеров и ловких ковбоев, а в обычной пиджачной паре, без револьвера и бича, с ма­леньким стеком в руках. Он называл каждого из своих питомцев по име­ни, жестом руки приглашал его вы­полнить трюк — пройтись по буму, прокатиться на шаре, прыгнуть через обруч. Лишь в крайнем случае, когда лев проявлял непокорность, дрессировщик подталкивал его сте­ком, чтобы заставить выполнить за­дание.

Мягкая, непринужденная манера работы создавала у зрителей впечат­ление, что перед ними в клетке не грозные цари пустыни, а огромные, прекрасно выдрессированные кошки. Но эти «кошки» все же оставались хищниками. Иногда они нападали на своего нового дрессировщика, ко­торому приходилось после этого отлеживаться  в  больнице. Однако Эдер крепко полюбил опасную профессию дрессировщика. У него никогда даже не возникало мысли о том, чтобы вернуться к сво­ему прежнему, более спокойному гимнастическому номеру, казавше­муся ему теперь менее творчески интересным. Борис Афанасьевич стал главой советской школы дрессировщиков хищников. В 1939 году ему было при­своено почетное звание народного артиста РСФСР. Он был награжден орденом  Ленина.

Эпизод из спектакля «Во льдах Арктики»На фото. Эпизод из спектакля «Во льдах Арктики»

Проработав несколько лет со львами, Борис Эдер решил попробо­вать свои силы в дрессировке взрос­лых уссурийских тигров. Я подчерки­ваю слово «взрослых», так как обыч­но принято брать для воспитания совсем молодых животных, у кото­рых еще не проявились природные хищные инстинкты. Смелый артист нарушил и эти «основы» дрессиров­ки. За полгода Эдер подготовил груп­пу десятилетних уссурийских тигров-великанов, в которой находился не­истово свирепый хищник по кличке Джек. В зверинце он растерзал двух работников, а в цирке серьезно поранил ухаживавшего за ним слу­жителя. Но Борис Эдер подчинил себе и грозного Джека, правда, всег­да во время общения с ним в клет­ке был начеку. Затем Бориса Афанасьевича за­интересовали белые медведи. Вы­дрессировав их, он создал спек­такль «Во льдах Арктики». Борис Эдер отправлялся на «дрейфующую льдину», встречался там с белыми обитателями      безмолвной      ледяной пустыни и разыгрывал с ними не­сколько веселых, оригинальных по трюкам сцен.

После выступлений с белыми медведями, он решил подготовить новый аттракцион из их бурых со­братьев, заставить мишек исполнять сложные трюки на канате под купо­лом цирка. В мировой цирковой практике не было подобного номера. Поэтому дрессировщик особенно тщательно его репетировал, стараясь избавить медведей от инстинктивного страха высоты. Начав обучать их на кана­те, натянутом в полутора метрах над манежем, Эдер затем стал каж­дый день водить обитателей русских лесов на крышу трехэтажного дома и проводил с ними там по несколь­ку часов. Так постепенно медведи привыкли к высоте. Толпы одесситов с любопытством наблюдали за этими экспериментами артиста и создали в городе необык­новенную «рекламу» будущему аттракциону. И когда наконец в мест­ном цирке состоялась его премьера, в зале не было ни одного свобод­ного места. Успех дрессировщика был   колоссальный...

Перепробовав свои силы в самых различных областях дрессуры, Борис Афанасьевич в середине 50-х годов покидает манеж. Он становится режиссером-педагогом, создает не­сколько крупнейших аттракционов советского цирка. Эдер, в частности, помог акробату-вольтижеру Вальтеру Запашному подготовить смешанную группу   хищников. В эти же годы Борис Афанасьевич начинает работать в кино. Это он подготовил для фильма «Опасные тропы» всю трюковую часть с тигра­ми, доставленными на «Мосфильм» из тайги. Я видел, как он работал с бывшей эстрадной артисткой Марга­ритой Назаровой, которая должна была дублировать героиню кинокар­тины в эпизодах с хищниками. Впос­ледствии Эдер передал Назаровой эту подготовленную им группу тиг­ров во главе со знаменитым Пуршем. Затем он становится консультан­том-дрессировщиком  и в фильме «Укротительница тигров». В кинокар­тине «Дон-Кихот» Эдер помогает ре­жиссеру Григорию Козинцеву сни­мать сцену встречи со львом рыцаря, которого играл Николай Черкасов.

О своем богатейшем опыте рабо­ты с хищниками в цирке и в кино Борис Афанасьевич написал увлека­тельную книгу «Мои питомцы». В настоящее время он занимается в Ивановском цирке созданием ново­го аттракциона «Львы и всадник», в котором участвуют его дочь Вален­тина и зять Виктор. Борис Афанасьевич Эдер неуто­мим. И сейчас, в дни своего семиде­сятилетия, он полон творческих пла­нов, вынашивает замыслы создания оригинальных аттракционов и номе­ров. Его вечно молодая душа нова­тора не знает покоя.
 

Мих. ДОЛГОПОЛОВ

Журнал Советский цирк. Ноябрь 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100