В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Зооцирк или зверинец

На фото. Школа Н. ЕрмаковаНад привокзальной площадью динамик разносит ме­лодию душещипательной песни. Издали видны панно с изображением экзотических растений и животных, напоминающие безвкусные картины, ко­торые развешивали когда-то фотографы на рынках.

На фото. Школа Н. Ермакова

У окошечка с надписью «касса» толпятся люди. Приоб­ретя билет и миновав контролера, они оказываются в зооцирке. Сегодня обычный будничный день, но посетителей много.

— Финансовый план перевыполняем, — говорит бодро директор Максим Борисович Биндер.

Зооцирк № 4, о котором идет речь, прибыл в Херсон не­сколько дней назад. Перед этим представитель его приезжал в город и позаботился о рекламе и... о бульдозере. Бульдо­зер разравнивал площадку. Потом работники зооцирка на машинах возили песок. Под дождем целый день устанавли­вали вагончики с клетками. На следующее утро, как только выглянуло солнце, шоферы-служители принялись за покрас­ку вагончиков и щитов забора. Когда знакомишься с деятельностью зооцирка, одно вы­зывает невольное уважение к его коллективу, другое — не­доумение, а кое-что и тревогу. Скажем обо всем. Жизнь на колесах. Десять, а то всего четыре дня в од­ном городе и — снова в путь. Ночевка где-то в дороге. Зоо-циркам, как правило, не отводят времени для подготовку к сезону. Могут сказать, а зимовки? Четвертый зооцирк, например, зимовал в Кишиневе. Под открытым небом стоя­ли вагончики и автомашины. Под грузовик с инструментом не заберешься — холод, грязь; красить нельзя — дождь, сы­ро.   Все  делается   урывками.

Постоянная забота у работников зооцирка — корма для животных. На некоторые продукты Союзгосцирк присылает наряды, другие приобретаются по мере возможностей, все зависит от инициативы и расторопности. Едут в колхоз, тор­гуются, упрашивают. В эти дни в зооцирке кончилось просо для фазанов и других птиц. Где, как достать его? При­обрели лишь китовое мясо; будут ли его есть звери? Сотрудников зооцирков не устраивают нормы кормле­ния. Нормы существуют чуть ли не с военных лет и до­вольно случайны. В списках нет многих животных. В чет­вертый зооцирк прибыла антилопа-гну. Такое животное в списках Союзгосцирка не значится. Решили его приравнять к оленю-маралу, добавив к его суточному рациону 1 кило­грамм сена. Но сотрудников тревожит, вдруг обвинят их в расточительстве. Нет в списках броненосца, которого получил зооцирк. Или указано просто: «обезьяны». Мар­тышки, шимпанзе — различий не делается, каждой иа день по 100 граммов хлеба, по 150 граммов молока и т. д., а ведь шимпанзе свободно съедает полкило хлеба и выпивает полтора литра молока. Мало положено обезьянам сахару (20 граммов). Надежда у сотрудников на то, что зрители бросят в клетку конфеты. Тут уже не повесишь надпись, как в Московском зоопарке: «Животных кормить воспрещается!»

Кстати, в научной кормовой лаборатории Московского зоопарка разработаны точные нормы кормления животных всех видов. Почему бы их не взять за основу и для зооцир­ков? Бывает а зооцирке и так.   Овощи есть, но дают их животным невымытыми. В холода не подогревается вода для питья или поят не вовремя. Случаются и другие небрежности в уходе за зверями и птицами. В чем причина? Все работы по уходу за животными выполняют шоферы-служи­тели. Дело в том, что допустить к клетке человека, не имеющего специальной подготовки, оказывается, можно, а к рулю машины не имеющего прав водителя — нельзя. На ра­боту в зооцирк берут шоферов, знающих и любящих машину, забота о животных для них обременительная нагрузка. Нередко происходит так: уволился шофер, а надо ехать дальше. На ближайший столб укрепляется объявление: «Требуется...» Кто первый заглянет к директору, того и оформят. Новый работник оказывается пьяницей или выяс­няется, что он скрывается от алиментов.

У директора четвертого зооцирка Биндера созрело та­кое   предложение:

— Хорошо бы Союзгосцирку организовать курсы шофе­ров-служителей. Шоферов требуется немало, только у нас в  штате их  23.

...Пока что речь шла в основном о хозяйственных и ор­ганизационных делах. Но самое главное — как зооцирк обслуживает   посетителей.

— Обратите  внимание  на   надпись  при   входе, — гово­рит Биндер. — Видите: «Зверинец». Мы не обещаем зрите­лям ничего иного, кроме обозрения зверей.

Когда из Союзгосцирка приходят красочные рекламы, слово «Зооцирк» на них старательно заклеивается листка­ми, на которых отпечатано красным: «Зверинец».

Почему же зооцирк превратился просто в зверинец? В зооцирк № 4 давно не направлялись артисты. Сотрудники его не жалеют о таком положении. Объясняется это вот чем. Во-первых, артисты приносят лишние хлопоты. Когда-то четвертый зооцирк возил с собой старое списанное ша­пито. Он требовал постоянного ремонта. Устанавливать его приходилось долго. Во-вторых, неизвестно каких артистов пришлют. Если бы приехал хороший дрессировщик. Но вряд ли... Вспоминают. Несколько лет назад выступал у них ар­тист с дрессированными собачками (сейчас он на пенсии). Репертуар его был ниже всякой критики. В Кургане го­родские власти запретили демонстрировать его номера. Дру­гой номер дрессированных животных был направлен в зоо­цирк накануне расформирования. Одно это говорит о его качестве. Как-то прислали жонглера и гимнастку.

— Согласитесь, — говорят      сотрудники      зооцирка, — странно выглядит жонглер или номер «каучук» среди кле­ток со зверями.
— А режиссер?
— Мы ни разу не видели у себя режиссера...

Сколько усилий прилагается в цирках, чтоб в каждой программе были представлены все жанры. А зооцирк боль­ше года не имеет номеров дрессуры, и это, видимо, никого не тревожит. Сменить вывеску, сделать наклейки на афи­ше — не выход из положения. Пусть зрители формально не смогут предъявить претензии — мол, афиши рекламиру­ют одно, а на деле — другое. Но ведь платят они не 20 копеек, как, например, в огромном Московском зоопарке, а 40 копеек, как полагается в зооцирках. Честно ли это по отношению ко многим тысячам посетителей? Если не при­ехали артисты, можно показывать зоодрессуру, раскрываю­щую возможности животных, их нравы, инстинкты.

— Конечно, это  наше дело, — соглашается  Биндер.

Бывший директор зооцирка Ваганов работал с бегемо­том. Выступления его были добровольной нагрузкой. Кому в зооцирке вменить в обязанность демонстрацию дрессу­ры? Штат небольшой: директор, заведующий зоотехотделом, лектор, затем механик, бухгалтер... У каждого свои обязанности, немало хозяйственных забот. В зооцирке № 4 есть технические работники, обслуживающие слона и беге­мота, но с них требовать показа дрессуры нельзя.

— Если  и  появится  у кого  желание, — замечает Бин­дер, — трудно осуществить его. Нужно репетировать, а где, когда? Не в пути же. Требуется база, квалифицированная помощь. Но никого это, видимо, в Союзгосцирке не инте­ресует.

Так кто же обслуживает зрителей, кроме кассира и контролера? Лектор. Ему положено проводить в день три экскурсии. В настоящее время лектор четвертого зооцирка Муза Николаевна Костенко исполняет одновременно обя­занности заведующего зоотехотделом. Экскурсии не прово­дятся. Но это положение временное. Важнее то, как обыч­но выглядит деятельность лектора. У Костенко почти де­сятилетний стаж, опыт, высшее зоотехническое образова­ние. В книге отзывов положительные записи участников экскурсий. Но каждый ли зооцирк располагает таким лек­тором? Видимо, нет. Не раз Музе Николаевне приходи­лось уступать свое место жене нового директора зооцирка. Как получалось? Вправе директор ездить вместе с женой? Конечно. Должна она работать? Бесспорно. Кем? Не клет­ки же ей чистить. И лектором становилась, например, вы­пускница библиотечного техникума. Могла ли она квали­фицированно и интересно знакомить посетителей с жизнью животных? И новые вопросы. Как контролируется работа лекторов? Какая им оказывается помощь?

За время своей работы в зооцирках Костенко ни разу не получала методических материалов, указаний. Не пом­нит она, чтобы хоть раз собрали лекторов для обмена опытом, инструктажа. Как-то прислали два сборника Мос­ковского зоопарка и это все, а специальная литература очень   нужна. К сожалению, многое в зооцирке делается как-то ку­старно, бесконтрольно. С утра до закрытия не смолкает динамик радиоустановки. Каждый месяц для него приобре­тается до 30 патефонных пластинок. Кто об этом заботит­ся? Шофер-радист. На свой вкус он подбирает музыку. А внешнее оформление? Им занимается художник, принятый в  штат где-нибудь  в  пути. Снова вспоминаем цирк. Там над оформлением программ работают опытные художники, квалифицированные специа­листы подбирают музыку или ее специально пишут компо­зиторы. Оформление спектаклей в поле зрения Союзгос­цирка. А кто контролирует оформление 13 зооцирков, разъезжающих по всей стране, кто знает, какую музыку разносят их динамики? Надо учесть, что нередко зооцирки добираются до так называемых глубинок, куда не загля­дывают передвижные цирки. Жители тех мест с интересом и доверием относятся к зрелищу, направленному из цент­ра такой солидной организацией, как Союзгосцирк.

...День ясный, посетители все идут и идут. И сегодня финансовый план будет перевыполнен. Но обойдя клетки, люди задерживаются у выхода, на лицах многих неудовлет­воренность, немой вопрос: «И это все?» ...Наступил вечер, в положенный срок захлопнулось окошечко кассы, закрыта калитка за последним посетите­лем. Среди клеток устанавливаются скамейка, стулья, со­бираются все работники, чтобы поговорить о том, что их волнует. Многое из высказанного представляет явный интерес. Зашел разговор о необходимости создать базу или базы для зооцирков. В них можно было бы в удобных условиях ремонтировать технику, оставлять больных животных или ждущих потомство. На базе можно было бы готовить жи­вотных для выступлений, вести зоодрессуру. Стоит с вни­манием отнестись к этому предложению. Шоферов очень волнует ремонт машин, снабжение за­пасными деталями. Механик только что ездил в Москву, провел там больше двух недель, но почти ничего не привез — не было нужных детален на складе. Хотели шоферы приоб­рести кое-что в Херсоне в магазине, но по перечислению там не продают, за наличные деньги зооцирк не имеет права покупать. Надо решать и этот вопрос.

— А   что   получится! — воскликнул   кто-то   из   водите­лей, — вместо  ремонта  придется  бросать  машины,  списы­вать  их...

Были предложения касающиеся улучшения быта. В зоо­цирке № 4 один вагончик оборудован под красный уголок. В нем установлен телевизор, но тут же хранят вещи, тут же едят, спят. Хорошо бы иметь вагон-общежитие. Предлагаются более совершенные конструкции прицепов с клетками. Основой для них мог бы быть ЗИЛ-158. Это позволит быстрее, не затрачивая много сил, устанавливать клетки на новом месте, а в пути развивать большую ско­рость.  Механик  В.   Енгибаров  говорит:

— Если   пофантазировать,   помечтать,  то   самые  удоб­ные для нас были бы машины типа автобуса, вроде зиловских.  Их устанавливать могли бы всего за какой-нибудь час...

Его   мысль  с   энтузиазмом   подхватили.

— Сейчас на установку вагончиков требуется день на­пряженного  труда,  и  полдня,  чтобы  свернуться.   Остано­виться в селении, чтобы демонстрировать животных один-два дня, не имеем возможности, это не оправдывает себя. Если бы ездили в автобусах — не пропускали и сел. Смогли бы охватить новые контингенты зрителей.

Вспоминают, что давно ждут пополнения животных: тиг­ров,   зебр,   змей. Из   заднего   ряда   доносится   сердитый   голос:

— Мало нам уделяют внимания в Союзгосцирке.

Из высказываний складывается такое впечатление: вни­мание уделяется, но главным образом коммерческой, хо­зяйственной стороне дела, а то, как обслуживаются зрите­ли, каково оформление, какая демонстрируется дрессура — все это контролируется слабо. В зооцирк № 4 приезжали представители бухгалтерии, отдела снабжения, недавно посетил его зооврач, но здесь не помнят, чтобы заглянул к ним кто-нибудь из художественного отдела. Собравшиеся высказывают пожелание начать соревно­вание зооцирков и обязательно учитывать при этом не только выполнение финансового плана, а и то, как удовлет­воряются   запросы   посетителей.

Совсем стемнело; кажется, что громче звучат во мраке крики хищников, пронзительные голоса птиц. Пора закан­чивать беседу. Договариваемся, что о своих пожеланиях, предложениях работники зооцирка будут писать в журнал. Люди расходятся не спеша. Фигуры их исчезают среди ва­гончиков. Вспоминаются брошенные кем-то слова: «Пасын­ки мы у Союзгосцирка». Нет, зооцирки не должны быть на положении пасынков, им надо больше помогать и больше с них требовать. Зооцирк должен быть зооцирком, а не простым зверинцем. Но, может быть, есть другое мнение?
 

г. Херсон. К. ГАНЕШИН

Журнал Советский цирк. Июль 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100