В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Алекс и Заватта

Полное имя Алекса было Александр Бюньи де Брайли. Этот французский клоун родился в Кодеране (депар­тамент Жиронды) в 1897 году.

Отец его Жозеф Бюньи был клоуном-дрессировщиком. На рисунке Фаверо, почти официального рисовальщика цирка Фернандо, он изображен читающим, а группа обезьян весело резвится вокруг. Имя Жозефа Бюньи встречается среди дрес­сировщиков, выступавших со своими учеными обезьянами на арене цирка Франкони. Жозеф Бюньи был женат на Анне Дюко, наезднице, принадлежавшей к известной семье цирко­вых   наездников. Алекс Бюньи впервые дебютировал как клоун вместе со своим братом Люсьеном, который исполнял роль рыжего. Люсьен Бюньи был убит во время первой мировой войны. Алекс после демобилизации из армии выступал как музыкаль­ный клоун вместе с Люсьеном Луайялем, по прозвищу Питт, одним из многочисленных отпрысков семьи Луайяль. Их содру­жество продолжалось пять лет. Затем Бюньи входил в группу коверных цирка Медрано. Положение это было незавидное, и он в ту пору не выказал никаких способностей, которые обратили бы на него внимание.

У Алекса был всегда равнодушный вид, если он и прини­мал участие в групповом выступлении клоунов, то не проде­лывал никаких интересных упражнений. Впрочем, он был опытным прыгуном. Когда администрация цирка Медрано предложила Алексу стать партнером Рома, после ухода Деспара-Плежа, он поначалу также не проявил никаких особых качеств, которые свидетельствовали бы о том, что выбор администрации удачен. Он выхо­дил на арену в костюме темно-гранатового цвета, лишенном украшений, карманы его раздувались, как плавники; костюм этот был, как видно, не его выдумкой, потому что впоследствии Алекс никогда больше не выступал в столь смешном виде. Как и всем начинающим клоунам, Алексу недоставало есте­ственности. Он был лишен динамизма, который помог бы ему скрыть неуверенность и чувство стесненности, усиливав­шееся неудачным костюмом; словом, поначалу Алекс Бюньи был весьма средним клоуном. К тому же и голос у него был резким и монотонным и не прибавлял артисту обаяния.

Однако Алекс мужественно выполнял нелегкую роль парт­нера Рома. И достиг успеха, правда, с помощью самого Рома. Они вместе поставили антре «Цирковая арена» и «Ром-сыщик». Сотрудничество Бюньи с Ромом продолжалось недолго, но оно принесло Алексу ангажементы в различные цирки Испании и Португалии, где его партнером стал Филип Кайроли. В содружестве с Кайроли Алекс достиг мастерства и такого своеобразия исполнительской манеры, что, вопреки ожида­ниям, выказал себя достойным положения, которое занял, сделавшись партнером Порто, то есть положения самого тон­кого,   если   не   самого   великолепного   французского   клоуна. К тому времени Александр Бюньи избрал псевдонимом свое уменьшительное имя Алекс; псевдоним этот оставался свободным после смерти Алекса Бриаторе. Совместные выступ­ления с Филипом Кайроли помогли ему выработать чувство ритма. Алекс не был чужд музыки. Работа с Филипом приба­вила ему знаний. Возвратившись во Францию, Алекс сделался партнером Порто и сразу же поразил публику.

Алексу удалось создать оригинальный по рисунку и совер­шенно классический по выразительности, одновременно и строгий и полный очарования, внешний образ. Он не зло­употреблял гримом; напротив, грим его был необычайно прост и выразителен. Лицо Алекса всегда густо напудрено, как у Пьеро, над глазом — ломаная линия, образующая треугольник без основания, подбородок рассекает ложбинка в форме буквы «Т». Бритая голова, как у мима, увенчивается прямым хохолком волос на темени; такой хохолок носил Тонитофф. Однако на лице Алекса, обрамленном красными от кармина ушами, нет ни презрительной гримасы, ни выра­жения сухости, характерных для Тонитоффа. Приветливое, ясное,  спокойное  лицо  Алекса  хорошо  знакомо  парижанам: с некоторых пор многочисленные афиши рекламируют его как лучшего из клоунов. «Лучший из клоунов» — это, пожа­луй, слишком сильно сказано. Не стоит обижать его предшест­венников. Вернее сказать, Алекс — один из лучших клоунов за последние пятнадцать лет;  это будет ближе к истине.

Как известно, реклама часто не соответствует подлинному таланту клоуна; тем не менее следует признать, что Алекс сделался незаменимым партнером для Порто, когда тот, утом­ленный бесплодным растрачиванием своего таланта в составе трио (в частности, трио Дарио), решил выступать в дуэте и выказал отличные качества: непосредственность, уравнове­шенность и веселый нрав. Алекс был слишком нервным, для того чтобы подчинить Порто дисциплине классического дуэта клоуна и рыжего, и слишком хорошо понимал возможности своего партнера; вот почему он предоставил Порто самую широкую возможность проявлять свои способности и мастерство. Для Порто Алекс был замечательным партнером, о котором можно только мечтать. Благодаря его участию такие антре, как «Сомнамбула-клептоманка», «Паяц, сидящий в зале», «Ясновидящая», «Завт­рак на лужайке», «Младенец-исполин» и другие, преврати­лись в подлинные маленькие шедевры. Артисты освободились от всех ненужных аксессуаров. Игра Алекса, строгая и выдер­жанная, гармонировала с его изысканным обликом. Александр Бюньи де Брайли и Артуро Сараива Мендес, известный под именем Порто, присоединили к блеску своих аристократиче­ских  фамилий блеск гордого служения искусству. После событий 1940 года 1 Алекс уже не мог больше рассчиты­вать на содружество с Порто. Одно время он работал вместе с Поло Эндрью, затем с Ахиллом Заватта, оригинальным коми­ком, который выступал в Зимнем цирке в труппе трех братьев Бульоне.

1 То есть после  капитуляции  Франции  перед  фашистской  Герма­нией. — Прим. ред.

Ахилл Заватта, сын Деметрио Заватта, родился 6 мая 1915 года в Ла Гулетт (Тунис). Его отец был директором цирка в продолжение тридцати пяти лет; в этом цирке маленького Ахилла обучал мастерству старший брат Мишель. Ахилл дебютировал  на  арене  цирка  как  гимнаст  на  параллельных брусьях и как прыгун, равного которому в цирке его отца не было. Работал он также и как вольтижер на лошади. Поло­жение сына директора цирка давало ему много преимуществ, и он охотно потешался над своими коллегами. Его акробатиче­ский номер на лошади превратился в номер комического наезд­ника. Ахилл женился на мадемуазель Фигье, дочери дирек­тора другого цирка, и подготовил вместе с нею танцевальный номер. Затем Ахилл был приглашен с труппой конных акро­батов Жермен в цирк Ранси. В Лиможе он повстречался с Дес-паром-Плежем, у которого не было в то время партнера, и дебю­тировал как рыжий в пародии «Гамлет» — этой альфе и омеге искусства   клоунады.

Сын и зять директоров цирков, Ахилл Заватта располагал множеством преимуществ, и различные труппы охотно ангажировали его. Так, братья Бульоне пригласили Ахилла и его брата Мишеля к себе;  Мишель исполнял роль клоуна. Братья Заватта реабилитировали антре прошлого, полные грубоватых эффектов и простодушного веселья. Чувствовалось, что Заватта принесли на арену традиции цирка своего отца. Мишель создавал образ добродушного, близкого всем народ­ного комика. Так же просто и добросовестно выступала в роли гимнастки-акробатки его сестра мисс Изолина; после несколь­ких сложных номеров, когда артистка удерживала равновесие на спинке стула, установленного на трапеции, она устремля­лась вниз, в последний момент цепляясь ногами за трапецию; то был номер, выдержанный в духе ярмарочных акробатов, которые подчеркивают трудность и опасность исполняемых ими упражнений.

Когда Ахилл Заватта дебютировал с Деспаром-Плежем, он изображал пьянчужку, сильно напоминавшего персонаж, соз­данный Барио. Вот почему, когда Заватта и Деспар-Плеж были приглашены Зимним цирком, где в то время выступало трио Дарио, Ахиллу пришлось изменить характер своего персонажа. Он изменил прежде всего грим. И все же его грим по-прежнему во многом походил на грим Барио. Оригинальность Заватта заключалась, конечно, не в гриме, хотя некий мало компетент­ный журналист, каких немало встречается среди людей, пишущих о цирке, утверждал, будто Заватта сказал новое слово в области грима. Но если грим и костюм Заватта справедливо критиковали, то его игра была выше всяких похвал. Комизм — его подлин­ная стихия. Он — буффон до мозга костей, и это проявляется в   любом   его   жесте.    Заватта — прежде    всего    рыжий-ве­сельчак.

В сезон 1935/36 года на арене Зимнего цирка давалась гран­диозная водная феерия под названием «Жемчужина Бенгалии». Заватта исполнял в ней роль солдата английской армии, который внезапно обнаруживал, что грудь ого была сильно развита и походила на женскую. Не хватит слов, чтобы опи­сать во всех нюансах множество ужимок и гримас Заватта, который был поражен и вместе с тем удовлетворен своим откры­тием. Комедия с раздеванием, к которой клоуны так часто прибегают, чтобы понравиться публике, выглядит грубой карикатурой рядом с этой удивительной сценкой, разыгран­ной Заватта. Заватта вырос в бродячем цирке и поэтому привык испол­нять несколько различных номеров в вечер, несколько раз появляться в одной и той же программе. Неутомимый каскадер, Заватта, выступая в пантомиме «Жемчужина Бенгалии», занимал внимание публики целой серией падений и комиче­ских прыжков, пока менялись декорации. Чувство смешного было настолько свойственно ему, что артист искренне забавлял­ся, исполняя различные номера. Однажды в ходе представле­ния он потерял свой приставной нос в бассейне, куда его по приказанию Принцессы бросили на съедение змеям.

— Делайте что хотите, — кричал Заватта, отступая от тек­ста либретто, — но найдите мой нос. Или я в самом деле отдам себя  на  съедение  змеям.

К несчастью, успеху Заватта может повредить то обстоя­тельство, что он связан длительным контрактом с братьями Бульоне, и это лишает его возможности выступать перед более требовательной публикой, как, например, публика цирка Медрано. Ведь зрители, которые восхищаются представления­ми эффектных феерий и пантомим, мало разбираются в раз­личиях, существующих между клоуном и другими комиками цирка. Комик, выступающий на арене цирка, представляется тем более талантливым, чем большее впечатление он произво­дит на зрителей. А публика, посещающая в наши дни Зим­ний цирк, бурно реагирует на любую шутку. Для самого Заватта было бы небесполезно испробовать свои силы перед более   взыскательными   зрителями 1.

1  В  Заватта — премьер цирка Медрано. — Прим.ред.


Из книги Тристана Реми. Клоуны

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100