В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Цирк Гаджикурбанова

 

 

Кто не знает прославленного канатоходца заслуженного арти­ста РСФСР и народного артиста Дагестанской АССР Яраги Гаджикурбанова! Но не каждому известно, что у Гаджикурбанова есть собственный цирк. Да-да, собственный цирк. Представьте себе, дорогой читатель, я тоже удивился, узнав об этом. В наше время иметь собственный цирк? — думал я. Ведь давным-давно миновали годы нэпа, когда существовали цирковые пред­приниматели. Или может быть, Гаджикурбанов — неразоблаченный частник, маскирующийся под видом руководителя циркового коллек­тива, как это порой бывало на периферии в начале 30-х годов? Нет. Гаджикурбанов вовсе не скрывает, что у него имеется собствен­ный цирк. Он рассказывает о нем с большой гордостью всем своим знакомым и друзьям.

Не буду больше играть на вашем любопытстве, дорогой читатель, и сообщу вам наконец о том, что я узнал о цирке Гаджикурбанова, когда недавно побывал у него дома.

Что представляет собой цирк Гаджикурбанова, мне стало приблизительно ясно, когда я переступил порог его квартиры и очу­тился в большой светлой комнате. Вдоль ее стен на стульях, табу­ретках и чемоданах сидели несколько пожилых женщин и около двух десятков ребят школьного и дошкольного возраста. Все они неистово хлопали в ладоши, а некоторые из малышей даже стучали ногами:

—Давай, Алмазик, начинай!

Из соседней комнаты вышла девочка лет десяти с такими же чер­ными, как у Яраги Гаджикурбанова, глазами. Сделав общий поклон, она, точно бывалый инспектор манежа, звонко и протяжно вы­крикнула:

—Начинаем большое цирковое представление. Первым номером
выступает  всемирно   известная   воздушная   гимнастка  Айшат   Гаджикурбанова.

Оркестранты — они же зрители — грянули на чемоданах и стульях марш, и на середине комнаты, грациозно раскланиваясь, по­явилась тринадцатилетняя девочка в белом тренировочном трико, очень  похожая  на свою сестру — инспектора манежа.

Минута — и вот она уже на веревке, протянутой между двумя кроватями. Артистка балансирует на веревке, держит на лбу вместо перша половую щетку и выполняет вис на подколенках вниз голо­вой. Спрыгнув на пол, она делает комплимент, и по комнате про­катываются аплодисменты зрителей. Но это показалось недостаточ­ным  «всемирно известной  воздушной  гимнастке».

—Ребята! Разве так хлопают? — говорит она обиженно. — Хлопай­те,  как  в  настоящем  цирке,  а то я  не  буду  в    следующий  раз  вы­ступать.

Зрители начинают аплодировать громче, и артистка, счастливо улыбаясь, покидает манеж.

Инспектор объявляет следующий номер:

—Акробатический этюд в  исполнении  заслуженных  артисток  на­шего цирка сестер Алмаз и  Зулейки  Гаджикурбановых.

Но вместо заслуженных артисток — десятилетней Алмаз и семи­летней Зулейки — первой на манеж неожиданно выбегает их пяти­летняя сестра Патимат.

Объявляйте мой номер, — говорит она сестрам, — я сейчас бу­ду делать стойку.

Зачем ты нам мешаешь? Твой же номер следующий, — пытают­ся урезонить нарушительницу порядка Алмаз  и Зулейка.

Нет, мой номер следующий, — заявляет пятнадцатилетняя  Эльмира Гаджикурбанова, — я свою очередь не уступлю.

Но Патимат продолжает упорствовать:

 

 

А я все равно буду сейчас выступать.

И  я,  и  я, — присоединяется   к   ней  самая   младшая   из  сестер
Изумруд.  Несмотря на свои два с половиной года, она уже умеет
делать шпагат и поэтому считает себя большим мастером арены.

Я буду выступать,— настаивает она,— я тоже заслуженная.

Между шестью сестрами завязывается горячий спор. В него вклю­чаются и зрители — взрослые и дети. И вскоре вся квартира напол­няется детским криком и плачем, и поэтому трудно разобраться, кто прав и кто виноват.

Спор прекращается так же неожиданно, как и начался. В комна­те появляется вернувшаяся из школы самая старшая из сестер Джарият. Для малышей она признанный авторитет: Джарият уже взрослая. Ей восемнадцать лет. В этом году она заканчивает деся­тилетку. Но самое главное — она по-настоящему заслуженная арти­стка. Старшая сестра уже не участвует в спектаклях домашнего цирка. Вот уже десять лет, как она работает на манеже со своим отцом. Четыре года назад, когда Джарият было четырнадцать лет, ей было присвоено звание заслуженной артистки Дагестанской АССР.

Девушка успокаивает сестер, и представление продолжается. Четко и звонко объявляет номера инспектор манежа, и на арене, сменяя друг друга, выступают жонглеры, акробаты, велофигуристы на трехколесных машинах и даже верхом на палочках лихие кав­казские  джигиты.

Работают все артисты очень старательно, с полным знанием своего дела. И у всех у них горящие задором черные глаза и непо­слушные черные косички.

И опять прерывается неожиданно представление. На этот раз из-за хозяина дома.

        Папа  пришел!  Папа  пришел! — кричат  наперебой  юные арти­стки и, позабыв про зрителей, бросаются к двери, где стоит улыбаю­щийся Гаджикурбанов.

Дочери  окружают отца,  виснут у него на руках.

; Папа, смотри, я умею делать смертельный шпагат. Возьми ме­ня к себе в цирк, — требует маленькая Изумруд и тут же демонстри­рует на ковре свое искусство.

И мы хотим в цирк. Когда же ты нас возьмешь к себе? — спрашивают отца Алмаз, Зулейка и Патимат.

Скоро, дочки, скоро, — успокаивает их Гаджикурбанов.

И он не обманывает их: артист мечтает со временем ввести в свой номер всех своих дочерей. У него даже есть свой семилетний план.

Все мои дочери  разъезжают со мной по стране, — рассказал Гаджикурбанов, когда мы вышли в другую комнату, — все они стра­стно любят цирк  и  сами  разучивают трюки,  которые исполняют в нашем домашнем цирке перед своими друзьями. Впрочем, он стал
уже не совсем домашним. Из семи моих дочерей трое — Джарият,
Эльмира и Айшат - уже работают со мной на канате. Этой осенью в номер войдут еще две дочери — Алмаз и Зулейка. Таким образом, скоро  на манеже уже  будут выступать пять  моих  девочек. Через пять  лет  станут  артистками цирка   мои   самые   младшие дочери Патимат и Изумруд. А к 1965 году я мечтаю, создать вместе с до­черьми Дагестанский цирковой коллектив «Цовкра».

Ну, тогда у вас будет свой настоящий цирк. Так сказать, полная семейственность в коллективе, — пошутил я.

А как же иначе. Ведь  в  цирке семейные отношение, как  вы сами    наглядно   видите,    только   способствует  развитию  циркового искусства, — объяснил Гаджикурбанов.

И я, пользуясь знакомством, попросил уже заранее у главы семейного цирка контрамарку на первое представление, в котором будут участвовать все семь дочерей-артисток.

 

http://www.ruscircus.ru/arhiv-press/winter-fantazi596 Журнал «Советский цирк» июнь 1959

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100