В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Плечевая акробатика и прыжки  

 

 

В современном советском цирке плечевая акробатика, и в частности работа с под­кидными досками, стоит на высоком уровне и пользует­ся заслуженным успехом у зрителей.

И все-таки...

Сейчас в работе акробатов с подкидны­ми досками выполняемые трюки в своем большинстве стандартны, и коэффициент их трудности не особенно велик. Это саль­то с пируэтом на второго, двойное сальто на второго, сальто на третьего. И хотя эти трюки выполняются в разных комбинациях и на различные дистанции, все-таки они остаются трюками старыми, которые мы ви­дели много лет назад.

В довоенные годы, как это ни парадок­сально, работа акробатов с подкидными до­сками была разнообразнее и отдельные трюки много сложнее. Приведем несколь­ко примеров.

Акробаты с подкидной доской Беляковы в период между 1936 и 1940 годами сумели сделать несколько трюков, которые до сих пор ни одна группа акробатов не только не повторила, но и не пыталась это сделать. Такие трюки, как двойное сальто на тре­тьего, можно отнести к разряду высшего класса. Интересно заметить, что этот трюк, очень сложный сам по себе, Беляковы вы­полняли блестяще и с технической точки зрения. И это надо отнести не только за счет того, что их верхний (Девяткин) был безукоризненно точным, не только за счет очень хороших нижнего и среднего (Н. Шаламов и В. Беляков), но и в первую оче­редь за счет упорных и регулярных ре­петиций. Они не боялись браться за трюки очень сложные и до них никем не выпол­нявшиеся. Эта же группа акробатов, прав­да, непродолжительное время, делала саль­то на четвертого. Излишне говорить, на­сколько сложен этот трюк и сколько упор­ного труда он потребовал.

В 1937 году Государственное училище циркового искусства выпустило группу акробатов Жорве с подкидной доской в со­ставе: Г. Третьяков, Л. Шляпин, В. Баюкин, В. Беляев, Н. Мурзин, В. Акимов, А. Со­колов.

На выпускном просмотре и в первое вре­мя работы они исполняли один из самых технически сложных трюков — тройное сальто на второго (верхний — Баюкин, ниж­ний — Третьяков, средний — Шляпин).

Буду­чи одним из исполнителей этого трюка, мо­гу сказать, что он потребовал около года ежедневных репетиций и максимального на­пряжения сил всех участников, в том числе и режиссера С. Д. Романо.

И это дало свои результаты — к моменту выпуска тройное сальто выполнялось довольно уверенно. Хо­тя в последующей работе его перестали выполнять по техническим причинам (в подкидной доске пришлось заменить не­сколько планок, отчего ее темп и мощность изменились), группа акробатов Жорве не прекратила своих творческих исканий и уже во втором городе начала выполнять новый и очень красивый трюк — двойное сальто бланжем на второго (Ялта, 1937). Это сальто выполнялось очень уверенно и в тече­ние более чем двух лет. Исполнителями бы­ла та же тройка — Баюкин, Третьяков, Шляпин.

Есть еще один трюк, совершенно но­вый, который сумела выполнить и пустить в работу эта группа акробатов с подкидной доской. История этого сальто интересна и поучительна.

Зимой 1937 года в Курске на одном из вечерних представлений акробаты Треть­яков и Шляпин наблюдали выступление прыгунов на батуде Эвальдо. И вот их ко­мик (один из лучших прыгунов на батуде в то время) начал выполнять оригинальные прыжки: в высоком темпе выкручивая пе­реднее сальто высоко над сеткой и немно­го перекрутив его, он поворачивался на 180 градусов и падал в сетку на спину, в темпе снова — полтора передних с поворотом на спину и т. д.

Глядя на эти прыжки, оба акробата од­новременно подумали: «А что если такое сальто сделать с подкидной доски? Можно будет полностью выкрутить после передне­го и заднее сальто, и останется запас, чтобы поймать в плечи или на колонну».

На следующий день начали репети­ровать.

Так появился трюк, который получил название «переднее-заднее - сальто на вто­рого».

Эти примеры приведены здесь не для того, чтобы в какой-то степени умалить труд и достижения современных акробатов с подкидной доской. Отнюдь. Мы вспомнили обо всем этом, потому что сейчас в работе акробатов с подкидной доской наблюдает­ся, можно сказать, «трюковой застой» — явление очень нежелательное.

Поиски нового, более сложного и кра­сивого, чем то, что делалось раньше,— вот задача, которую должны поставить перед собой современные плечевые акробаты. Каждая группа акробатов соответственно своему составу и своим возможностям должна внести что-то новое в плечевую ра­боту, что, несомненно, будет способство­вать дальнейшему расцвету этого жанра циркового искусства.

Несколько слов о прыжках.

Большая часть плечевых акробатов за­канчивает свою работу индивидуальными прыжками. По сравнению с прошлым класс прыжков сейчас гораздо выше. Если рань­ше двойное сальто считалось высшим до­стижением и исполнителями были единицы, то сейчас (включая и акробатов-спортсме­нов) его выполняет гораздо большее коли­чество прыгунов.

Но почему никто так уверенно не дела­ет двойное сальто, как делал его Д. Мас­люков? Почему никто так хорошо не делает арабские сальто по кругу, как делал А. Гро­мов?   И   почему   сейчас   никто   не   прыгает так высоко, как прыгал М. Осташенко? (То, что сам Осташенко высокого роста, конеч­но, способствовало высоте его прыжков, но те, кто видел его в расцвете, знают, что даже для своего роста он прыгал феноме­нально высоко.)

Ответить на эти вопросы можно только так: надо больше любить прыжки и боль­ше прыгать. Неверно, что раньше были бо­лее талантливые прыгуны, чем сейчас. По сложности прыжков акробатика ушла дале­ко вперед. Сейчас большинство акробатов-прыгунов, достигнув в прыжках определен­ного уровня, необходимого для работы, по сути дела, прыжками больше не занимают­ся. А как раз этого и не должно быть! И плечевые акробаты и акробаты-прыгуны должны прыгать технически сильно и раз­нообразно. И прыгать должны все. А ча­сто бывает, что из десятка прыгунов, вы­ступающих в номере, прилично прыгают только три-четыре человека. Нельзя оправ­дывать слабые прыжки большой нагрузкой в плечевой работе.

Вспомним акробатов с подкидной доской Дарвест. Вполне приличная плечевая рабо­та сочеталась у них с сильными прыжками. Тем более нельзя оправдать сравнительно слабые прыжки в группах акробатов-пры­гунов, скажем, в такой группе, как Федосо­вы. Сам И. Федосов — первоклассный пры­гун, и о его прыжках можно говорить только хорошее, но в связи с тяжелой травмой он сейчас прыгает мало. А почему же (за исключением нескольких человек) сравни­тельно слабо прыгают его партнеры? Мы говорим «сравнительно» потому, что, гля­дя на работу Федосовых, невольно вспо­минаешь акробатов Донвальдо: у тех и у других основная работа — прыжки. Но прыжки Донвальдо были разнообразными и красивыми, хотя отдельные прыгуны в группе Федосовых прыгают технически сильнее.

Зрители с восхищением наблюдали три круга флик-фляков Г. Чайченко, который выполнял их очень красиво и в хорошем темпе. 8 этой связи нельзя не отметить, что круг флик-фляков, выполняемый Н. Кусакиной в группе Федосовых, также смот­рится с удовольствием и что флик-фляки по кругу для женщины — очень сильный и сложный вид прыжков.

В группе Донвальдо П. Осташенко вы­полнял оригинальные прыжки «колпинские», которые сейчас не исполняет никто. Он де­лал первый круг — арабские колеса по барьеру, затем круг «колпинских» и закан­чивал арабскими колесами на месте в цент­ре манежа. «Колпинский» прыжок техниче­ски не очень сложен, но он очень красив, особенно в сочетании с арабскими коле­сами.

Нам кажется, что такими прыжками мо­гут заканчивать свою работу все группы плечевых акробатов. А у акробатов-прыгу­нов они должны быть технически более сложными и разными по характеру.

 

Л.  ШЛЯПИН

Журнал «Советский цирк» март 1959

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100