В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Архива Курсов «Искусство движения» не сохранилось

Сообщаю только то, что могу подтвердить оставшимися у меня материалами. Если нужно что-либо дополнительно, то не раньше декабря. К тому времени могут быть присланы и фото. В. ЦВЕТАЕВА.

 В НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ КАБИНЕТ

В НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ КАБИНЕТ

К сожалению даты не указано. Пожелтевший листок с блеклым текстом, обвитым карандашными рисунками цветов. Рисунки похожи на орнамент вокруг печальных слов об утрате архива. Я знал, что этот лист старше меня и даже нашего училища. Ему по меньше мере лет 80-ть. Он с первых лет Советской власти. Тогда возникало немало различных студий и курсов, театральных, хореографических… Однако среди них курсы, возглавляемые Цветаевой, пользовались особым авторитетом.

Глава 1

«АРХИВА НЕ СОХРАНИЛОСЬ»

1. «СТАРШИЙ НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК ЦИРКОВОГО МУЗЕЯ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО»

А. Волошин в кабинете Удостоверение А.Волошина

                           А. Волошин в кабинете                                            Удостоверение А.Волошина

 

ДАРСТВЕННАЯ

Я, Волошина – Дворецкая Мария Павловна, дарю Московскому государственному училищу циркового и эстрадного искусства им. М. Н. Румянцева (Карандаша) личные вещи А. М. Волошина, который в течении 30 лет был его директором.

Мне кажется, что этот дар не только обогатит  архивные материалы методического кабинета, но и поможет лучше узнать о  жизни Александра Маркиановича, его характере и привязанностях. К дарственной прилагаю список дарения, любезно составленный педагогом ГУЦЭИ Черновым Е.П.                                                    

«….» ……………. 2004 г.  Волошина-Дворецкая Мария Павловна Волошина: т. 208-06-86. Последний пер., д.16, кв.3

С ее слов -

- Мы с мужем работали служащими у его (Волошина) жены – Шкуновой. Когда она умерла – в 83-ем, мы с мужем уехали домой. А потом, через время, он разыскал меня и вызвал. Я ухаживала за ним до самой смерти.

- Жил на пенсию – 120 рублей – пенсия персональная – научная.
- А это возьмете? (показывает трубку Волошина).
- А это вам нужно? (достает из пакета преспаье с позолоченной инкрустацией).
- А это, непонятно что.

Я тоже не понял. Что-то типа декоративного флянца не из пластмассы и не из стекла. Я сказал, что если когда чего-то не знаю, то называю одним словом – «фигневина». Она засмеялась. Ей понравилось. Тогда я, чтобы как-то разговорить ее, сказал, что придумал еще и другие вещи  для упрощения их понимания. Например, у меня все сны к деньгам. Сны разные и деньги разные. Их может быть больше или меньше. Хорошо, когда присутствует что-то зеленое. Например – лужайка. Тогда это, несомненно, к иностранной валюте. Она снова засмеялась.

- Дома почти не бывал – все время в разъездах.

Книг насчитали штук 200. На мой вопрос, читал ли он их? Ответила – Нет. Никогда не видела. Ему было некогда их читать.

- Он и мыться не любил. С какой неохотой он шел на постеленную мной, вон в той комнате (показывает) клеенку. А я ему говорю – надо.
- Вот с одеждой любил возиться. А я и галстук не умею завязывать, а он умел.
- Здесь сыро, влажно – первый этаж. Когда после его смерти сюда приходили люди, то все говорили, как же так, такой человек и живет в таком месте.

На мой вопрос, а кто приходил?

- Люди, их много было. А одна, как ее. Деловая такая, разговорчивая. Да вот еще справку оставила (показывает).

Читаю и одновременно записываю: РГАЛИ (господи, меня преследует эта «абри» с оторванным «Р» от «Гали»). Миторич Светлана Юрьевна.

- У них там все. Но я теперь жалею, что отдала. Надо было бы отдать все вам.

Но забрали не все. И оставленное, то ли не усмотренное впопыхах, то ли прилистанное при прочтении (какое я слово придумал - «прилистанное»), рассказывает о человеческой драме. Но об этом потом. Я снова иду по Последнему переулку. Но только теперь он стал началом моих возвращений. Переписывать «дарение» пришлось три дня.  Составляя список Волошинского архива, я заметил, что некоторые журналы датированы 87-м, 88-м и даже 91-м годами.

- Да, они приходили еще долго после его смерти.

Ну как же так? Ладно, иностранные, а вот наш – Советская эстрада и цирк. Ведь наши-то точно знали, что Волошина уже нет. А кто тогда был его главным редактором? Смотрю подшивки журнала, начиная от июля 86-го. Главным редактором числится В. И. Козлов.

В редакционной коллегии - Белякова, Дмитриев, Карижский, Кривенко, Макаров, Никулин и другие. За август о Волошине ни слова. Молчат они и в сентябре. В октябре – тоже. И лишь в ноябрьском, чуть ли не в самом конце, поминальная статья  – «Вся жизнь цирку». И с первых слов, как в насмешку, «Александра Маркиановича Волошина знали и любили в цирке. Привлекали принципиальность и прямота его суждений, доброе отношение к людям, редкостная увлеченность цирковым искусством».

О его «уходе» из училища, естественно, молчок. Интересно, а что про музей?  Вот: «В истории нашего искусства Александр Маркианович останется как страстный собиратель материалов о цирке…». «За долгие годы Волошин собрал огромное количество монографий, афиш, эскизов, декораций, буклетов, программок, фотографий. По мнению специалистов, коллекция, собранная Волошиным, была после музея цирка в Ленинграде самой большой в нашей стране».

Это действительно так. Но вот эти слова. Читайте. «Александр Маркианович мечтал о том времени, когда свои бесценные, как он говорил, фонды сможет передать в музей цирка, который будет организован в Москве». Писал статью Николай Кривенко. А снимок взяли из архива фотографа Л.Бабушкина.

А. Волошин со студентами

Двигаюсь вниз. Козлов редактором до октября 1973 года. А до этого времени был Николай Кривенко. Он подписывался так: Ник. Кривенко. В команде Козлова он занял место в редакционной коллегии. А вот  в команде Кривенко Козлова не было. Держитесь за перила, нам надо спуститься еще ниже, чтобы узнать, с какого года Николай Кривенко стал редактором журнала. Для чего? Если бы вы были методистом, то не задавали бы таких, извините, нелепых вопросов. Да хотя бы для того, чтобы не было лишних абзацев и пропусков и вы могли бы с уверенностью написать, или с удовлетворением прочитать, что Кривенко Николай Васильевич, помимо написанных им книг, буклетов и статей о цирке, с октября 1965 по октябрь 1973 года был главным редактором журнала «Советская эстрада и цирк».

С ее слов -

- Когда он (это она о Волошине) чего-то уже, кажется,  добивался, но все места, дома в последний момент отдавали, как правило, под винные магазины. И так он угас с этой (это она о музее) надеждой.
- Вот, посмотрите, в  папке…  я ее спрятала от этих… есть документы…

Я открываю папку, нет, сначала одеваю очки, а потом открываю. В ней совсем немного страниц. Но эти страницы – документы. Некоторые из них нам просто необходимо прочитать. Для сравнения начну с приятных.

ВИЛЬЯМ Л. ШУЛЬЦ - Директор Циркового музея. Барабоо, Висконсин 53913. 24 января 1978 г.

Дорогой Александр!

Я называю Вас по имени потому, что мы уже в течение нескольких лет обмениваемся материалами между нашим музеем и цирковым учи­лищем. Я чувствую, что я Вас по-настоящему знаю.

Сегодня мы получили цирковые буклеты и мне хотелось бы Вас по­благодарить. У нас прекрасная подшивка о Московском цирке с материалами, которые Вы нам присылали. Мне бы хотелось получить от Вас письмо, в котором бы сообщили, чем Вы занимаетесь сейчас, о новинках в Вашем музее и цирковом училище. Уже прошло много вре­мени, как Вы мне писали. Пользуясь возможностью, я посылаю Вам три экземпляра нашего сувенирного буклета, которые, я думаю, Вы сможете передать некото­рым Вашим товарищам.

1977 год был одним из самых замечательных в истории нашего музея. Под замечательным я подразумеваю то, что мы заработали деньги, не­обходимые для содержания музея. Заработав деньги, мы не только заплатили обслуживающему персоналу и всем новым выставкам, но и обновили (отремонтировали) помещение на 40 акрах нашего музея. Сейчас мы ждем 1973 г. Мы надеемся, что этот год будет хорошим для вас. Вот то новое, что нам придется сделать;

1. Мы собрали заново древний цирковой реквизит (инструмент). Он будет отремонтирован и мы дадим концерт на  нашем Ринг Барн.
2. Мы собираемся устроить представление, где наши канатоход­цы на расстоянии 40 футов пересекут реку Барабоо, которая протекает на нашей местности.
3. Впервые в нашем Биг Тор Шоу будут выступать тигры - 12 си­бирских и бенгальских тигров.
4. Мы купили огромную палатку, которую разбили перед Биг Тор и устроим выставку наших замечательных животных.
5. Я думаю, что Вы знаете, что наша коллекция цирковых по­возок не имеет себе равных в мире» Четыре из этих пово­зок являются повозками-клетками, в которых много, много лет тому назад содержались тигры в старом цирке Гагенбек-Вэлес. Эти повозки-клетки реставрированы, они будут помещены в манеж, где пройдет выставка тигров.
6. Мы собираемся устроить другую специальную выставку с по­возкой Шлитца. Шлитц Вандвагон - эту повозку когда-то использовали в одном из самых больших цирковых парадов в Милванксе, Висконсин. Её тащила упряжка в 40 прекрас­ных бельгийских лошадей. И вот теперь мы приобрели зту повозку и она будет выставлена для обозрения публики.
7. Мы проделали огромную работу: асфальтировали, делали но­вые цементные лесенки, провели новую электропроводку на­ших мастерских, покрасили окна и двери. Мы также приобре­ли новое оборудование, пишущую машинку, проигрыватель, машинку Херокса.

Всё это я сообщаю Вам для того, чтобы Вы имели представление, чем мы занимаемся и, в свою очередь, нам бы хотелось знать, чем Вы занимаетесь. Мы желаем Вам больших успехов в деле развития циркового искусст­ва, как одного из самых развлекательных в мире в настоящее время. Надеемся получить от Вас весточку. Удачи и хорошего здоровья Вам и Вашей семье.

Искренне Ваш - ВИЛЬЯМ Л. ШУЛЬЦ
Директор Всемирного циркового музея
Перевод ВОЛГИ Е. Н. 21 февраля 1978 г.

Переводила Волга Елена Николаевна. Она и сейчас у нас преподает немецкий. Я буквально вчера фотографировал ее для юбилейного буклета.

- Да… передайте ей привет…
- Да, обязательно передам. И обязательно выясню как у нее с иностранным. Такое напридумывать… /шутка – у Шульца все это есть на самом деле/. Скорее поверишь в это:

МИНИСТРУ КУЛЬТУРЫ СССР

Тов. ДЕМИЧЕВУ ПЕТРУ НИЛОВИЧУ.
Тов. ВОЛОШИНА A. M.

Уважаемый Петр Нилович!

Разрешите сообщить Вам о том, что меня остро волнует. Вам известно, что более 50-ти лет, параллельно с моей основ­ной работой, я собирал, путём обмена, материалы для будущего Му­зея Цирка, со всего мира. В данное время весь этот ценный мате­риал находится в разных местах и я переживаю за его сохранность.

На мои запросы к т.Карижскому В. Г., было мне отвечено его за­местителем т.Костюк Л. Л., что "Союзгосцирк" поручил художествен­ному отделу к 4-му кварталу текущего года разработать план меро­приятий по созданию в г.Москве Музея Циркового Искусства. Я был зачислен, по Вашему распоряжению, 6.3.1980 г. в штат Цирка на Цветном б-ре, как старший научный сотрудник по будущему Музею Цирка, чтобы не терять связи со всеми Цирками нашими и за­рубежными, что я и делал, посылая для обмена журналы и книги - за свой счёт, т.к. никто за это не платил.

Всё шло своим порядком, пока мне не позвонила 5 марта сего года, в конце рабочего дня, Начальник Отдела Кадров Московского Цирка на Цветном б-ре, что с 1-го марта 1983 г., т.е. задним числом, о том, что я уволен. Что делать с собранным материалом для Музея, которого очень много? Никто не хочет заняться Музеем Цирка - проще меня уволить. Я находил ряд помещений, но никто не помогал мне их оформлять.

На мой вопрос о всём этом, ответил зам генерального директора "Союзгосцирка" т. Сенкевич И. И., что комиссия партийного контроля Свердловского РК КПСС предложила сократить эту /мою/ еденицу; что Музею будет выделено соответствующее помещение, при рекон­струкции Московского Цирка на Цветном б-ре. А это будет через нес­колько лет, и от материалов, накопленных за 50 лет, ничего уже не останется.

Несмотря на всё, обменом материалов занимаюсь по сей день.

"10" августа 1983 г.
Мой адрес: Москва К-45.
Последний пер. 15 кв.З. Тел.208-06-86.
А. М. Волошин
/копия/

Следующий документ я, думаю, читать нам не стоит. Он написан женой Волошина Шкуновой Е. А. По содержанию, за исключением некоторых деталей, их «послания» совпадают. Но вот ответы заслуживают пристального внимания.

г. Москва, К-25. Последний пер. д15. кв.3. ШКУНОВОЙ Е. А.

Уважаемая Елена Алексеевна!

В ответ на Ваше письмо в адрес ЦК КПСС сообщаем следующее.

Ваш муж – Волошин А. М. был зачислен ст. научным сотрудником общественного музея истории циркового искусства при Московском цирке на Цветном бульваре. При проверке работы цирка комиссией партийного контроля Свердлов­ского РК   КПСС   указала на нарушение штатно-финансовой дисципли­ны и предложила сократить эту единицу.
Вопрос о создании музея истории циркового искусства не закрыт и при реконструкции Московского цирка на Цветном бульваре для него будет выделено соответствующее помещение. Союзгосцирк пла­нирует выйти с ходатайством в правительственные органы об открытии Государственного   музея истории циркового искусства.

Зам. генерального директора:

Московский городской Совет народных депутатов Исполнительный  комитет 103032, Москва, ул.Горького, 13
Заместителю министра культуры СССР т. Мохову Н.И.

Исполком Моссовета рассмотрел Ваше письмо о передаче Всероссийкому объединению "Союзгосцирк" жилого стр. по Цвет­ному бульвару, 19 для организации Всесоюзного музея циркового искусства. Поддержать эту просьбу не имеется возможности, так как указанное строение намечено использовать для размещения нар­кологического диспансера Свердловского райздравотдела.

Что касается выделения помещения, то Мосгорисполком не располагает свободными служебными площа­дями, пригодными для приспособления под музей.

Заместитель председателя исполкома Моссовета
В. Н. Степанов

С Вашего позволения, чтобы показать свое отношение к происходящему, я буду иногда вставлять почти нехорошие слова. На этот раз мне хочется сказать:

- Вот, гады!...

С ее слов-

-У меня по всему белому свету разбросано (это Волошин говорил о материалах для музея). Есть и в общежитии училища, в подвале лежит где-то. Позвони им, спроси… Я позвонила. Ответил женский голос – ничего от архива не осталось, он все забрал.

Тогда Маркианыч, сидя на кровати, так вот (показывает) взялся за голову и стал вздыхать – Ай-ай-ай – потом сказал – Больше туда не звони и не езди. Так и сказал – не звони и не езди. На что он крепкий на слезы – и то, заплакал (сама плачет). Умер Александр Маркианович 6 июля 1986 года. В день похорон его привезли к училищу, но никто не вышел. Мы постояли немного и уехали.

- А вы не хотите посетить его могилку?
- Конечно, уже есть желающие, даже из студентов.

Какая ложь. Моя.

Откровенно говоря, мне совершенно не хочется посещать его и даже чью либо другую могилку. Дело в том, что все люди, которых я люблю, там не лежат.

Из ее слов -

-  Дома почти не бывал – все время в разъездах.

Казалось бы, список сделан, все собрано по коробкам и связано по стопкам – можно забирать, но не тут то было. Предстояло  одно неприятно дело.

С ее слов –

- Это конечно, дарственная, но ведь тут много чего и это чего-то стоит?

Я не думал, что дарственные чего-то стоят, но сказал, что, конечно, стоит и переговорю с администрацией училища. Администрация тоже так не думала про дарения, но согласилась на мизерную сумму. Остальное пришлось собирать с педагогов. На это ушла еще неделя.

В.Е. Чернов

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

перебрать АКПП на jeep commander после диагностики