В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Эстрада и художественная критика

О как бы хотел я, чтобы каждый указал мне мои недостатки и пороки!» — говорит у Н. В. Гоголя Автор в «Театральном разъезде после представления новой комедии». Великий писатель считал, что «все другие произведения и роды подлежат суду немногих, один комик подлежит суду всех: над ним всякий зритель уже имеет право, всякого звания человек уже становится судьей его».

Слова зги были написаны, когда эстрады как самостоятельного вида искусства еще не существовало, когда не было большого отряда эстрадных комиков, пользующихся сегодня широкой, можно сказать, всенародной известностью. Не было и не менее популярных певцов и певиц, вокально-инструментальных ансамблей, чьи мелодии и напевы у всех «на слуху» и над которыми тоже «всякий зритель имеет право, всякого звания человек уже становится судьей». Как же освещается их творчество, сколь оперативно откликается литературно-художественная критика на «недостатки и пороки», равно как и достоинства эстрадных выступлений? Что пишут сегодня об эстраде, искусстве многожанровом, злободневном и любимом массами, искусстве благодаря средствам массовых коммуникаций — радио и телевидению — ежечасно вторгающемся в повседневную жизнь людей?

Первый беглый обзор прессы за последние полтора-два года внушает оптимизм. Об эстраде пишут много, особенно по сравнению с предыдущим периодом, когда даже на страницах «Советской культуры» такие статьи насчитывались единицами. Газеты «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Советская культура», «Литературная газета», «Труд», «Вечерняя Москва», журнал «Музыкальная жизнь» и другие уделяют внимание проблемам развития эстрадного искусства, отдельным его жанрам и мастерам. Во многих статьях остро и принципиально вскрываются недостатки современной эстрады, к которой критика справедливо подходит с позиций высокой требовательности. Определилась группа журналистов и критиков, выступающих на эстрадные темы, тонко чувствующих специфику этого искусства. Среди них — Ник. Кривенко, Ю. Дмитриев, В. Сухарсвич, А. Асаркан, А. Вартанов, И. Черейский, В. Калиш, А. Илупима, Н. Завадская и другие.

Статьи об эстраде можно сгруппировать по нескольким направлениям. Это общие статьи, часто тревожные по доминирующей интонации, где авторы говорят о подготовке молодых артистов, о режиссуре, о репертуаре, о многих трудных организационных вопросах. Значительную часть составляют беседы с мастерами и очерки, а также — что примечательно для последнего времени — статьи, 'как бы представляющие читателям и зрителям молодых артистов. Совсем немного рецензий на спектакли мюзик-холлов, театров миниатюр, программы эстрадных концертов. И, наконец, статьи о развитии отдельных эстрадных жанров.

Особенно повезло песне, жанру, получившему исключительное распространение. На страницах «Литературной газеты» прошла большая, вызвавшая широкий читательский отклик, дискуссия о песне. В ней приняли участие поэты, композиторы, артисты, говорившие о лучших достижениях современного песенного творчества и одновременно выражавшие серьезное беспокойство по поводу его недостатков: убогости текстов, однообразии мелодий, стереотипности исполнительских манер и др. Вслед за «Литературной газетой» со статьями о песне и ее исполнителях, а также о джазовой и танцевальной музыке выступили многие газеты, в том числе «Советская культура», «Комсомольская правда». Широко освещался посвященный песне пленум Союза композиторов СССР, проходивший в Киеве г. фе’вралс этого года.

Но. оценивая итоги пленума, автор статьи «Время и песни» М. Капустин («Правда», 21 февраля, 1975,) справедливо пишет: «Тщетно искать в газетах рецензии на вчерашний концерт, на премьеру новой песни. А ведь даже в хоккее нам помогают разобраться обозреватели, хотя, как мне кажется, о спортивных играх все проще, нагляднее. Напрасно мы будем напрягать свою память, чтобы вспомнить статью музыкального критика с разбором программы, скажем, такой передачи, как «Песня-74», популярности которой может позавидовать даже футбол. Она, конечно же, нуждалась в разборе...»

Складывается впечатление, что музыкальная критика мало занимается эстрадной песней, легкой инструментальной музыкой, которые играют огромную роль в эстетическом и нравственном воспитании миллионов людей. Отсутствие повседневного внимания критики способствует тому, что начинающие солисты и ансамбли, интересно показавшиеся в первых выступлениях, довольно скоро растворяются в общей массе стереотипных и безликих исполнителей. Возникает ситуация почти парадоксальная: эстрада, которую теоретики определяют как искусство ярких индивидуальностей, пожалуй даже в большей степени, чем другие виды, испытывает тяготение к стандартизации стиля, к унификации и тиражированию модных исполнительских манер. Соблазн легкого успеха приобретает здесь почти угрожающие размеры. Благодаря радио и телевидению одно удачное выступление приносит молодому актеру шумную известность. Она кружит голову, порождает эксплуатацию однажды найденных приемов. Вместо творческих поисков, углубления и совершенствования индивидуальной манеры возникает ремесленничество и штамп, что приводит к быстрому закату еще недавно ярких эстрадных «звезд». Требовательная и доброжелательная критика помогла бы начинающему актеру, еще не умеющему взглянуть на себя «со стороны», найти свою индивидуальную манеру, свой репертуар.

О необходимости такой критики, которая способствовала бы расширению идейного кругозора художника, совершенствованию его мастерства, говорилось на XXIV съезде КПСС. Специальное постановление ЦК КПСС призывало повышать идейно-теоретический уровень литературно-художественной критики, ос активность, принципиальность в проведении линии партии в области художественного творчества. Постановление обращало внимание на то, что многие спектакли, фильмы, концертные программы вообще оказываются вне поля зрения критики.

Это в полной мере относится и к эстраде. Более того, круг активно действующих критиков здесь более узкий, чем, скажем, в сфере театрального искусства, что объясняется рядом обстоятельств. Эстрада, как искусство многожанровое, требует от критика широкой и разносторонней подготовки. Писать о «короткометражном» номере, анализировать его порой труднее, чем разобрать большой спектакль. Наконец, театры приглашают критиков на просмотры. Дом актера и кабинеты Всероссийского театрального общества проводят обсуждения спектаклей с их участием, на эстраде же этим никто не занимается. Создается впечатление, что в привлечении критиков здесь всерьез не заинтересованы.

В результате даже премьеры Московского государственного театра зстрады далеко не всегда получают серьезный критический разбор. А в то же время программы этого театра, объединенные тематически и сюжетио или просто составленные из отдельных номеров, должны стать своего рода творческой лабораторией, дать примеры решений различного рода эстрадных представлений. Что же говорить о концертах, которые постоянно идут в больших столичных залах, таких, как Центральный концертный зал, «Октябрь», «Варшава», на эстрадных подмостках садов и парков, во Дворце спорта, на стадионах! А ведь именно они во многом определяют для широкого зрителя облик нашей эстрады, ее идейно-художественный уровень, формируют вкусы зрителей.

Эти концертные программы, их постановка и проведение дают богатый материал для наблюдения за творчеством отдельных актеров, позволяют судить об уровне эстрадной режиссуры, о бедах которой так много и справедливо говорится в прессе.

Критические статьи об отдельных программах насчитываются буквально единицами. Как правило, они носят сугубо оценочный характер, не дают читателям ни убедительных мотивировок, ни метких наблюдений, ни интересных фактов. Если будущий исследователь эстрады попытается на основании прессы нарисовать картину современного эстрадного искусства, он столкнется с немалыми трудностями. Судя по многочисленным очеркам о мастерах и лаконичным рецензиям, он может прийти к выводу о неизменном и стабильном благополучии в сфере эстрады. Но этому будут противоречить выступления в печати режиссеров и артистов, а также критические статьи общего характера, выражающие беспокойство по поводу существующего резкого разрыва уровня «ведущих» и так называемого «второго ряда», многих других проблем, сказывающихся на общем уровне и состоянии эстрадного исполнительства. Положение будущего историка окажется трудным еще и потому, что авторы этих общих статей, за редким исключением, словно сговорившись «черного-белого» не называть, не упоминают ни одного имени, не дают ни одного примера. Но, предоставив будущего исследователя его собственной интуиции и прозорливости, вернемся к практике. Профессиональный, мотивированный разговор не только об удачах, но и о полуудачах, а также прямых неудачах мог бы принести немало пользы и способствовать созданию атмосферы нетерпимости к дилетантству, дешевому ремесленничеству, подражательству, все еще встречающимся сегодня на эстраде.

Несмотря на популярность и широкое распространение песни, ведущее место по-прежнему остается за словом. Даже вечера песни, выступления вокально-инструментальных ансамблей редко проходят без конферансье. Многие из них пользуются заслуженной любовью зрителей — и опытные мастера и молодые, только начинающие. На страницах газет появляются интересные статьи, беседы самих конферансье («Конферансье, как он есть» А. Писаренкова — «Московский комсомолец»; «Что за профессия конферансье?» — беседа с Б. Бруновым, О. Милявским, Э. Радовым — «Труд» и др.). Такие статьи, как бы интересны они ни были, не могут исключить необходимости внимания co стороны критики к представителям этого трудного, специфически эстрадного жанра, конкретного и детального разбора их работы.

В связи с общим ослаблением внимания к слову на эстраде из поля зрения литературно-художественной критики и вовсе выпала «малая» драматургия. Трудно встретить не только статью, но даже лаконичную заметку о творчестве литераторов, успешно работающих для эстрады.

Уровень художественной критики непосредственно связан с теорией. К сожалению, здесь эстрада тоже сильно отстает от других видов искусства. В развернутых обзорных статьях, в докладах повторяются одни и тс же проблемы, которые, кстати говоря, фигурировали несколько десятилетий тому назад. Развитие самого искусства, а оно несомненно и неизбежно происходит, почти не получает отражения в развитии и движении критической мысли, в теории. Недостаточно внимания уделяется анализу массовости советского эстрадного искусства, его доступности и истинной народности в отличие от насаждаемой на западе «массовой» культуры, борьбе с этой «массовой» культурой и со влияниями. Еще на заре эстрады, в 1912 году, партийный критик В. В. Воровский в рецензии на спектакль «Кривого зеркала» чутко уловил «опасность опошления применительно ко вкусам публики». Эта опасность сегодня, когда эстрада получила миллионную аудиторию, неизмеримо возросла.

В связи с этим еще одна проблема, требующая внимания критики, — эстрада и телевидение. Немало интересных статей можно прочитать по поводу телевизионных фильмов, этому вопросу посвящаются научные конференции. Накопился некоторый опыт и а области изучения телевизионного театра. И лишь эстрадные программы нс получают освещения на страницах прессы, их немало — начиная с популярного «Голубого огонька», «Кабачка 13 стульев», «Артлото», «А ну-ка, девушки», кончая передачами об отдельных эстрадных артистах. А в то же время здесь далеко не все благополучно. Однообразны принципы построения программ, несмотря на разницу в названиях. Приемы «подачи» эстрадного артиста также строятся по трафарету и нередко оказывают ему плохую услугу. Крупные планы, приближающие актера к зрителю, во многих случаях беспощадно обнаруживают его внутреннюю пустоту, отсутствие мысли.

На экране телевидения становится особенно ясно, как не хватает эстраде тонкого психологизма, глубинной лирики, яркой мысли — качеств, которых не может заменить даже самое совершенное мастерство, отличающих сегодня достижения других зрелищных искусств — театра и кино.

И, наконец, последнее, имеющее отношение не столько к критике, сколько к самим творческим работникам. Постановление ЦК КПСС призывает их к созда4ию я своей среде атмосферы высокой требовательности, правильного, принципиального отношения к критике.

К сожалению, далеко не все работники эстрады правильно воспринимают критику, прислушиваются к ней (чему отчасти способствовал ее невысокий уровень). Но те, кто «любят не себя в искусстве, а искусство в себе», заинтересованы в требовательной, умной и доброжелательной критике, которой сегодня эстраде все еще не достает.

Е. УВАРОВА

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100