В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Галина Симадо

Галине Симадо доложили, что Сашка Херц талантливо, и даже гениально сыграл «фашиста». 

Все  говорили  по  разному,  но  сходились  в  одном,  лучше  его  из  нашего  и  зарубежного  кинематографа  не  сыграет  никто.  Так  что  у  неё  о  Сашке  было  достаточно  информации.  Она  хорошо  знала  что  он  рано  или  поздно  но  попадёт  в  её  «ОЛИМПИЙСКИЕ»  сети.  Симадо  умела  ждать.  Симадо  собой  олицетворяла  всё  наше цирковое  братство,  надёжнее  и  порядочнее  этого  человека  я  не  могу  назвать  никого.   Все  артисты  в  дни зимних  каникул,  любыми  путями  старались  попасть  работать  в  «Олимпийский»   к  Симадо .Во  первых  дома,  во  вторых  престижно,  Москва  всё  таки,  в  третьих  увидеть  весь  столичный  бомонд.

Поэтому  все  приходят  на  четвёртый  этаж  в  офис  к  Симадо.  Она  их  встречает,  ей  целуют  ручку,  говорят  комплименты.  Ну  так  принято  в  творческих  кругах,  даже  если  кто  то  кого  то  не  любит,  всё  равно  целуются.  Тут  и  кофе  предложат,  сушками  угостят.  Я  как  то  попробовал  одну,  но  раскусить  так  и  не  мог.  Вот  только  с  плоскогубцами  и  справился.  Это  не случайно,  тут  аллегория.  Мол  попробуй  нас  раскусить,  зубы  обломаешь.  И  вы  знаете  многие обламывали.  Всё  здесь  скромно,  прилично  гостеприимно.

Пришел  в  «Олимпийский  и  Саша  Херц.  Но  Симадо  по  вопросу « Херц» была  уже  прекрасно  подготовлена.  Про Сашку  она  знала  всё,  даже  то,  что  он  не  знал  про  самого  себя. Ну  такая  должность  у  Симадо  знать  всё  про  каждого  артиста.  Артисты  всегда  почему  то  старались  перед  ней  наговорить  такого,  будто  она  про  них  и  вправду  ничего  не  знает.  И  вот  что  интересно,  она  так  и  делала,  она  актриса,  она  играла.  Знала  всё  про  каждого,  но  виду  не  подавала,  будто  вся  скроена  и  сшита  из  каких  то  наивных  цирковых  премудростей. Но  Симадо,  это  характер,  интеллект,  Симадо  это  ум,  воля  высочайший  профессионализм.  Непревзойдённый  переговорщик.  Симадо  изучила  не  одну  тысячу  артистов  знала  всех  в  лицо  и  поимённо,  изучила  их  характеры  и  профессиональные  особенности

Херц  руководитель  группового  номера  «Воздушный  полёт  с лопингом».  Пятьдесят  на пятьдесят,  это  значит  половина  мужчин,  половина  женщин  Ловиторы – ребята,  вольтижёры – девчата.  Вот  на  это  обстоятельство  Сашка  Херц  стал  шибко  давить  -Какая  мне  разница – говорила  Симадо – кто  там  у  вас  летает,  а  кто  ловит? 

 - Вы  что  Галина  Владимировна! – упирался   краснея   Херц – парень  летит  или  девочка.

- Ну  и  какая? – загадочно  улыбалась  Симадо.

- Когда  парень  летит,  ну  и  Херц  с  ним  летит, - тут  Сашка  начинает  уже  выкидывать  свои  «херцовские»  «ПА»,  а  вот  когда  летит  девочка,  тут  вы  уж  меня  извините  так  сказать,  за  моё  нахальство…

- Ну  и « Херц»  с  ней  летит, - тут  Симадо  переходит  на  «херцовский»,  язык, - какая  невидаль,  я  что  не  видела  в  «полёте»  девочек?

- Конечно  видели  Галина  Владимировна! – всё  более  располялся  Херц, - но  если  вы  увидите  в  «полёте»  мою  Инну,  вы  на  все  другие  «полёты» до  конца  своей  жизни  смотреть  не  будете.  И  потом  Галина  Владимировна,  у  меня  «полёт  с  лопингом».  Все  эти « лобзовские»  «полёты»  изрядно  всем  надоели.  У  них  ловиторка  висит  на  тросах,  а  у  меня  лопинг,  понимаете  лопинг.

- Херц,  я  тебя  что  то  не  пойму,  неужели  так  важно,  что  у  одних  ловиторы   висит  на  классической  ловиторке, а  у  тебя  в  лопинге,  мне  то  какая  разница? 

- Ну  как  же  какая разница  Галина  Владимировна!  На  «Форде»  ехать  или  на  «Жигулях».

 - Куда  ехать? – тут  Симадо  вдруг  ставить  Сашку  в  тупик. 

 - Куда  ехать?. 

- Ну  не  знаю,  ты  только  что  собирался  куда  то  ехать.

- Я  собирался  куда  то  ехать?  Да  никуда  я  не  собирался  ехать,  я  хотел  что  бы  вы  почувствовали  разницу.

- У  тебя  что Херц, -  Симадо  снова  вводит  в  заблуждение  Сашку, - «Форд»  или  «полёт»

- Ну  я  же  говорю  вам  уже  в  который  раз,  у  меня  «полёт  с  лопингом»,  вот так  будет  точно,  согласно  приказа  о  вводе  номера  в  эксплуотацию. 

- Я  тебя  поняла  Херц, - Симадо  насквозь  прожигала  глазами  своего  гостя. – У  тебя  в  номере  сколько  человек?  -У  меня?

- Да  у  тебя,  я  же  с  тобой  разговариваю.  -Значит  у  меня,  я  правильно  вас   понял? 

- Да  у  тебя,  у  меня  партнёров  по  работе  нет. 

- А  сколько  надо? 

- Херц,  что  значит  сколько  надо,  мы  с  тобой  как  два  торговца  на  рынке.  Я  у  тебя  спрашиваю  о  количестве  участников, а  ты  мне  отвечаешь  сколько  нужно,  тут  не  базар.

- Вместе  со  мной?

- Да  на « Херц»,  ты  мне  Херц  нужен  вместе  со  своим  «полётом».  Херц  понял,  что Симадо  обладает  юмором  и  принялся  хохотать  над  самим  собой.  

- Да,  что  хотел то  и  получил – смеялся  Сашка, - ну  ладно  Херц  с  нами. 

- Да нет  не  с  нами,  а  «Херц»  с  тобой – поправила  его  Симадо.

- Значит  я  могу  рассчитывать,  Галина  Владимировна!?  -На  что  рассчитывать?

- Ну  как,  на  это  самое.  Мы  только  что  отработали  Ижевск,  выпустили  два  новых  трюка,  вот  тут  у  меня  даже  вырезки  из  газет,  так  сказать  рецензии  на  наш  номер.  -Нинадо  Херц,  я  знаю  что  ты  творческий  человек.  Я  подумаю…

- А  чего  думать  Галина Владимировна,  от  дум  ничего  не  изменится,  мы  люди  надёжные,  не  подведём.

- Так  говорят  все  кто  ко  мне  приходит:  мы  лучшие,  мы  самые  надёжные.  Не  успеешь  запустить  в  работу,   так  начинаются  слюни,  сопли.  Один  партнёр  оказывается  травмирован,  другой  после  Новогодней  ночи  до  конца  ёлочных  спектаклей,   ни  одного  трюка  не  может  сделать.  Давай  договоримся  так:  весь  трюковой  репертуар,  который  мы  оговорим,  должен  быть  исполнен  от  первого  до  последнего  дня.

-Да  как  можно  Галина  Владимировна!  У  меня  все  ребята  в  хорошей  спортивной  форме,  все  как  один  рвутся  в  бой.  Я  человек  слова  и  дела,  для  меня  не  оправдать  надежд,  это  уже  слишком.  Мы  сейчас  в  Ижевске  отработали  более  пятидесяти  спектаклей,  и  ни  одного  трюка  не  выбросили  из  работы.  Да  вот  у  меня  здесь  даже вырезки  из  газет,  рецензия  так  сказать  на  номер.

-Херц!  Засунь  себе  в  задницу  эти  рецензии,  мне  твои  рецензии  не  нужны.  Мне  нужен  надёжный,  стабильный  «полёт»,  без  дибильных    выходок  руководителя  и  его  партнёров.  Тебя  Херц  это  особенно  касается.

- А  что  я,  Галина  Владимировна!  Я  как  всегда  готов  к  труду  и  обороне,  какие  проблемы,  мне  сказали  я  руку под  козырёк и  до  конца  гастролей  стабильно  и  надёжно  выполняю  свои  обязанности.  А  что  касается  партнёров  то  они  у  меня  вот  тут – он  сжал  в  кулак  огромную  кисть  руки, - вот  тут  они  у  меня  все,  а  как  иначе,  в  номере  должна  быть  дисциплина. 

– Ну  так  как,  берёте  Галина  Владимировна?

- Херц,  у  нас  ещё  не всё ясно,  по  сценарию  у меня  есть  вопросы  к  Машковичу,  всё  будет  известно  на  той  неделе. 

- А  сейчас  нельзя?

- Сейчас  нельзя. 

- Ну  и « Херц»  со  мной.  Он  встал  раскланялся,  было  направился  к  выходу,  но  вдруг  остановился  в  дверном  проёме,  будто  вспомнил  что  то  очень  важное – значит  на  той  неделе? – уточнил  он. 

 - На той  неделе  Херц – ставя  в  разговоре  точку,  спокойно сказала  Симадо.

-Примерно  в  понедельник,  да? 

- Нет  Херц,  нет,  ты  слишком  торопишся.  -Понял,  понял,  прошу  прощения  уважаемые  дамы  и  господа,  значит  во  вторник,  вот  дурная  башка  то. 

- Нет  Херц,  рановато.  -Я  имел  ввиду  среду  Галина  Владимировна,  а  с  языка  слетело  вторник.

-Что  то  ещё  и  Симадо  опять  прожгла  Сашку  своим  взглядом. 

- Да  нет  теперь  вроде всё,  вот  только  пару  сушечек,  если  позволите на  дорожку,  можно? 

- Господь с  тобой,  могу  и  чашку  кофе  предложить. 

- Нет,  нет,  я  всё  понял,  оно  ведь  как  всё  в  жизни  то  бывает…

- Как? – Симадо  едва  сдерживала  смех. 

- А  вот  так,  никому  не  дано  знать  где  найдёшь,  где  потеряешь. 

- Это  ты  про  кого? – и  Симадо  достала  сигарету. 

- Про  себя,  Галина  Владимировна,  конечно  про  себя, про кого  же  ещё,  ну  я  пошел. 

- Иди  Херц,  иди – и  она  пустила  в  него  струйку  сизого  дыма. 

- Значит  в  среду, и  всё  будет  О  кей! 

- Нет  в  пятницу,  а  про  О  кей!  Я  тебе  ничего  не говорила.  Сам  знаешь,  никому  ничего  до  времени  не  обещать,  такого  моё правило,  и она  ещё  раз  пустила  дым  от  сигареты  в  его  сторону.

- Ага,  понял  конец  недели,  и всё  такое  прочее,  вроде  как  на выходные  дни  информация  к  размышлению.  У  нас  ведь  лопинг  Галина Владимировна.  Ловиторка  на  тросах,  это  уже  вчерашний  день,  так  сказать  нафталин. 

- И  девочки  вольтижёрки,  я  поняла  тебя  Херц

- Ну  это уже  наша  визитная  карточка,  Галина  Владимировна, - тут  Сашка  протянул  руку в  вазу  с  сушками  и  наполнил  ими  свою  огромную  костлявую  кисть,  - вот  они  у  меня  где  все  мои  партнёры. 

- Смотри  не  поломай  зубы.

- Это  аллегория  или  прямой  текст,  как  прикажете  вас  понимать?

- Херц  держал  на  своём брутальном  лице  хитроватую  улыбку.

- Это  Херц  прямой  текст,  ты  же  знаешь  у  меня  всё  прямо. 

– Ну  я  пошел. 

– Иди  Херц  иди. 

– Значит  в  пятницу?

– В  пятницу  Херц,  в  пятницу.

- А  вот  как  бы  у  вас  сигаретку  стрельнуть,  это  ничего  Галина  Владимировна?

- Ничего  Херц,  стрельни,  стрельни  - и  она  указала  глазами  на  пачку  сигарет.

- А  я  то  всё  думаю,  какой  вопрос  я  не  обсудил  с вами.  Вроде  и  об  этом  рассказал,  и  о  том  поговорил,  но  вот  чувствую  чего  то  не  хватает,  а  главная  моя  мысль  в  том, -  тут  он  протянул  свою  длиннющую  руку  к  пачке  с  сигаретами,  достал  и  продолжал, - ага,  а  главная  моя  мысль  заключалась  в  том,  - тут  он  задумался, - огоньку  не  предложите?  Симадо  щёлкнула  зажигалкой,  пока  он  прикуривал  она  говорила  глазами,  говорила  пластикой  своего  тела,  надо  только  научиться  читать  эту  пластику.

- Так  вот - продолжал  Херц,  пуская  дым  в  потолок, - вот  опять  главная  мысль  вылетела  из  головы.

- Твоя  мысль  Херц  уже  материализовалась,  не  валяй  дурака.  Мысль,  мысль,  какая  мысль  может  быть  у  артиста  цирка,  не  изображай  из  себя  умника,  тоже  мне  Аристотель  нашелся.  Ты  хотел  стрельнуть  сигарету,  вот  и  вся  твоя  главная  мысль.

- Ха, ха, ха – рассмеялся  Херц – ну  вы  меня  Галина  Владимировна  насквозь  словно  рентгеном  просветили.  Ухожу,  ухожу,  тихими  стопами,  тихими  стопами,  ну  и  «Херц»  со  мной.

Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100