В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Глава восемнадцатая. Капитализация циркового дела и труд артиста

Капитализация циркового хозяйства. — «Нотариальный контракт». — Посреднические агентуры. — Штрафная система. — Закон Талона. — «Дер артист». — Борьба за профессиональные нужды. — Интернациональная артистическая ложа. — На путях к международной консолидации артистической среды.

Тем временем — итак, мы в последний раз возвращаемся к середине столетия, дабы проследить некоторые организационные и профессиональные моменты, — тем временем развертывались процессы роста правового и общественного самосознания работников цирка и зарождались первичные центры профессионального движения артистов цирка и театров-варьете.
В условиях первой половины прошлого столетия даже в крупнейших стационарах все трудовые, правовые и экономические взаимоотношения между директором и артистами регулировались путем устной договоренности.
Директор труппы неизменно являлся, во-первых, владельцем самого цирка и, во-вторых, премьером и художественным руководителем, что очень облегчало всякие взаимоотношения.
Но картина резко изменилась с середины второй половины столетия, когда, с одной стороны, директоров прежней формации начали вытеснять антрепренеры-капиталисты, лично не связанные с производством, когда, с другой стороны, сами артисты стали гораздо чаще менять места службы, переходя из одного цирка в другой по всей интернациональной сети однотипных предприятий равного ранга, и, наконец, когда начался планомерный «обмен веществ» между цирком и различными разновидностями эстрады и в связи с этим на первом плане оказались агентурные бюро по подысканию ангажемента.
Новая обстановка естественно потребовала и новых взаимоотношений и в первую очередь нормирования условий труда, точного определения взаимоотношений между работодателем и рабочей силой.

Речь шла о контракте.
Речь шла о писаном нотариальном контракте вместо прежних форм неписанных устных соглашений.
Введению печатного контракта, или, как его называли, «нотариального контракта», сопутствовали первые шаги в области профессионального движения цирковых артистов: из борьбы за смягчение условий контракта здесь вырастала сама профессиональная борьба.
Бороться же было за что, ибо трудно себе представить условия более кабальные, нежели те, которые навязывал первоначальный тип «нотариального контракта».
Выработанный в начале 70-х годов, этот первоначальный тип контракта предоставлял одной стороне — стороне дирекции — решительно все права, а другой стороне — стороне артистов — решительно все обязанности, не оставляя им никаких прав.
Этот чудовищный манифест капиталистической эксплуатации мы приведем полностью 1 пункт за пунктом, в редакции, принятой в парижском Новом цирке и сравнительно немногим отличающейся от редакции контрактов, принятых к этому времени у Ренца, у Чинизелли, Карре или Саламонского.

НОВЫЙ ЦИРК
247, улица Сент-Оноре, Париж.
Директор г. Рауль Донваль
Срок договора
Месячный оклад

ДОГОВОР

г-на . . . . . . . . . . . . . . .
Мы, нижеподписавшиеся, г. Рауль Донваль, директор Нового цирка, имеющий постоянное местожительство в доме № 247 по улице Сент-
Оноре в Париже, с одной стороны, и г-н
. . . . . . . . . . . . . . . , проживающий . . . . . . . . . . .
с другой стороны, пришли к обоюдному соглашению и заключили договор о нижеследующем:

ПАРАГРАФ ПЕРВЫЙ

Артист . . . . . . . . . . . . признает себя состоящим на службе в труппе Нового цирка в качестве . . . . . . . . . . . . . с тем, чтобы быть использованным согласно способностям, которые признает за ним директор, и в том виде, который последний сочтет более выгодным, не только в конных представлениях, сценах, групповых выездах, «охотах» и рекламных кавалькадных прогулках по городу, но и равным образом в спектаклях и пантомимах, которые могут быть поставлены как во Франции, так и за границей, во всяческих театрах, цирках, ипподромах и вообще во всех общественных, казенных или частных помещениях, где могут быть даны представления и сколько бы представлений ни давалось в течение дня.

ПАРАГРАФ ВТОРОЙ

В соответствии с предыдущим параграфом артист . . . . . . . . . . . . .
обязуется повсюду следовать за всей труппой или за частью ее, куда и каким путем укажет директор, будь то во Франции или за границей, а также, если это потребуется, производить подобные переезды единолично и не имея права требовать ни какого-либо увеличения оклада, ни всякого иного вознаграждения, за исключением стоимости проезда, каковой должен совершаться с помощью тех средств передвижения и по тем маршрутам, которые будут предписаны директором.

ПАРАГРАФ ТРЕТИЙ

Артист . . . . . . . . . обязуется с полным вниманием относиться ко всем деталям обслуживания цирка и согласно обычаю, ус-
тановившемуся во всех конных труппах, приводить в порядок и приготовлять к представлению манеж или раскладывать ковер, а также надевать ливрейную униформу, которая будет ему выдана, и быть готовым принять участие в каждом представлении в качестве униформиста у барьера.
Артист, одетый в установленную униформу, должен быть аккуратно причесан и наново выбрит, обязан иметь лакированные ботинки, белые лайковые перчатки, белый галстук и безупречно чистое крахмальное белье.

ПАРАГРАФ ЧЕТВЕРТЫЙ

Артист . . . . . . . . . обязуется являться для обслуживания репетиций в указанный час и место и всякий раз, как о том ему будет объявлено, устно или через расписание, где указывается порядок ежедневной программы.
Артист сверх того обязуется являться на манеж за полчаса до начала каждого представления, даже в том случае, если он не стоит в программе вечера, а также работать в качестве замены или сверх программы во всех случаях и всякий раз, как это потребуется.

ПАРАГРАФ ПЯТЫЙ

Директор оставляет за собой исключительное право единолично
корректировать работу . . . . . . . . . . . . . . и вносить в нее все те изменения, добавления и сокращения, какие он найдет нужным, вследствие чего перед дебютом и перед каждым исполнением нового номера артист обязуется выступить на двух генеральных репетициях и костюмах.

ПАРАГРАФ ШЕСТОЙ

В течение всего срока действия настоящего договора артист . . . . . . .
не может выступать ни в каких общественных или частных местах, кроме тех, где труппа Нового цирка будет давать свои представления, причем каждый случай нарушения этого параграфа влечет за собой денежный штраф в размере месячного оклада.

ПАРАГРАФ СЕДЬМОЙ

Артист . . . . . . . . ни под каким видом или предлогом, даже заплатив за входной билет, не может находиться во время представления в какой бы то ни было части зрительного зала, кроме той, которая будет специально отведена директором, причем каждый случай нарушения этого параграфа влечет за собой денежный штраф в размере одной четверти месячного оклада.

ПАРАГРАФ ВОСЬМОЙ

Артист . . . . . . . . . настоящим заявляет, что ему известны все правила внутреннего распорядка Нового цирка и что он обязуется руководствоваться этими правилами, считая законными все взыскания и штрафы, налагаемые на основании указанных правил. На случай возможного изменения этих правил или установления новых артист . . . . . . . настоящим вперед заявляет, что подчинится им, будучи убежден, что они будут клониться исключительно к установлению распорядка и к пользе дела.

ПАРАГРАФ ДЕВЯТЫЙ

Все костюмы для своих номеров артист приобретает за свой счет, равно как и аппараты, тросы и иные подсобные принадлежности. Костюмы (трико, трусики, обувь и пр.) неизменно должны быть безукоризненной чистоты и свежести. Директору предоставляется право снимать номер с программы, если это условие не будет выполнено. (Само собой разумеется, что артист
сам несет ответственность за прочность снарядов, тросов и прочей рабочей аппаратуры, каковая может быть поставлена или укреплена в цирке только по соглашению с дирекцией. На обязанности дирекции остается только снабжение костюмами и прочими принадлежностями, необходимыми для пантомим и ансамблевых выступлений.)

ПАРАГРАФ ДЕСЯТЫЙ

Директор сохраняет за собой право расторгнуть настоящий договор без всякого возмещения убытков в нижеследующих случаях:
1. Если выступления артиста вызывают знаки неодобрения со стороны публики.
2. В случае беременности.
3. Если способности артиста и его технические исполнительские навыки ослабевают.
4. Если артист будет подвергнут судебному или полицейскому аресту более чем на трехдневный срок.
5. Если денежные взыскания, наложенные на артиста в течение месяца, достигнут половины общей суммы вознаграждения по данному
контракту.
6. В случае насильственных поступков, оскорблений, неповиновения
или скандала, будь то по отношению к директору или по отношению к
любому начальственному лицу или служащему; в случае появления в
нетрезвом виде или дурного поведения на манеже или в здании цирка.
7. Если работа артиста признана директором неудовлетворительной
в течение трех дней со дня дебюта или даже во время хода репетиций,
причем директору предоставляется право довести о своих намерениях
до сведения артиста в течение испытательного месяца.
8. В случае закрытия цирка по причине пожара, разрушений, эпидемии, общественного бедствия, войны внешней или внутренней, бунтов или политических волнений, экспроприации и вообще в силу каких-либо независящих обстоятельств.
9. В случае оставления директором своего поста или прекращения эксплуатации самого предприятия; в случае ухода директора артист со своей стороны не вправе требовать расторжения договора, поступает в распоряжение нового директора и отказывается от всяких претензий к оставившему свой пост директору, каковой освобождается от какой-либо ответственности самым фактом своего ухода с занимаемого им поста.

ПАРАГРАФ ОДИННАДЦАТЫЙ

Настоящий договор вступает в силу с . . . . ., и срок его истекает . . . . . . . . . Г-н Рауль Донваль оставляет за собой право продлить настоящий договор на тех же условиях, предупредив артиста о своем намерении за . . . . . . . . . .

ПАРАГРАФ ДВЕНАДЦАТЫЙ

Г-н Рауль Донваль обязуется выплачивать артисту . . . . . . . месячный оклад в сумме . . . . . . Оплата будет производиться каждые две недели. В случае болезни, не являющейся следствием несчастного случая во время работы артиста в цирке, выплата жалованья приостанавливается до того дня, когда артист не выйдет на работу. При наличии несчастного случая во время работы в цирке артист предоставляет директору право единолично определить размеры сокращения, которому должно подвергнуться его жалованье.

ПАРАГРАФ ТРИНАДЦАТЫЙ

Настоящий договор никоим образом не может быть расторгнут артистом . . . . . . . . . без уплаты последним неустойки в размере . . . . не считая всех проторей и убытков, возмещение которых может быть сверх того потребовано директором в случае исчезновения артиста и вообще во всех случаях, когда он будет делать попытки уклониться от перечисленных обязательств.

ПАРАГРАФ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ

Артист . . . . . . . . ни под каким предлогом не может участвовать ни в каких спектаклях в Париже до вступления в силу договора с Новым цирком.

ПАРАГРАФ ПЯТНАДЦАТЫЙ

Настоящий договор считается недействительным, если артист . . . . . .
уже выступал в одном из цирков Парижа или каком-либо ином парижском театре, или зрелищном предприятии позднее указанной в этом договоре даты.
Настоящий договор сделан в двух экземплярах в городе . . . . . . . . . . . . .
Артист
Директор

Трудно сказать, насколько в этом крепостническом эксплуататорском документе отразились старые неписаные правила и нормы, бытовавшие в практике в силу давних традиций, но можно уверенно утверждать, что если и раньше было туго, то с введением писаного контракта стало хуже, что тяготы оказались сейчас повышенными по всей линии: контракт вырабатывался при участии директора нового типа, директора-капиталиста, не связанного с производством личным трудом, и притом вырабатывался при содействии новых эксплуататоров — при содействии профессиональных агентур по подысканию ангажемента артистам малых форм.
Агентуры эти, в первичном виде существовавшие еще в середине столетия, развились на рубеже 60-х и 70-х годов в прямой зависимости от расцвета кафе-шантанов и театров-варьете, с одной стороны, и дальнейшей капитализации цирковых предприятий — с другой: и в том и в другом случае «господам директорам», не являвшимися, как ранее, артистами, необходима была помощь посредника при составлении программ. Темпы нового времени, не позволяв; шие, как некогда, засиживаться годами в одной труппе, также требовали определенного планирующего посреднического начала между работодателями и рабочей силой.
Речь шла о посреднических агентурах.
Речь шла о частных актерских биржах труда вместо прежних кустарных форм регулирования спроса и предложения.
Неожиданно открывшуюся вакансию эту занял делец-капиталист, антрепренер, импресарио, сразу же объединившийся с директорами цирков и варьете и сомкнувший с ними единый фронт против артиста.
Принимая на себя обязательство подыскивать артисту работу и следить, чтобы он никогда не оставался без ангажемента и с окончанием одного контракта немедленно переходил бы на другой,— а артистам малых форм более всего угрожают перерывы в работе — агентуры накидывали за это очень высокий комиссионный процент на артиста и очень незначительный на работодателя.
Как правило, артист выплачивал предоставившей ему ангажемент агентуре от десяти до пятнадцати процентов своего ежемесячного гонорара в течение всего срока действия контракта, причем отчисления эти автоматически удерживались дирекцией предприятия из заработка артиста и переводились агентуре2. Сами же предприятия выплачивали агентству сравнительно невысокий процент от общей суммы гонорара, выданного за сезон артистам, завербованным посредником. Это коренным образом изменяло прежнюю обстановку и создавало вокруг цирков, попадавших в общий круговорот с шантанами и варьете, подчеркнуто капиталистическую атмосферу купли-продажи.
Под несомненным влиянием агентурных бюро стала чрезвычайно широко применяться штрафная система.
Правила внутреннего распорядка, установленные с 80-х годов во всех стационарных цирках и вывешивавшиеся к сведению артистов и обслуживающего персонала, заканчивались теперь традиционной стандартной фразой:
«Всякое нарушение указанных правил влечет за собой расторжение контракта или денежный штраф, согласно усмотрения дирекции» 3.
Юридическое нормирование артистического труда повлекло за собой ряд общегосударственных законодательных мероприятий, из которых наиболее значительным по своим последствиям было ограничение возрастных лимитов выступающих в цирке детей и подростков.
Речь идет о законе Талона, принятом во Франции в 1873 году, согласно которому запрещалось публичное выступление подростков моложе двенадцатилетнего возраста по отношению к собственным детям артистов и моложе пятнадцатилетнего возраста по отношению к приемным ученикам 4.
Закон этот, типичный продукт буржуазного либерализма, вскоре же введенный в других европейских государствах, был обойден мелкими передвижными цирками, в силу своего кочевья позволявшими себе не очень-то считаться с писаными правилами, но в столицах обходить его оказалось не так просто, так что среди прочих забот, вставших перед артистическим миром, теперь встал еще и вопрос о работе подростков, о какой-то системе профессионального ученичества.
Все это вместе взятое составляло отличный горючий материал для возникновения профессиональной борьбы.
Но как и где могла начаться эта борьба в условиях полного бесправия артистов в 70-е и 80-е годы?
Естественнее всего она могла бы начаться на страницах прессы, которая для начала единственно была бы в силах объединить разрозненную, по всем странам распыленную артистическую массу на почве защиты ее профессиональных интересов.
Речь шла о профессиональной периодической печати.
Речь шла о солидной профессиональной периодике, которая заменила бы уже существующую прессу, представлявшую собой не больше чем листок объявлений.

Положение такого издания завоевал немецкий журнал «Артист» («Der Artist»), основанный в 1883 году в Дюссельдорфе и вышедший с подзаголовком «Центральный орган для посредничества между директорами и артистами концертных предприятий, передвижных театров, цирков и зрелищ».
Выходивший первое время в довольно-таки куцем виде, журнал этот коренным образом преобразился к концу 80-х годов, после того, как фактическим редактором его стал блестящий публицист, выдающийся историк и теоретик цирка Герман Вальдемар Отто, завоевавший в артистической среде мировую известность под своим литературным псевдонимом Синьор Сальтарино.
В круг интересов «Артиста» входили самые разнообразные темы. На его страницах велась агитация за смягчение условий артистического труда и дискуссировались последние формальные устремлений циркового искусства, здесь разбирались новейшие таможенные законы, нормы пошлин при перевозе животных через границу и только что опубликованные железнодорожные тарифы, тут печатались информации о текущих программах цирков и театров-варьете всего мира, давались советы и справки чисто практического характера и помещались рассказы из артистического быта. Вся пестрая многообразная жизнь цирковых артистов получала здесь всестороннее освещение, и самый журнал редактировался с чисто немецкой добросовестностью, деловитостью и культурностью.
Возникновение «Артиста» вызвало дальнейший рост профессиональной прессы работников цирка и смежных малых форм. Французский двухнедельник «Вояжер форэн» («Voyageur forain»), основанный в 1882 году, и еженедельник «Юнион Мютиель» («Union Mutuelle»), начавший издаваться в 1887 году союзом директоров-предпринимателей в противовес первому, немецкое периодическое издание «Ревю» («Revue»), основанное в 1886 году «Интернациональным товариществом артистов», «Курьер» («Courier») и «Комета» («Komet»), наконец, нью-йоркский журнал «Клиппер» («The Clipper») — таковы были основные профессиональные издания середины 90-х годов.
Вокруг этих изданий развернулось классовое расслоение артистов цирка, и на страницах их началась организованная профессиональная борьба.
Приблизительно с конца 80-х годов в различных странах стали возникать разнообразнейшие профессиональные артистические объединения, первоначально преследовавшие задачи товарищеского вспомоществования и культурно-производственного развития своих членов.
Уязвимая сторона этих объединений заключалась не столько в их намеренной аполитичности или сознательном замалчивании классового характера профессиональной борьбы, сколько в их узкоместном, в лучшем случае национальном, масштабе, который в корне противоречил производственной специфике цирка.
Цирковое искусство вылилось сейчас в такие организационно-производственные формы, которые никак не совпадали с государственными или национальными границами, и требовали объединений совершенно иного масштаба.
Речь шла об интернациональной профессиональной организации.
Речь шла о международном союзе, который, сменив прежние национальные организации, смог бы по-настоящему объединить космополитическую массу цирковых артистов на почве защиты их профессиональных интересов во всех странах мира.
Первым таким объединением явилось Интернациональное товарищество артистов (Internationale Artisten-Genossenschaft), организованное осенью 1886 года в Берлине на правах международной взаимной ссудной, больничной и похоронной кассы артистов цирка 5. Товарищество обзавелось собственным печатным органом «Ревю» и, прикрываясь задачами кассы взаимопомощи, пыталось перейти на более широкие позиции профессионального движения, но не сумело этого сделать.
По-настоящему подойти к этим задачам удалось следующему международному объединению, организованному весной 1901 года в Берлине под названием «Интернациональная артистическая ложа» (Internationale Artisten-Loge) и получившему всемирную известность под общеупотребительным бытовым названием «Ложа», или условным названием «IAL», сокращенно составленном из первоначальных букв полного наименования 6.
При всей скромности практической роли «Ложи» в первые годы ее существования — в 1904 году она насчитывала еще всего лишь тысячу действительных членов — смысл ее возникновения был громадный. Космополитический мирок цирковых артистов, распыленный по всем уголкам света и всецело предоставленный милости «господ директоров», впервые приобрел устойчивые позиции, с которых можно было вести войну за завоевание своих попранных прав. Вопросы контрактации, правил внутреннего распорядка, штрафной системы, работы детей и подростков, проблемы обслуживания экономических, правовых и культурных интересов артистов цирка и смежных малых форм теперь не сходили со страниц «Артиста», пробуждали сознание и волю массы и подкреплялись пусть скромной, но все же практической работой Ложи под руководством ее неутомимого президента Макса Бероль-Конора.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100