В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Несколько слов о клоунаде
 
М. Калядин в клоунаде «Садится или не садится»М. Калядин в клоунаде «Садится или не садится»

Отразить современность, выявлять новое, коммунистическое в нашей жизни, вести борьбу со старым, отживающим — благородные и почетнейшие задачи, стоящие перед всем советским искусством, и в том числе перед цирковым. Наиболее полно этим задачам отвечают те произведения циркового искусстве, которые выявляют образ современника, которые нацелены на решение общественно-значимых проблем, стоящих  сегодня  перед   народом.
Не последняя роль в этом принадлежит клоунаде. Однако, отмечая некоторые успехи, достигнутые здесь, следует сказать, что клоунада еще серьезно отстает от требований жизни.
Что наблюдается в этом жанре  циркового  искусства?
Наша клоунада — коверные, собственно клоуны, клоуны с
дрессированными животными, музыкальные клоуны — подчас находится в плену у отсталых традиций жанра. Ей зачастую свойственны пустое развлекательство, отсутствие содержания, смех ради смеха, набор приемов, доставшихся в наследство от старого цирка, поверхностный образ абстрагированного рыжего или белого. Считается, что разговорный жанр в цирке может затрагивать только определенные темы и под определенным углом. А отсюда многие серьезные темы решаются поверхностно. Как правило, факты отрицательных явлений нашей действительности, подлежащих осмеянию, только констатируются, отмечаются, иллюстрируются, а не вскрывается их существо. Да и это делается «в лоб», примитивно, не остроумно. Такова, например, интермедия о тунеядцах «На свалку» Ю. Цейтлина и Э. Шапировского, где представлен лишь перечень определенных видов тунеядцев. Клоунада В. Медведева «Мочалка», где автор не разоблачает мещанство, как того следовало бы ожидать, а все сводит к кухонной  мелочной  ссоре.
Подобное отношение к серьезным проблемам порождает мелкотемье. Тем самым искусство клоунады принижается, и даже актуальные, злободневные темы при таком подходе не звучат в полную силу.

Клоунада «Утопленник» в исполнении О. Попова, Я. Шехтмана и А. Асадчева
Клоунада «Утопленник» в исполнении О. Попова, Я. Шехтмана и А. Асадчева

Так, например, если мы говорим о бюрократизме, то отмечаем лишь результат, а не существо явления — равнодушие к людям, к делу. Сосредоточиваем внимание главным образом на внешних приметах бюрократизма; табличка «без доклада не входить» или ворох бумаг, тупое лицо, большой живот. Потом за эти приметы бюрократа наказываем и остаемся довольны. А в цель и не попали. Зритель, посмеявшись над смешным положением, остался равнодушен.
И если говорим о подхалиме, то делаем это столь же примитивно, вновь указывая лишь на внешние признаки: согбенная фигура, подобострастие, сдувание пылинок с пиджака начальника — и ни слова о трусости душевной, жалком,     запуганном   обстоятельствами   человеке или беспринципном карьеристе.       Подобное      «раскрытие»  темы   никак   нельзя   назвать   боевым, сатирическим и, значит, действенным. Вместе с тем отдельные  удачные    попытки    решения  этих  тем у нас были. Например, клоунада Ю. Благова «Садится или не садится», реприза «Утопленник» П. Глазового, М. Татарского, О. Попова и т.д.   
Первоосновой   создания   образа как в театре, так и в цирке является    драматургия.     И   поэтому, чем глубже будет репертуар, тем точнее клоун будет отвечать требованиям  современности.
Поверхностный, иллюстративный репертуар ведет к обмельчанию, к примитивному решению образа.
Примером острой и лаконичной формы, сочетающейся с глубиной психологического содержания, является творчество Чаплина. Недаром его образ, как клоунская маска, был широко использован в цирках.
Призыв к углублению психологического содержания клоунских образов не есть призыв просто к психологизации.
Братья Фрателлини показали отдельные примеры клоунского психологического решения. Но их выступления при всем мастерстве — только, на наш взгляд, психологические клоунские опыты, где случайные черточки общечеловеческой психологии показаны без определенной  цели  и задачи.
Глубина же психологического содержания даст прежде всего возможность нашим исполнителям создавать образ полнокровный, значимый,   запоминающийся.
Приведем пример. В клоунаде «Бокс» (исполнитель Л. Енгибаров) тщедушный человек в силу обстоятельств вынужден драться против сильного противника. У него не хватает ни смелости, ни умения. В это время девушка, сидящая в зале, бросает ему букетик цветов. Енгибароа польщен и благодарен. Но противник Енгибарова, очищая место для бокса, пренебрежительно отбрасывает ногой букетик. Енгибаров оскорблен, возмущен и, становясь защитником светлых чувств, симпатии, которая возникла у девушки к нему, смело бросается в бой.
Подмеченная    Енгибаровым черта человеческого характера благородна. Кстати, клоунада благодаря такому решению становится  много  смешнее.
Сложилось мнение, что лучший коверный тот, который умеет пародировать. При этом имеется в  виду,    что он    должен  владеть почти  всеми    жанрами  и  эксцентрично   передразнивать   предыдущий номер. Предел ли это мечтаний для  коверного? Наверно, нет. То, что коверный владеет различными   жанрами,   это,   разумеется, хорошо.   Но бездумное   «передразнивание» номеров бесцельно. Безусловно, коверному в пародии необходимо вести свою мысль. Укрепление связи цирка с
жизнью, более глубокий и разносторонний подход к изучению действительности связаны с настоятельными исканиями и в области художественной формы.
Психологическая     клоунада    с глубоким   философским   содержанием имеет право на существование в цирке.    И  не надо бояться таких клоунад. Это вполне в  возможностях   клоуна   и  жанра,  Клоун  —  это  мыслящий,   глубокий   и  в то же время эксцентричный человек,   выворачивающий   действительность   наизнанку,   чтобы   глубже,  острее    показать  ее же. Это, если     хотите,     философская   личность.   А  у  нас   зачастую  смотрят на клоуна как на  просто смешного человека и в этом направлении ориентируют артистов.
Удивительно, как боятся представители клоунады использовать выразительные возможности других жанров. Не появляется у нас ни воздушных клоунад, ни клоунад на батуде, ни акробатических клоунад, ни конных. А примеры тому были. Сейчас единственным клоуном на канате является А. Юсупов. Даже созданный недавно номер со свиньями, где уж столько возможностей для клоуна, и тот решен в плане чистой дрессуры с отдельными шутками коверного.

Акрам Юсупов на канатеАкрам Юсупов на канате

Могут существовать и другие совершенно неожиданные формы подачи клоунады. Почему бы не построить клоунаду на игре со зрителем, как то делают массовики-затейники? Необходимо только, чтобы это не выходило за рамки искусства. А почему не может быть выступлений клоуна с куплетами, с чтением стихов?
Удивляет отсутствие на манеже клоунады-памфлета, хотя тем, для  такой   клоунады — н   внутренних      и        внешнеполитических   —
много.     Разве      клоуны      должны только   «смешно  выступать»?   Разве они не могут сатирически зло,
с     накалом     гражданских     чувств выразить свое отношение  к отрицательным     явлениям?    Примеры тому  не  так  давно  были.  Ю.  Дуров   выступал   с   «Аллегорическим шествием».   Артист  Ф.   Давидович
с   партнером     играли     с  успехом в   Ленинграде    клоунаду  «Правый
социалист» М. Эделя.
А клоунада пантомимическая? Артисты Ю. Никулин и М. Шуйдин показали замечательный образец ее в «Маленьком Пьере».
Нашлись бы у нас и другие исполнители, которые смогли бы продолжать начатое Никулиным и  Шуйдиным.
Пантомима — один из путей наиболее   яркого  отражения   действительности   в   цирке.   В   пантомиме образ современника благодаря    развернутой      драматургии становится   полнокровным,   глубоким,  всесторонним.
Особенно хочется сказать о позитивной клоунаде. Среди наших разговорников есть артисты, которые по образу своему являются положительными, т. е. несут в своем образе духовные черты нашего современника, в то же время являясь броскими, цирковыми.
Когда О. Попов «снимает» обратную сторону Луны, зритель тепло принимает такого рода выступление. В подобных клоунадах не гротеск, не сарказм, не сатира, а жизнеутверждающий юмор должен являться основным началом. Это весьма обогатит палитру клоуна. Наша действительность требует такого  рода выступлений.
В этих беглых заметках мы отнюдь не претендовали на всеобъемлющую постановку проблем клоунады, а лишь хотели обратить внимание на довольно распространенные и серьезные недостатки, устранение которых, несомненно будет способствовать подъему искусства клоунов.
Г. ЛЕБЕДЕВ

Журнал ”Советский цирк” февраль 1962г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

Обложка для автодокументов купить тут