В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Книга о мастерах эстрады

Ленинградское отделение издательства «Искусство» выпустило интересную книгу «Мастера эстрады». Это сборник статей не­скольких авторов. Несмотря на некоторые ее недостатки, книгу с интересом прочтут те, кто любит многоликое искусство эстрады.

Открывается сборник статьей А. Бейлина «На старых афишах». Бейлин автор монографии об Аркадии Райкине и других работ, известен как вдумчивый исследователь искус­ства малых форм. Данная статья тоже напи­сана с глубоким знанием Дела, в ней отдана дань уважения и любви ушедшим от нас ста­рым артистам. Но основная ошибка автора, на мой взгляд, в том, что он поставил перед собой слишком большую задачу: рассказать в одной статье о многом. Поэтому ему при­ходится  часто переходить на  скороговорку. Начинает А. Бейлин статью строками, посвя­щенными артисту В. Гущннскому — любимцу ленинградской публики 20—30-х годов. Действительно, мало что известно теперь об этом замечательном комическом актере, исполни­теле давно забытого «рваного жанра», о его оригинальных выступлениях с использованием чисто цирковых приемов и кинокадров... Чи­тателю будет интересно ознакомиться с твор­чеством Василия Гущинского, который умер в 1940 году в Арктике после концерта для полярников.

В связи с репертуаром В. Гущинского в статье упоминается видный эстрадный автор — Яков Ядов. О нем же пишет и Д. Авров, рас­сказывая о П. Муравском. Очень хорошо, что авторы сборника напомнили об этом своеоб­разном человеке. Ведь до сих пор только писатель Константин Паустовский сказал о Ядове в своих мемуарах. А было время, ког­да его куплеты и фельетоны занимали пер­вое место на нашей эстраде и в цирке. Пусть в литературном отношении сочинения Якова Ядова и не отличались совершенством, но они ярко отражали действительность тех лет. И вычеркивать из истории эстрадного и цир­кового искусства это имя нельзя.

Вернемся снова к статье А. Бейлина.

Он упоминает о знаменитом комике Б. Бо­рисове, которого режиссер Н. Синельников — учитель едва ли не половины русских арти­стов   конца    прошлого  и    начала    нынешнего своих учеников. Актерское дарование у Бо­риса Борисова было действительно огромным. Он выступал в амплуа первого комика сто­личных театров, на эстраде появлялся с пе­сенками, куплетами, рассказами, сам сочинял романсы. Работал Б. Борисов в театре мини­атюр «Летучая мышь» и в мюзик-холле (в 20-е годы), И вряд ли целесообразно бы­ло говорить о таком большом и разносторон­нем мастере всего лишь на половине страни­цы! Воспоминания об артисте Борисове требуют отдельной статьи, если не целой моно­графии. Так же походя отмечает Бейлин еще не­скольких ленинградских разговорников. Оста­навливается   он   только   не   личности   конферансье Н. Орешкова, но неточно освещает его биографию и творческую характеристику. Ни­колай Орешков — москвич, а не ленинградец, как создается впечатление, начал он у Балиева в «Летучей мыши» и много лет одно­временно был конферансье и театральным администратором. Ему вовсе не была свойст­венна импровизация на эстраде.

Вообще неточностей в статье А. Бейлина много. Например, он приписывает текст сти­хотворения (и песни) «Фонарики-сударики» поэту-сатирику Д. Минаеву. Между тем, «Фо­нарики» создал И. Мятлев — поэт первой половины XIX века. Кинорежиссера и конферан­сье Алексея Тимошенко автор упорно назы­вает Сергеем. А ведь в Ленинграде живут многие друзья и товарищи умершего артиста, и можно было хотя бы у них узнать имя Тимошенко. Артист К. Гибшман начал выступать на эст­раде не в 1920 году, а еще до революции. Так же как и Н. Орешков, он работал в «Летучей мыши», а затем до 1917 года — в петербургских кабаре. Кстати, и сама манера конферанса Гибшмана, о которой одобритель­но пишет А. Бейлин, очень плохо отзывалась на других исполнителях программы. Анонсы якобы растерянного человека настраивали зрителей настороженно, а то и иронически по отношению к артистам, которые должны были выступать.

Говоря о комических хорах, нельзя забы­вать, что первым создателем такого хора был артист И. Вольский. Он дирижировал паро­дийным хоро.м в Петербурге до 1917 года, потом вошел в труппу театра «Кривой Джим­ми». А всегр несколько лет назад тот же И. Вольский выступил в программе ветеранов «Тысяча лет на эстраде», управляя  хором. Не четко обрисован своеобразный комик и куплетист А. Матов. Всего лучше удались А. Бейлину строки о Владимире Хенкине. Но гораздо интереснее был бы более подробный разговор о рассказчицкой манере Хенкина, ибо подобного мастера еще не было и нет на эстраде. О Владимире Хенкине надо писать отдельное  исследование.

Упоминает А. Бейлин и о брате Владими­ра Хенкина - Викторе Яковлевиче Хенкине. Он был также очень одаренным артистом. Но­вое поколение его не знает потому, что он эмигрировал после революции. Вернулся Вик­тор Хенкин на родину только в старости и выступать уже не мог. Но мы помним его по «Летучей мыши», по театру Я. Южного в Мо­скве. Именно Виктор Хенкин создал разго­ворно-вокальный жанр — песни Беранже, песни   кинто,    шута   и    другие.    Многочисленные последователи его долго исполняли эти цик­лы. Виктор Хенкин был замечательным арти­стом театра миниатюр. Его способность к пе­ревоплощению по 10—12 раз за вечер, умение играть водевили и пародии, музыкаль­ность  и  танцевальность  были  поразительны. О комическом номере Н. Черкасова, Б. Чиркова и П. Березова — «Пат, Паташон и Чарли Чаплин» А. Бейлин написал невнят­но. Очевидно, о таких номерах нужно гово­рить  в   статье  другого  направления.

Не увлекла меня статья Н. Милина «Доб­рый дар» — об Адкадии Райкине. О таланте и искусстве первого артиста сегодняшней эстрады сказано столько, что надо сообщить нечто новое, чтобы привлечь внимание чита­теля. М. Жежеленко в статье «Лев Миров и пар­ный конферанс» обстоятельно излагает исто­рию возникновения дуэтов конферансье (Дарский и Миров, Миров и Новицкий). Но в статье не хватает творческого портрета Льва Мирова. Схема его актерской работы ясна. Однако для тех, кто не видел Мирова, непо­нятно, что же делает на авансцене этот ар­тист.

«Наш собеседник Мурааский» Д. Аврова — хотя и добросовестный, но не очень яркий портрет артиста. Заслугой автора можно при­знать только подробно изложенную биогра­фию Петра Лукича Муравского. Жаль, что Д. Авров не остановился подробнее на том, как  ведет  себя  Муравский  на  сцене. М. Друзина хорошо написала об эстрад­ном театре Марии Мироновой. Д. Золотницкий в статье «Разговоры Смирнова-Сокольско­го» показал себя вдумчивым исследователем творческой судьбы и искусства видного советского артиста-публициста.

Но как редактор и составитель сборника Д. Золотницкий вызывает недоумение. Зачем он предоставил место я книге статье Д. Мечика, озаглавленной крайне, претенциозно: «Индивидуальность на эстраде»! Редко прихо­дится читать такое сумбурное сочинение. Автор начинает с того, что пытается определить, в чем состоит специфика эстрады. По­сле трех страниц рассуждений на эту тему, он сам забывает о специфике. Далее идет отвлеченный текст, заполненный множеством сведений. Именно сведений, а не знаний. Пе­речисляются десятки имен, названий про­грамм, театров, жанров без каких-либо ком­ментариев и выводов. Очень жаль, что хорошую книгу испортил такой  финал.
 

Иван Дитя

Журнал Советский цирк. Март 1965

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100