В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Мирча Кришан — артист разговорного жанра

Мирча Кришан самый популярный в Румынии эстрадный артист разговорного жанра.

Знаком он к советскому зрителю — артист дважды с большим успехом гастролировал в нашей стране. Мирча Кришан обла­дает неистощимой фантазией, тонким юмором, редким талантом звуко­подражания. Знаменитый актер — автор многих интересных и своеобразных юмористических рассказов. Некоторые из них («В буфете», «В поликлинике», «О курении») хорошо знакомы совет­ским радиослушателям. Сегодня мы публикуем несколько эстрадных миниатюр, объединенных общей темой, в которых Мирча Кри­шан с присущей ему острой наблюдательностью зло высмеивает фор­малистов, подражателей модного течения модернизма, их псевдопоиски и «находки».

— Маэстро,   я   что-то    не    очень чувствую  необходимость  в  этих движениях. Их слишком много для такой реплики:    «Я    сильно    устал,    прилягу немного».  Хорошо,  пусть   я  залез  на гардероб,    но   зачем   стоять  там   на одной  ноге?
— Вы не видите в целом спектак­ля, и поэтому не можете понять закономерности   такого    поведения.    И   в конце  концов  во  всем  должна  быть видна рука режиссера.
— А вам кажется, что если я ска­жу: «Дорогая! Нет большего счастья, чем  склонить   свою  голову  тебе   на грудь», — а потом четыре раза обой­ду вокруг кресла и залезу на гарде­роб, то это будет самой большой режиссерской  удачей?
— Ну, а если вы подойдете про­сто-напросто к своей партнерше — это будет примитивное, лишенное оригинальности решение.
— Я должна быть статична или...
— Ты   же   молодая   девушка!   Вот ты садишься за стол и говоришь: «До двенадцати я должна отстучать квар­тальный    отчет    для    министра!»    Ты боишься  потолстеть,  и  потому много двигаешься. Ритм,  ритм! «До двенадцати...   тотчас   вскакиваешь  со   стула, после   слова   «должна»   садишься   на стол,     после     «отстучать»      стучишь пресс-папье,  на  слово «квартальный» выливаешь    чернила    в    пепельницу, слово  «для»   кричишь,   перегнувшись через    подоконник,   а   затем   быстро садишься по-турецки на ковре; а уж при слове «министра»  со  всем энту­зиазмом     молодости      жонглируешь пишущей   машинкой,   корзинкой   для бумаг, пресс-папье и телефоном. Для этого ты потренируешься с одним из
цирковых братьев Мунтяну.

И тогда ясно будет видна твердая рука режиссера!

— Почему     вы    так     обижаетесь, маэстро? Я постучал в дверь, вы мне сказали — «войдите»,  и я  вошел.
— В дверь???!!! Натуралист несча­стный!!
— Могу и... через... стену,
— Это уже делали тысячу раз.
—Через люк в полу.
— Использованный прием, кстати, очень удобный. Во всем должна чув­ствоваться   моя   режиссерская   рука,
— Тогда   я   не   знаю,  откуда   мне входить.
— Вот что значит бедность  вооб­ражения,  бедность   средств  выраже­ния. Ты войдешь через потолок пря­мо   в   кресле.
— Да где же такое видано?
— Нигде. Сам признаешь? Это как раз то, что я хочу. Главный вход бу­дет у люстры. Я уже дал чертеж ме­таллической   клетки.   Заказ   изготовит одно из предприятий нефтяного обо­рудования. Такого еще не было!
— Маэстро,   а    здесь    ошибка.    В тексте    второго     действия     ремарка «занавес      поднимается» помещена через  пять  страниц.
— Никакой ошибки.

В таком случае первые пять страниц текста актеры будут говорить из-за занавеса! Тогда никто ничего не услышит.

— А разве я сказал, что хочу, что­бы было слышно? Десятки тысяч раз в зале слышали то, что говорят акте­ры.
— К  тому  же  действие  проходит без света?
— Пардон,   с   черным    рефлекто­ром,   а   это разница.   Но свет вклю­чат  во  время  антракта,  когда  нужно посмотреть   смену  декораций.  Таким образом, машинисты будут исполнять массовые сцены.
— А   стулья   останутся    на    своих местах?
— Конечно!  На своих местах — на стенах. На высоте одного метра двад­цати сантиметров.
— На каких стенах?
— На стенах пещеры! А какие же стены хотели бы вы видеть в комнате гостиницы,   где остановились   путеше­ственники?!
— А как они должны быть одеты? Очень просто: женщины в брю­ках,   мужчины    в    юбках,   в   изящной обуви  из соломенных  шляп.  Наверху слой паркета, а снизу хлещет дождь, до того момента, когда Отелло, обезумев от ревности, сжимает нос Дез­демоны.
— Горло...

Оставьте эти плоские серые банальности — и так я совсем в от­чаянии. Не знаю, поймут ли меня, мою режиссерскую руку.

— Не    беспокойтесь,    маэстро,    я буду наверху управлять светом! Протяните из-за кулис вашу руку, и я на­правлю   на   нее   оранжевый   прожек­тор.
 

Мирча КРИШАН Журнал «Театрул»

Журнал Советский цирк. Август 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100