В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Играет эстрадный оркестр под руко­водством Юрия Петрова

Волга. Она сегодня спокойная, даже задумчивая. Река сменила   свой   летний   сверкающий   наряд   на   скром­ный  свинцово-серый.  Стоит  поздняя  осень.   А  радио принесло  песенку о голубых снежинках,  что тают на рес­ницах у девчонки, и которым так хочется, чтобы все было белым   и   чистым. Эту песенку написал выпускник Калининского музы­кально-педагогического училища Владимир Дьяконов. Да разве в Калинине мало талантливой молодежи!.. Но сего­дня поговорим о другом — не о том, что украшает, делает радостной  нашу жизнь, а о том, что обедняет ее. Много ли надо, чтоб огорчить человека? Недавно я встретил на улице своего знакомого. У него было испор­ченное настроение.

— В   чем   дело? — спросил   я.
— Обокрали,  понимаешь,   обокрали, — и  протянул  мне книгу.
— Когда,  кого,  при  чем тут  книга?
— Давал  читать знакомым.  Полюбуйся,  кто-то  во мно­гих   местах выдрал страницы.

...А на днях мне довелось испытать такое же горькое чувство. Я так же вот шел и зло посматривал вокруг. Правда, я не нес растерзанный томик Хемингуэя, но все равно было такое ощущение, что и я обворован. Обворован   публично,   при   свете... Еще днем меня привлекла афиша: «Драмтеатр. Сего­дня вечер танцев. Играет эстрадный оркестр под руко­водством Юрия Петрова». Очень захотелось послушать хорошую музыку. ...Пять парней без пиджаков надрываются на эстраде. И    ни    одной  танцующей    пары.

— Что   они   играют? — спросил   я   соседа.
— А   кто   его   знает...
— Похоже на краковяк, — с сомнением протянула его спутница.

Я   удивленно   посмотрел   на   нее. И все-таки она была права. Среди топота слонов, ры­чания подстреленного тигра, визга разыгравшихся обезьян и хриплых вздохов бегемота мелькали знакомые нам с дет­ства такты. Боже   мой   —   действительно   краковяк! Когда кончился, с позволения сказать, номер, я подо­шел  к парням.

— К  нам  работать? — заинтересовались они.
— Что вы, ребята.   Я просто  Юрия Петрова  хочу ви­деть.   Это   вы,   наверное,  да?
— Нет, — сказал  аккордеонист. — Я  здесь  человек слу­чайный.  Некому было играть — согласился.
— А   где   же   все-таки   Петров?
— Во   Дворце   металлистов, — ответил   саксофонист. — Там на вечере  основной состав.
— А   как   же   афиша?
— Ну  что  тебе  афиша — висит и пусть висит.
— Собственно,   что   надо-то? — подключился еще один из пятерки.
— Да   вот   я   хотел   сказать — гармонии-то у  вас ника­кой нет.
— А ты приходи завтра.   Завтра весь состав собирает­ся, будет и гармония. Сами чувствуем, что  неважно сего­дня.  Ну, да сойдет.  Приготовиться!  Начали!

Конечно, с испорченным вкусом или недоразвитым слухом здесь можно было пробыть и до конца, ну а как быть   тем,    кому   медведь    на  ухо   не   наступил?   Бежать? Только куда? Летом, осенью — в горсад, на танцплощадку. С великим удовольствием вас примут за пятьдесят ко­пеек. Только и здесь больше пятнадцати минут не вы­держать. Если вам не понравилась профессиональная, как они именуют себя, группа Юрия Петрова, то вам за­хочется кричать «караул!» от музыки эстрадного оркестра под руководством Михаила Степанова. Выбор произведе­ний, качество исполнения оставляют удручающее впечат­ление. Главное место, конечно, уделено зарубежным авторам и далеко не лучшим. Когда слушаешь такой «кон­церт», возникает ощущение, что читаешь серую-пресерую книжку   с   выдранными   во   многих   местах   листами...

— Не нравится? — густым басом спросит Михаил Фе­дорович. — Поищите лучше. Мы не сидим сложа руки, а вон концерт в три отделения  гоним. А ведь совсем недавно о самодеятельном эстрадном оркестре Дворца культуры имени Трусова калининцы бы­ли другого мнения. Тогда «не зашибали ребята деньгу». Нет, они играли, чтоб доставить людям удовольствие. И когда в этом году проходил смотр народных талантов области, жюри достойно оценило труд самодеятельных музыкантов. Им присудили первое место, вручили диплом первой степени. Только, наверное, зря — поторопились. Тяга к внешним эффектам, крикливости, к этакой развяз­ной манере поведения, подсмотренной в иностранных кинокартинах, сослужила недобрую услугу—загублено творческое лицо коллектива. Труд нескольких лет пошел насмарку.

Ну, а если калининцам захотелось отдохнуть вечером в ресторане,   послушать   легкую  музыку,   потанцевать? Белоснежное комфортабельное здание над рекой. Но­вый ресторан «Волга». Зайдем? С первых же шагов на голову обрушился шквал оглушительных звуков, а через минуту по барабанным перепонкам ударила целая бата­рея тяжелых орудий. Хорошо, что существуют антракты по пятнадцать минут! Нет, здесь мы не услышим настоя­щей, любимой молодежью легкой музыки, новых совет­ских   песен. Такая вот халтура вовсю процветает в ресторане с кра­сивым названием. Здесь на протяжении двух лет, изо дня в день пять «артистов-профессионалов» «рвут страсти в клочья».

Вам часто приходилось ездить по шоссейным дорогам? Значит, вы видели щиты: «Пьяный за рулем — преступ­ник!» Правда, нетрезвый музыкант из «Волги» никого не задавит, но он тоже очень опасен. Он может покалечить. Оскорбить чувство прекрасного, украсть у вас хорошее настроение. Почему пьяному саксофонисту Борису Писку­ну позволяют портить вкус молодежи, насаждать этакий вульгарный   и   разухабистый   стиль? И что самое грустное — борьба с такими вот «музы­кальными нарушителями» ведется в Калинине очень сла­бо,   формально. Руководители областного отдела культуры поручили музыкальному коллективу областной филармонии прове­рять и аттестовывать эстрадные оркестры ресторанов. Товарищи честно относятся к порученному, Проверяют, прослушивают. Но разве халтурщики враги себе? При аттестации они и играют сходно, и программа существует, и сами в трезвом виде — все чин чином. Но это же очко­втирательство, это только до вечера, а там опять по про­торенной   дорожке...

Приспособленцы от искусства находят лазейки, пере­крашиваются в любые краски, лишь бы продлить свое существование. Зная в лицо всех членов комиссии, они прикидываются этакими музыкальными «овечками», стоит войти вечером кому-нибудь из них в зал. Но, кроме того, музыканты из филармонии не получили никаких, в сущности, прав приостанавливать пошлость, несу­щуюся с эстрады в зал, они лишь дают оркестру право на существование, а дальше их «власть» кончается. Из Калинина каждый год в разные края уезжают хо­рошие молодые музыканты. В городе три музыкальных учебных заведения, больше ста преподавателей с выс­шим образованием. Неужели эта армия прекрасных спе­циалистов не может справиться с кучкой халтурщиков? До каких же пор всюду, где только можно уместиться маленькой эстрадной группе, будет пропагандироваться импортное, взятое с чужого плеча, да и то далеко не лучшее...

Правда, тут вина лежит не на одних калининских му­зыкантах. Пройдемте по нотным магазинам, кроме нот­ной бумаги да самоучителей игры на баяне, ничего нет. Музыкальной литературы вы не найдете. На полках не увидите ежемесячника «Песни радио и кино», мелодий легкого жанра, оркестровок. Неужели при Союзе компо­зиторов нельзя создать бюро из квалифицированных специалистов, которые бы выполняли заказы по оркестров­кам? Неужели нельзя все фонды на содержание город­ских оркестров передать, допустим, филармонии и тем самым прекратить появление на свет «полулегальных» оркестров с их «негритянскими игрушками»? Только тогда зазвучит  красивая,  современная легкая  музыка. А пока что в Калинине нужен музыкальный патруль с такими же правами, как у народной дружины. Есть одна очень верная пословица: «Пока не возьмешь­ся  за  дело,  не  узнаешь,  что можешь сделать».

Ресторан «Селигер». Раньше о его эстрадном оркестре ни одного хорошего слова не слышали, И вот в этот кол­лектив пришел молодой талантливый парень, выпускник Калининского музыкально-педагогического училища Ва­лерий Забрусский. И как-то сразу все встало на свои места. Главное место в репертуаре заняли новые песни и пьесы советских композиторов. Пьесы концертного плана, где каждый музыкант проявляет себя как солист. Играют «Гуцульский танец», вальс-фантазию, попурри из вальсов Штрауса, русские старинные романсы. С успехом испол­няются мелодии стран народной демократии — Чехосло­вакии,   Венгрии,   Польши. В сформированный вновь оркестр вошли солист Ни­колай Максимов (саксофон-кларнет), Владимир Бори­сов (саксофон), Евгений Додонов. Они имеют спе­циальное образование. В оркестре только два чело­века: Валентин Исаев и Ким Вахов — не были профессионалами. Забрусский и Максимов в свободное вре­мя занимаются с ними не только по специальной подготовке, но и по теории дисциплин. Занятия по тео­рии музыки Валерий про­водит со всем оркестром. Изучают гармонию и сов­ременную технику испол­нения (имеется в виду им­провизация).

Оркестр зазвучал по-новому. Но, чтобы он стел еще  более    активным   пропагандистом лучших советских мелодий, чтобы помогал развитию подлинно художественных вкусов, нужна песня — песня и ее исполнитель. Концерт с хорошим вокалистом несомненно принес бы еще большую пользу. И это не­трудно сделать своими средствами. Может быть, упразд­нить  один из двух саксофонов и  пригласить  певицу? Музыка, звучащая с массовых площадок, в местах ши­рокого посещения публикой, должна находиться под особым контролем музыкальной общественности наших боль­ших и малых городов. Симфонические концерты в филар­монии, вечера камерной музыки посещает сейчас все боль­ше и больше любителей классики. И это радует. Но нель­зя забывать, что это лишь частица нашего музыкального «багажа». Куда чаще и настойчивей достигает ушей музы­ка из репродуктора, с открытой площадки в городском саду, в парке, в кафе, в вагоне поезда, в кинотеатре. Каче­ство    ее    должно    быть    отличным.
 

Г. Калинин,  Ю. ЯКОВЛЕВ

Журнал Советский цирк. Декабрь 1963 г.

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

термогигрометры купить