В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Рассказ о волшебниках манежа

Вот уже несколько десятилетий на рекламных стендах появляются три знакомые буквы. Струится по фронтонам цирков бесконечный ручеек светящихся букв, составляющих все ту же фамилию. Кио. Кио. Кио...»

Чудесами цирк полон, одно из них — иллюзионный аттракцион Кио. И как бы сегодняшний искушенный зритель ни убеждал себя, что чудес не бывает, все равно аттракцион Эмиля и Игоря Кио — это и волшебство, и тайно, и загадка.

Об истоках аттракциона, о выдающемся артисте Эмиле Теодоровиче Кио, о его творческом пути, о первых шагах на манеже его сыновей Эмиля и Игоря рассказывает Виктор Александрович Марьяновский в своей книжке «Кио: отец и сыновья», вышедшей я издательстве «Искусство».

Одно из достоинств книги — влюбленность автора в искусство, о котором он пишет. Кроме того, Виктор Марьяновский пишет о старшем Кио, опираясь на соси собственные впечатления, сначала мальчишеские, позднее зрелые. И, вероятно, поэтому автору в полной мере удалось раскрыть эволюцию аттракциона, образа.

...«Это было в конце двадцатых годов. В один из дней серенькой московской осени на деревянных заборах на специальных стендах я увидел десятки афиш с непонятным и таинственным словом «Кио». В облике человека, смотревшего с рекламного щита, было, казалось мне, что-то демоническое. Под белоснежным тюрбаном сверкали темные глаза, в овале сухо очерченного лица чудилась неведомая сила». Так начинался Кио.

Автор не только прослеживает, как развивался, изменялся с годами образ, но и пытается объяснить закономерность, например, образа факира, под маской которого выступал Эмиль Теодорович в самом начале творческого пути. В главе «Под маской факира» автор рассказывает, как не просто было артисту найти новую манеру подачи трюков, избавиться от штампов, каким сложным был путь поисков нового, какими противоречивыми были оценки аттракциона.

Автор приводит интересные выдержки из разных газет, которые сейчас вызывают лишь улыбку. Вот одна из них: «Кио действительно ловко морочит публику. Нам кажется, что номер с гипнозом (рочь, очевидно, идет о «распиливании» женщины) надо снять. Ведь это — публичное истязание женщины. Опять-таки, где культотдел и охрана труда Рабиса?»

Рассказ Марьяновского о Кио-отце — прежде всего рассказ о творческой лаборатории артиста, его исканиях и радостях открытий. Перед нами Эмиль Теодорович Кио — человек пытливый, ищущий, умеющий критически оценивать свое творчество, человек по-настоящему современный. Читатель видит подлинного художника, стремящегося к такому иллюзионному действу, которое может служить средством раскрытия идеи.

Из главы «На манеже — веселые загадки» мы узнаем об антирелигиозной программе Кио в конце 20-х — начале 30-х годов, о первой иллюзионной миниатюре на политическую тему — «Наш ответ интервентам», поставленной им в цирке.

До 1932 года Кио попеременно выступал то на эстраде, то в цирке. В 1932 году Кио окончательно выбирает манеж.

На страницах своей книги Марьяновский рассказывает об Арнольде Григорьевиче Арнольде — молодом тогда режиссере, отличавшемся превосходным вкусом, изобретательностью, тонким пониманием специфики цирковых жанров. Он сыграл в творчестве Кио роль реформатора — с его помощью началась перестройка аттракциона. «Загадочность, о всевозможных забавных происшествиях. случавшихся с артистом, отчего повествование приобретает живой, с оттенком юмора характер.

Рассказ о Кио-старшем В. Марьяновский заканчивает главой «Снова в поиске», посвященной творчеству уже зрелого мастера, блестящего артиста, искусство которого вызывало неизменное восхищение и у нас в стране и за рубежом.

Кио называли «загадкой XX века», «выдающимся иллюзионистом нашего времени».

В декабре 1965 года артиста не стало. «Скорбной чередой шли прощаться с ним актеры, люди искусства, поклонники его таланта.

А вечером по фронтону цирка вновь побежали ослепительные буквы: Кио... Кио... Кио... Зажглись юпитеры — на арену вышел закованный в белоснежную манишку Александр Буше и своим чуть надтреснутым баритоном объявил:

— Большой праздничный аттракцион под руководством и при участии Эмиля Кио!

Это был старший сын Эмиля Теодоровича — Эмиль. А на следующий день на арене появился и младший — Игорь.

Сегодня иллюзионные аттракционы Эмиля и Игоря Кио знакомы всем, кто любит цирк. И я думаю, что многим будет интересно прочитать последнюю главу книжки «Кио: отец и сыновья». Она о том, как пришли на манеж братья: каждый, казалось бы, своим особым путем, но в то же время под воздействием одного и того же чувства — любви к цирку, ощущения невозможности жить без него.

Читателю будет интересно узнать, как и почему произошло «раздвоение» Кио, как стало два аттракциона, как нелегко было Эмилю создать, по существу, номер заново (старый аттракцион — люди, животные, реквизит — перешел к младшему брату). И как снова на помощь пришел Арнольд Григорьевич Ариольд.

Автор рассказывает о том, как дополняют братья Кио творческое наследие отца собственными находками, всячески разнообразя свои аттракционы.

Объем книжки В. Марьяновского невелик. Но шесть глав ее, дополненные интересными    фотографиями, — это увлекательная история одной из замечательных цирковых династий.

СОФЬЯ РИВЕС

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100