В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Попов Олег Константинович 

О. Попов

МИНИ РЕПРИЗЫ, ИМПРОВИЗАЦИИ И ХОДЫ ИЗ РЕПЕРТУАРА О.ПОПОВА

СВЕТ!

В очередной паузе на манеже гас свет.

-    Свет! Дайте свет! - кричал инспектор манежа.

-    Не беспокойтесь, свет сейчас будет, - откликался По­пов и выходил с горящим факелом. - Вот свет!

-    Что вы делаете? - пугался инспектор. - Немедленно по­гасите огонь!

-    Не погашу, - отвечал Олег.

-    Пожарник! - кричал инспектор. - Оштрафуйте этого мол­одого человека на сто рублей!

Услышав такое, Олег гасил факел и в полной темноте зая­влял:

-  Пожалуйста! Только пусть сначала он меня найдет!

ЛУЧШЕ ПИВА...

Он довольно точно изображал человека, которому стало дурно.

-    Воды, воды! - просил он.

Но когда приносили в стакане воду, он отталкивал его и говорил:

-    Не надо! Лучше пива...

 

«ПОСИДЕТЬ НА ЛАВОЧКЕ»

Пародируя акробатов, Попов выходил со скамейкой на го­лове. Это он направлялся в сад «посидеть на лавочке».

 

ЧАЙНИК «УБЕЖАЛ»...

 

Через арену мчится чайник, который «убежал» с плиты...

 

КАСТРЮЛЯ-ЧУДО!

 

Вот он выходит на манеж с обыкновенной кастрюлей.

-    Нет, это совсем не обыкновенная кастрюля – кастрюля - чудо!

-    Что же в ней чудесного? - спрашивал Олега партнер.

-    А вот что, - отвечал клоун. - Когда в этой кастрюле варят обед, то из мясного бульона получается постный,

-    Как - постный? - удивлялся партнер. - А куда девает­ся мясо?

-    Вот в этом-то и чудо! - говорит Олег. - Куда оно де­вается, а? Несите мясо, я вам приготовлю такой обед!

Партнер в испуге убегал, а Попов хитро улыбался. Это был намек на работу некоторых столовых.

 

ДОКЛАДЧИК

 

Олег одними мимическими средствами, без единого слова создавал злую карикатуру на докладчика-пустомелю. Доклад­чик «говорил» долго; войдя в раж, он снимал пиджак, ботинки, пил воду из большого ведра и вытирал губы пресс-па­пье. Когда в зале раздавался смех, Попов звонил в колокольчик и призывал публику к порядку, не выходя из образа.

 

МУЗЫКАЛЬНЫЙ СВИСТ

 

Начиналась с того, что Олег слушал выступающих в прог­рамме музыкальных эксцентриков. К концу их номера он увл­екался настолько, что сам начинал играть на различных ин­струментах. Это было очень естественным, поскольку инспе­ктор манежа не разрешал клоуну играть. И тот невольно до­лжен был перевоплощаться то в пастуха с рожком, то в вес­ельчака-балагура с дудкой, то в шаловливого школьника с пищиком во рту.

 

КУКЛА-АКРОБАТ

 

Он ставил куклу на перш, поднимая ее, как «всамделишного» акробата, придавая ей различные позы: баланс на одной ноге, на голове /так называемый копфштейн/, на руках...

 

СВИСТОК

 

Она начиналась со старинной цирковой завязки: инспектор манежа не позволяет Попову играть на музыкальных инструме­нтах. Он отбирает один инструмент за другим, пока у Олега не остается последний - простая свистулька. Начав играть на ней, клоун вдруг от испуга проглатывает ее, и на манеже ок­азывается человек, у которого вместо голоса свист. Что бы он ни пытался объяснить словами, получался один свист, ко­торому приданы лишь разговорные интонации. Но именно эти интонации без слов все объясняют. Вот Попов свистит, что он, мол, не виноват. Вот он мучается от несправедливости по отношению к нему. Вот он смеется, возмущается, страдает оттого, что ему наступили на ногу, и вдруг, жалобно скуля, как побитая собачонка, уходит с манежа.

/Репризу «Свисток» Олег играл в народном сказочном кос­тюме Иванушки. И от этого реприза приобрела характер ста­ринной русской сказки./

 

В ГОСТЯХ У РОДСТВЕННИКОВ

 

/1959г./

Попов выходил из-за кулис, держа под мышкой собачку и кролика.

-    Откуда вы, Олег? - спрашивали его.

-    В гости ходил с приятелями, - отвечал он.

-    В гости? По какому случаю?

-    А мы поздравляли их родственников, - благодушно говорил Олег, показывая на животных.

-    С чем же?

-    С благополучным возвращением из космоса! - торжествен­но и вместе с тем мягко и с теплым юмором пояснял Попов.

 

СИМУЛЯНТ

 

Попов и Шехтман играют врача и больного. Врач /Попов/ подозревает, что больной /Шехтман/ - симулянт. Попов про­сит Шехтмана открыть рот и сказать: «А-а!» После того как «больной» дыхнул на него, врач берет огурец и закусывает. Затем Олег берет факел, просит Шехтмана еще раз сказать: «А-а!» - и подносит факел к его рту. Изо рта Шехтмана вы­рывается столб пламени и весь зал видит, что мнимый боль­ной просто обыкновенный пропойца.

 

АВТОМАТ

 

В репризе «Автомат» Олег показывает машину для продажи бутербродов и напитков. Автомат был очень красив и дейст­вовал не только когда в него опускали металлические день­ги, но и бумажные, а также давал сдачу, правда, иногда не доливал лимонад или недодавал сдачу. В таких случаях очень хорошее действие на него производил удар ноги Попова, пос­ле чего машина начинала работать идеально. Когда же клоуна спрашивали: «На чем ваш автомат работает?» - тот отвечал: «На зарплате», откидывал кожух автомата, и все видели фле­гматичное лицо спрятанного Будницкого, лицо которого выра­жало одну мысль: «Где бы ни работать, лишь бы деньги полу­чать».

 

ТУНЕЯДЕЦ

 

/Реквизит/ ...огромные ложка и вилка, с которыми «идет в будущее» некий тунеядец, /.../ огромное перо, которое ему втыкают в зад.

 

ЗОНТИК С СОБСТВЕННЫМ ДОЖДЕМ

 

/Реквизит/ ... вот это будет зонтик. Обыкновенный, дож­девой. Внутри него трубка. По ней я под давлением вот этой груши подаю воду. Она бьет фонтаном над зонтом. Получается зонтик с собственным дождиком.

 

«ВЫСИДЕЛ»... КУРИЦУ

 

/1961г. ФРГ/

Олег «нечаянно» садился на стул, на который курица только что «снесла» яйцо. Его партнер ликовал. Разд­авил яйцо! Попов вертелся на стуле и недоумевал: в чем дело? Он превосходно себя чувствует!

-          А ты посмотри, что под тобой! - говорил партнер. Олег поднимался и вынимал из-под себя... живую курицу. Это он «высидел» ее...

 

МЕРА ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ

 

/Гамбург. 1959г./

Артист вышел на манеж, держа Джонни /собаку/ на поводке.

-  Откуда ты, Олег? - спросил его партнер.

-    Из цирка, - ответил клоун, - иду прогуляться немножко с Джонни.

-    Имей в виду, Гамбург очень опасен. Здесь большое улич­ное движение!

-    Мне это не страшно!

-    А Джонни?

-    Джонни тоже. На него не наедет ни одна машина!

-    Почему? - удивлялся партнер.

Вместо ответа Олег давал автомобильный гудок - и на собачьем заду зажигались два красных автомобильных стоп-сиг­нала.

 

СТИРАЛЬНАЯ МАШИHA

 

Олег демонстрирует стиральную машину.

-       Работает не хуже других! - гордо заявляет изобретате­ль и в доказательство берется «выстирать» в машине черного петуха.

-       А разве петухов стирают? - спрашивают его.

-       В цирке стирают, - отвечает артист и закладывает пет­уха в машину.

Раздается треск, после чего Попов извлекает из машины петуха, но уже белого. Казалось бы, он может быть доволен своим изобретением, но следует вопрос:

- А еще раз можно показать, как она работает?

И тут изобретатель разражается гневной тирадой:

- Где это вы видели, чтобы машины работали по принципу -
»раз, еще раз». Их выпускают только на раз...

Олег неожиданно чихает, отчего машина разваливается на куски. Эти обломки, как доказательство своей правоты, он гордо проносит по манежу.

ВЫХОДНАЯ РЕПРИЗА

 

/В Петропавловском цирке. 1960г./

После первого номера программы Попова долго искали за кулисами. Лица всех арт­истов изображали тревогу. Смеялся лишь сам Попов. Он сидел в середине» партера, как зритель, мечтающий посмотреть ин­тересное цирковое представление. Только после долгих просьб Олег покидал стул и выходил со вздохом на манеж: его мечта стать зрителем не сбылась и_на этот раз... И он начинал ра­ботать. Так с первого шага Попов утвердил простые и близкие отношения со зрителями.

 

ПАША

 

Паша сидел на пышных носилках, величественно поворачи­вался, кланялся, а вокруг него проходили в танце «наложни­цы». И вдруг торжественность и серьезность оборачивались комической стороной, когда «владыка», поправляя сложенные по-турецки ноги, «нечаянно» обнаруживал, что это не его, а приставные, бутафорские ноги, которые его совсем не слушаются, да и сам он вовсе не сидит, а стоит на собственных ногах, скрытых от зрителя балдахином носилок.

 

ФЛЕЙТА ИЛИ САКСОФОН

 

Олег стоит перед пюпитром с нотами и собирается играть на флейте. Поднеся ее ко рту, он обращает внимание на мор­ковку, торчащую у него из кармана. Что лучше взять в рот, мундштук флейты или морковку? Олег заразительно показывает зрителям свои колебания между этими столь разными предме­тами. Чтобы разрешить свои сомнения, он подносит мундштук ко рту и облизывает его. Нет, это ему явно не по вкусу! Теперь в центре его внимания морковка. Вынув ее из кармана, он нюхает, берет ее в рот. Да, с этой вещью стоит иметь дело! Показав зрителю большой палец, Олег с хрустом съедает морковь, удовлетворенно улыбается и складывает ноты. Его «музыкальный» номер окончен.

 

ЭКСЦЕНТРИАДА НА СВОБОДНОЙ ПРОВОЛОКЕ

 

…стоя на проволоке, я чихаю. От этого с головы у меня слетает кепка. Она попадает на тросточку, которую я дер­жу за спиной, и я долго ищу свой головной убор, вертясь во все стороны....цепляясь тросточкой за верхнюю растяжку, удерживается… ...падая, удерживает себя за воротник...

...ложится, приподнимается и снимает с себя пиджак, сно­ва ложится и одевает пиджак. Пробует встать, но что это… проволока, которая оказалась между спиной и пиджаком, не пускает клоуна...

/фото «Финальный трюк»/ Олег стоит на проволоке на одной ноге. На другой крутит кольцо. На левой руке тоже крутит кольцо. В правой руке держит тросточку, на которой враща­ет платок. На зубнике крутит калошу, а на голове тазик. Перед ним на проволоке крутится кольцо.

 

ПОВАР

 

Я выходил в полном поварском облачении, с кастрюльками в руках, жонглировал картофелинами и вилками, собирал их в кастрюлю и уходил.

Дополнение

Он «на ходу» создает роль клоуна-повара: жонглирует кастрюлями и тарелками, ловит картошку на вилку, делает на ходу различные эквилибристические трюки с кухонными прина­длежностями.

МАШИНА

 

«Венцом» моего «технического творчества» было констру­ирование автомашины для клоунады «Машина». У этой автома­шины самостоятельно включался и выключался мотор, зажига­лись фары и включался сигнал. Машина напоминала квартиру или дачу. На дверях ее висели почтовый ящик и звонок. Но, разумеется, не только в смешной конструкции машины заклю­чался смысл клоунады. Я решил сыграть сценку, в которой двое друзей отвозят свою любимую тетушку на вокзал. По дороге с ними случается ряд происшествий: машина ломается, потом сама заводится, и в конце концов друзья уезжают, ос­тавив тетушку посреди арены. В этой клоунаде много шума, крика.

 

ФОТОГРАФИЯ ЛУНЫ С ОБРАТНОЙ СТОРОНЫ

 

Попов и его партнер Чижик выходят на манеж под звуки «Лунного вальса». Чижик обращает внимание на висящую под куполом цирка «Луну» и пытается сфотографировать ее. Олег презрительно наблюдает за ним. Сфотографировать Луну! Что может быть проще!

- А вот ты сними ее с обратной стороны... - говорит он. Чижик знаками показывает Олегу, что тот, наверное, со­шел с ума, думая о таком деле. Вместо ответа Попов вынима­ет бумеранг и запускает его к «Луне». Бумеранг, издавал звуки «бип... бип...», облетает «Луну» и возвращается в руки Олега с фотографией обратной стороны Луны, знакомой всем по газетам.

Дополнение

Позднее я прятал летающий винт в мою клетчатую кепку и запускал к «луне» кепку, которая также послушно возвраща­лась ко мне в руки.

 

СВИДАНИЕ С ЛЮБИМОЙ ДЕВУШКОЙ

 

Встречаются они на острове, посередине заполненного во­дой манежа. Заливаются соловьи. Они заглушают слова призна­ния, которые хочет произнести влюбленный.

- Лиля! – взывает он.

Но соловьи беснуются все сильнее.

- Слушайте, соловьи, нельзя ли потише? - говорит им Олег.

Но они заглушают его слова. Издавая неистовые трели, «со­ловьи» выходят из кустов, окружают девушку, увлекая ее за собой... Олег остается один.

-       Она ушла с ними, - скорбно говорит, обманутый влюблен­ный и пытается броситься в воду. Его удерживает клоун Мо­зель.

-       Ты с ума сошел! - кричит он.

Мне не с чего сходить, - заверяет его Олег. - Все! Если я задумал утопиться, то мне море по колено...

- Я тебя умоляю! - стонет Мозель.

Но Попов непреклонен.

-       Оставь! Утоплюсь как миленький! - заявляет он. Потом
достает веревку, привязывает к ней камень и с той же мрач­ностью и решимостью накидывает петлю на шею Мозелю и брос­ает камень в воду. Мозель, взмахнув руками, летит туда же, а Олег, стоя на острове, восклицает:

-       Лиля, прощай!

 

ВСЕ ЯСНО БЕЗ СЛОВ

 

/1957г. У1 Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве/

-       Что с тобой, Олег? - говорил Егоренко выходившему на манеж Попову. - Чем это ты обвешался?

-       Это иностранные словари, - отвечал клоун. - Я уже вы­учил к фестивалю много иностранных слов: мерси, бон жур, о ревуар, пардон, Монтан, у э стадион Люжники? Гуд ивнинг, плиз, о'кэи, синерама, гутен абенд, ауф видерзеен, два сольди, бе самэ мучо.

-       И ты думаешь, тебе хватит слов, чтобы обьясниться с гостями?

-       Не только хватит, еще останутся.

-       Каким же это образом?

-       А вот смотрите, как я буду обьясняться, - говорил По­
пов и направлялся к идущему по манежу «иностранцу».

Сначала они молча приветствовали друг друга, после чего Олег показывал на иностранца пальцем и начинал играть на саксофоне, танцуя краковяк. Иностранец отрицательно качал головой.

- Не поляк, - говорил Олег и танцевал венгерку.

Оказывалось, что иностранец не венгр. Тогда клоун танце­вал падеспань и выяснял, что гость также и не испанец, и только после вальса «Под крышами Парижа» иностранец говорил: «Су ле туа де Пари» - и уходил в обнимку с Поповым.

- Вот видите! - кричал Олег. - Все ясно без слов!

 

РЕДКИЙ ГОСТЬ

 

/1957г. У1 Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве/

- Олег, покажи что-нибудь о фестивале! - кричали ему зрители на площадях Москвы. И артист показывал такую сценку:

- Я вчера встретил на улице очень редкого фестивального гостя, - говорил он.

-       А из какой он страны, Олег? - спрашивал ведущий прог­рамму.

-       Очень трудно сказать. Он был одет как попугай. Я его, конечно, спросил: «Ду ю спик инглиш?» - но он только пожал плечами.

-       Вы бы его спросили: «Парле ву франсе? – подсказывал ведущий.

-       Спрашивал, не знает.

-       А «Шпрехен зи дейтч?»

-       Куда там! Не понимает, - отвечает Олег. - Но все же я нашел с ним общий язык!

-       Каким образом?

-       Очень просто! - И Олег начинал выделывать «сумасшед­шие» па рок-эн-ролла. - Тут он меня сразу понял!

-       Кто же это оказался? - спрашивал ведущий.

-       Московский стиляга! - под громкий хохот отвечал Олег.

 

РЫБОЛОВЫ

 

Друзья сидят со своими удочками на острове посередине арены, заполненной водой. Сосредоточенный Чижик замечает, как сосед берет из его запаса наживку. Как бы в наказание за это Чижик, сидя на перевернутом ведре, подсекает рыбу, размахивает удилищем, и рыба бьет Попова по голове. Проис­ходит бурная ссора. Наконец Олег садится и, закинув удоч­ку, в свою очередь зацепляет крючком шляпу Чижика. Возму­щенный партнер больно бьет выловленной шляпой Олега по ще­ке. Попов хватает ведро, на котором сидел Чижик, зачерпыв­ает им воду и прикладывает его к щеке как примочку. Облег­чив свои страдания, он ставит ведро с водой на прежнее ме­сто. Ничего не подозревающий Чижик садится на ведро, но проваливается в воду и громко кричит: сзади него вцепился большой красный рак. Чижик никак не может освободиться от рака. На выручку ему спешит Олег. Он стреляет из пистоле­та и рак падает на землю. Чижик благодарит друга за спасе­ние и вынимает из узелка бутылку и два стакана. Но тут вдруг Попов видит, что у него «клюнуло». Он хватает удочку и после долгих усилий вытягивает скелет рыбы. Рыболовы ра­зочарованы. Надо «залить горе». Чижик начинает выбивать пробку из бутылки, но бутылка выскальзывает у него из рук и летит в воду. Чижик самоотверженно пытается ее спасти, но его опережает Олег. Он шарит в воде сачком и вместо бу­тылки вытаскивает большую рыбу. Обрадованные рыболовы хва­тают ножи, распарывают ее брюхо, чтобы достать икру, но вместо нее извлекают... бутылку. Теперь-то они выпьют на­конец. Олег подставил было стакан, но рыба вдруг оживает и становится на хвост. Испуганный Олег хватает пистолет и стреляет в нее. Пуля уходит в землю, и из этого места начи­нает бить фонтан. Глупый Чижик вытаскивает зонтик и, раск­рыв его, стоит под фонтаном, «забыв», что вода льет на сей раз снизу вверх, и снова его спасает Олег. Он берет боль­шие ножницы и «режет» фонтан «под корень»... Наконец-то горе-рыболовы могут подойти к бутылке. Но не тут-то было. Из воды вдруг появляются большие зеленые лягушки и прогон­яют приятелей.

 

СВЕТШОР

 

Вот на манеже устанавливают большой уличный светофор. Попов объясняет, что этот оригинальный светофор его соб­ственного изобретения.

-       Если установить этот светофор, то никто не будет пе­реходить улицу на красный свет.

-       Ерунда! - самоуверенно отвечает его партнер. - Я вс­егда перехожу улицу на красный свет. Пройду и под твоим светофором.

С этими словами Олег ставит светофор на середину мане­жа и командует:

- Начали. Раз!

Зажигается зеленый свет. Партнер не обращает на него никакого внимания.

- Два!

Вспыхивает желтый свет.

- Три!

Вспыхивает красный свет. Партнер Олега смело шагает че­рез манеж и, обернувшись, показывает ему язык. Но в это время из светофора на голову партнера падает огромный мол­оток и сбивает его с ног.

- Вот говорил я, - заключает Олег, - не ходи на красный свет!

 

СТИЛЬ-УТИЛЬ

 

В один из летних дней, когда в Москве была открыта аме­риканская выставка, артист вышел на манеж с большой гипсо­вой скульптурой обнаженной девушки. На вопрос, куда он на­правляется, клоун отвечал:

-       В Музей изящных искусств. Хочу подарить им эту скуль­птуру.

-       А кого она изображает? - спрашивал инспектор манежа,

-       Это моя бабушка в 1859 году, - отвечал Олег,

-       Прекрасная работа! - оценивал инспектор.

-       Стиль Ренессанс,

-       И ни одной трещинки! - восхищался тот,

-       Ни одной, - соглашался Олег, - Я с ней обращаюсь оче­нь осторожно!

И, нежно гладя скульптуру, падал. Статуя разбивалась на куски. От нее оставался лишь остов из проволоки...

-       Все, - растерянно заявлял Олег. - Теперь ее не примут,

-       Конечно, - подтверждал инспектор.

Огорченный Попов, машинально скручивал проволоку остова, придавал ей причудливые линии, и внезапно лицо его расцве­тало.

-       Примут! Примут! - кричал он. - Вы видите, что получи­лось?

-       Что же это? - не понимал инспектор.

-       Портрет моей бабушки в 1959 году!

-       Что же это за стиль?

-       Стиль-утиль! - радостно кричал Олег и бежал со «ску­льптурой» к выходу.

-       Куда же вы ее несете?

-       На американскую выставку! - пояснял клоун на прощание.

 

«ЗА ЭТО Я И САМ СОЙДУ...»

 

Клоун идет по барьеру, пытается сойти с него, но никак не решается. Он обращается к ведущему программу:

-       Помогите мне сойти с барьера.

-       Сойдите сами, - отвечает тот.

-       Нет уж, помогите мне, - говорит артист, - а я вам за это что-то подарю.

-       Что же? - интересуется ведущий.

-       Тогда я вам подарю вот это! - говорит Попов и неожи­данно вынимает из кармана кружку с пивом. Однако ведущий отказывается и от пива. Тогда клоун громко обращается к униформистам:

-       Тому, кто поможет мне сойти, я дам вот это! - И он
показывает чулки или другую вещь, которую трудно достать в городе. Униформисты и ведущий бросаются к Олегу, страст­но желая помочь ему сойти. Но артист решительно отстраняет их.

- Подождите, подождите, за это я и сам сойду! – говорит он, прячет дефицитный товар в карман и сходит с барьера.

 

ЛЕКЦИЯ О ВРЕДЕ ТАБАКА

 

Олег выходит на манеж в очках, с усами и в парике. Из огромного портфеля он извлекает кипу бумаг и графин с во­дой, как бы подчеркивая этим, что для халтурщика лектора одинаковое значение имеют и текст и вода, для него это одинаково важные аксессуары.

Происходит такой диалог:

Лектор. Скажите, это весь ваш коллектив?

Один из двух сидящих. Да, весь.

Лектор. Сегодня вас многовато. Начнем, пожалуй!

Он наливает из графина в стакан воду, чтобы выполоска­ть его. Но вылить воду некуда, и лектор, махнув рукой, выпивает ее. После этого он со стандартным красноречием говорит:

-       Посмотрите, товарищи, на рентгеновские снимки курящ­его и некурящего человека. Как видите, у курящего в легк­их ночь, а у некурящего день. Известно, что одна сигарета убивает воробья, две сигареты - козла, а сто сигарет - одного совершеннолетнего быка...

-       Разрешите ваши аплодисменты считать за одобрение. Вопросы есть? Нет вопросов. Лекция окончена.

Один из слушателей непрерывно икает и делает это как раз в «узловых» моментах лекции. А углубленный в свои мы­сли лектор непрерывно предлагает стакан воды другому слу­шателю, думая, что икает именно он. Эта путаница приводит к тому, что несчастный слушатель, который сначала покорно пьет воду, убегает. И когда главный виновник икает снова, взбешенный лектор окатывает его из брандспойта.

 

ЛУЧ /О.Попов/

 

Цирк погружен в темноту. Прожектор освещает только не­большой круг на ковре манежа. Показывается Попов. Он идет походкой утомленного человека, у которого все заботы нак­онец позади и он может отдохнуть. В руках у него большая хозяйственная сумка и маленький букетик цветов. Он напра­вляется к яркому кругу света, входит в него, удовлетворе­нно греет ладони, подставляет под теплые лучи лицо, выра­жающее полное блаженство, и, наконец, садится на «травку». Потом вынимает из сумки бутылку молока и, улыбаясь, не спеша подносит ко рту. В тот момент, когда он, беззаботный, начинает пить, круг света уходит в другой конец манежа.

Человек остается во тьме. Он прячет бутылку в сумку, поднимается и, встревоженный, идет к свету, снова входит в ярко освещенный круг и, забыв о минутной неприятности, снова блаженно греет ладони, лицо, снова садится, вынима­ет бутылку молока, снова подносит ее ко рту... А свет ух­одит на старое место. Недоумевая, Олег поднимается и как завороженный идет к свету, но уже не решается войти в кр­уг, а боязливо «гладит» непокорное «место под солнцем», стремясь приручить его. Он гонит луч руками в обратном направлении, тот подчиняется и медленно возвращается на старое место. Олег удовлетворен. Снова, как после трудной работы, он потягивается и входит в свое «место под солнцем», греет ладони и лицо, садится и вынимает ту же бутылку с молоком, но, подняв ее, человек вдруг вспоминает об опас­ности, его лицо выражает испуг, и он, не решаясь пить свое молоко, снова «гладит» круг. Круг никуда не уходит, и, наконец, успокоенный, Олег пьет молоко. И в это время от­куда-то сверху, из темноты, раздается резкий, тревожный сигнал. Попов вздрагивает. Круг внезапно съеживается. Си­гнал звучит вторично? Олег торопливо «собирает» круг в маленькое яркое пятнышко и «прячет» его в сумку. Согбен­ный, испуганный маленький человечек со светящейся изнутри сумкой в руках покидает манеж...

 

УТОПЛЕННИК /О.Попов/

 

В манеж выбегают двое клоунов и вносят на носилках утопленника. «Доктора! Скорее доктора!» - кричат они. Появляется доктор /его играю я/. С самого начала моя актерская задача состояла в том, чтобы как можно скор­ее проявить в докторе черты формализма. Я выхожу торо­пливо, но эта торопливость лишь по обязанности. В ней нет и капли настоящего внимания к потерпевшему. Подче­ркивается это тем, что врач, торопливо шагая, совсем не смотрит на больного. Он замечает его лишь для того, чтобы вовремя перешагнуть через лежащее тело.

Врач ногой небрежно переворачивает тело на спину, нажимает на живот - изо рта утопленника вылетает струя воды - потом опять переворачивает его на живот, выни­мает огромный шприц и делает укол.

Понятно, что от такого укола даже мертвый закричит. Так и происходит. Пострадавший ожил. Теперь начинается формальная сторона. «Паспорт!» - командует врач. Боль­ной вынимает паспорт. Врач небрежно листает его, отдает обратно и командует санитару: «Взять его и утопить об­ратно!» «Почему? - испуганно спрашивает потерпевший. «Вы не моего участка!» - безапелляционно бросает врач.

 

ЛЕЧЕНИЕ СМЕХОМ

 

/Цирковой спектакль. Авторы: Ю.Благов, М.Местечкин, О.Попов. Режиссер-постановщик М.Местечкин, художник А.Фальковский. Москва, 1964г./

Центральным персонажем представления был О.Попов. Ко­мик играл роль главного врача необычной поликлиники «Бу­дь здоров!»

В начале представления манеж накрывали декоративным ковром с изображением Олега Попова. С первыми звуками ув­ертюры, когда в цирке постепенно выключался свет, глаза комика оживали и портрет лукаво подмигивал зрителям. Для достижения этого эффекта использовалось светопроекционное устройство.

Среди действующих лиц представления были директор ци­рка и новый режиссер - Мешалкин. Директор получал указа­ние о том, что в цирке должен быть смех. Он в свою очер­едь давал распоряжение режиссеру и требовал, чтобы тот «накачал» как следует артистов. Мешалкин воспринимал пр­иказ в прямом смысле и, взяв насос, начинал добросовест­но накачивать Олега Попова. Его чрезмерные старания при­водили к тому, что клоун лопался. Его срочно отправляли в поликлинику, и он попадал на прием к главному врачу. Но того вызывали на экстренное совещание по вопросу улу­чшения обслуживания больных. Пострадавший Попов, находя­сь в полуобморочном состоянии, случайно надевал докторс­кий халат. Пациенты принимали его за настоящего врача и заставляли новоявленного доктора продолжать прием. Попо­ву не удавалось убедить окружающих, что он накинул халат по ошибке, и клоун вынужден был занять место главного вр­ача.

К нему вереницей потянулись различные больные, причем каждый страдал каким-нибудь странным недугом. Приходил акробат на костылях с забинтованной ногой. Попов рекомен­довал ему чисто цирковое средство. Он советовал больному больше ходить на руках, и не на ногах. Акробат тут же от­брасывал костыли и вставал на руки. Довольный, он продел­ывал несколько сложных трюков, доказывая, что действитель­но так ходить ему гораздо удобнее. Он покидал приемную вр­ача вверх ногами.

Появлялся больной-совместитель, мучающийся из-за того, что не может поспеть одновременно в два места работы. И в этом случае Попов находил радикальный метод лечения. Он укладывал пациента на хирургический стол и распиливал его на две равные части. Счастливый совместитель тотчас «раз­бегался» в разные учреждения: в одну сторону направлялась голова и половина туловища, в другую - все остальное.

На приеме у главного врача оказывался пьяница. Он ска­ндалил, требуя бюллетень. Хитрый доктор, его разоблачал. Он подносил к лицу проспиртованного субъекта горящий фак­ел и просил дыхнуть. Тотчас изо рта пьяницы, как из пасти Змея Горыныча, вырывался столб пламени. Симулянт с позор­ом бежал из кабинета.

Встречались в поликлинике и недобросовестные родствен­ники больных. Одна супруга приносила своему мужу, который лежал на стационарном лечении с язвой желудка, передачу с «диетическими» продуктами. Когда врач Попов на всякий сл­учай проверял содержимое свертка, то приходил в ужас. Из кулька вываливались свиной окорок, кольцо колбасы, батон хлеба и запрятанной в нем бутылкой водки.

Довелось новому главврачу участвовать и в художествен­ной самодеятельности поликлиники. Из номеров, показанных на импровизированном концерте, интереснее всего прозвуча­ли две интермедии. Первая: была посвящена антиалкогольной теме. Исполнялись сатирические стихи Ю.Благова, бичующие любителей спиртных напитков, а на манеже разыгрывалось действие, в котором были заняты клоун, изображавший захмелевшего ловеласа, и ультрамодные девицы, вихляющиеся в танце под разухабистую визгливую музыку. Внезапно на них направляли рентгеновские аппараты и их лучи обнажали вн­утреннюю суть каждого из персонажей, а также показывали, что их ждет в скором времени из-за чрезмерной любви к во­злияниям. Подвыпивший балагур превращался в обглоданную селедку, которая перед этим была его закуской, а окружаю­щие девицы: трансформировались в разноцветные скелеты. Фи­нал сценки, решенный в стиле агитплаката, вызывал всплеск смеха в зрительном зале.

Вторая интермедия называлась «Я встретил вас». Она ис­полнялась на мелодию старинного романса, что придавало иронический оттенок всему происходящему. В сценке действ­овали старый профессор и его юная невеста. Чета шествова­ла через манеж: она - хрупкая, в белоснежном платье и фате - и он, согбенный старикашка в профессорской шапочке. Было очевидно, что пара возвращалась из Дома бракосочета­ния. Дряхлый супруг, из которого в буквальном смысле сып­ался песок, оставлявший заметные следы на ковре, неотрыв­но смотрел влюбленными глазами на свою очаровательную же­ну. В приливах восторга старичок порывался обнять юную подругу жизни, но воздушное создание ловко ускользало от сластолюбца. Профессор, с трудом переставляя ноги, еле поспевал за молодой супругой. Весь путь молодоженов ока­зался усыпанным толстым слоем песка.

В этой интермедии остроумно использовался прием овещ­ествленной метафоры. Прием, который помог заострить сати­рическую мысль сценки, в одинаковой мере высмеивающей как безнравственных девиц, так и пустоголовых стариков сласт­олюбцев.

В спектакле «Лечение смехом» шел разговор и об отрицат­ельных явлениях в медицинской практике. Олег Попов сыграл врача-перестраховщика: чтобы определить у пациента прос­той насморк, он прибег к помощи рентгеновского аппарата, сложной электронной установки, создал большой штат сотрудников. И все это врач проделал не из-за добросовестного отношения к своим обязанностям, а только для того, чтобы снять с себя всякую ответственность.

В другой интермедии на прием к Попову привозили в клет­ке разбуянившегося льва. Царя зверей играл цирковой артист, скрывавшийся под бутафорской шкурой. Осматривая вновь при­бывшего пациента, врач неожиданно выяснял, что грозный хи­щник и он сам страдают одним и тем же пристрастием - пита­ют большую склонность к горячительным напиткам. Общий яз­ык найден. Новые друзья совершали обильные возлияния в честь приятного знакомства и начинали горланить «Шумел камыш». Неожиданно приятели попадали на глаза дружинникам. И вот, спустя несколько секунд, на манеже появлялись ути­хомиренный врач и укрощенный лев. С метлами в руках они понуро брели, опустив голову, причем оба обритые наголо. Жалкий вид лысого царя зверей и незадачливого лекаря вы­зывал саркастический смех, который развенчивал всяческих крикунов и дебоширов, мнивших себя не только властелинами улицы и города, но властелинами природы. На поверку такие храбрецы-горлодеры, как правило, оказываются полным ничто­жеством.

В интермедии «Утопленник» клоун бичевал врачей-бюрокра­тов и формалистов. /См. репертуар/

В финале веселого спектакля участники представления бр­осали в зрительный зал рецепты, выписанные главврачом Оле­гом поповым. В них рекомендовалось следующее лечение: «Ве­сельчак живет всех дольше - смейся в день сто раз и боль­ше».

/В репертуаре О.К.Попова этот спектакль сохранялся в течение двух лет. Клоун исполнял его в Московском, а за­тем в Ленинградском цирке. Расставшись с «Лечением смехом», О.Попов продолжал исполнять некоторые интермедии из нее - «Симулянт-пьяница», «Старинный романс», «Я встретил вас», «Утопленник»./

Исп. Лит.

 

Ангарский, Викторов – О.Попов

 

Свет! – 33

Лучше пива… - 33

Посидеть на лавочке – 33

Чайник «убежал»… - 33

Кастрюля-чудо! – 34

Докладчик – 34

Музыкальный свист – 34

Кукла-акробат – 49 (Иск. Кл. – 246)

Свисток – 61 (Иск.Кл. – 244-245)

В гостях у родственников – 63

Симулянт – 66

Автомат – 65

Тунеядец – 130-131

Зонтик с собственным дождем – 129

«Высидел» курицу – 118

Стиральная машина – 86

Выходная реприза – 67

Паша – 56-57

Флейта или саксофон – 29

Утопленник – Иск. Кл. – 249-250 (О.Попов – Биография моих реприз)

Макаров – Сов. Кл. – 199, Анг. Викт. - 74

Луч – Анг. Викт. – 89-90

Викторов (С пером у Карандаша) – 99-100 (Анг.Викт. – 89-90)

Фотография Луны с обратной стороны – Иск. Кл. – 247 (Анг.Викт. – 86)

Лепкция о вреде табака – Анг. Викт. – 87

Иск. Кл. – 247

За это я и сам сойду… - (каркасная реприза) Анг.Викт. – 41-42

Стиль-утиль – Анг. Викт. 64

Светофор – Анг. Викт. 85

Рыболовы – Анг. Викт. 88-89

Все ясно без слов – Анг. Викт. 50-51 (Макаров-Сов.кл.167)

Редкий гость – Анг.Викт. 53-54

Свидание с любимой девушкой – Анг.Викт. – 51

Лечение смехом – Макаров, Сов.кл. 194-200

Машина – Иск. Кл. 246

Повар – Иск. Кл.244 (Анг.Викт.28)

Эксцентриада на свободной проволоке – Огни манежа.О.Попов – Мой герой 78

Фото из книги Гуревича «О жанрах сов.ц.» 234

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100