В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Репетиционный период

Вряд ли нужно доказывать, что без напряженных репетиций, без упорного труда не подготовишь новый номер, не овла­деешь сложными трюками. Практика показывает, что репе­тировать можно, и не прекращая выступлений на манеже.

Именно так подготовила новый блестящий номер с рекордными трюками группа канатоходцев под руководством В. Волжанского. Без перерыва в работе полностью перестроил свое выступление жон­глер А. Кисс. Но артисту, готовящему новый номер, полагается, как извест­но, так называемый репетиционный период. Обязательно ли от­казываться от него, как это делают некоторые исполнители? Артист, освобожденный от ежедневных выступлений, может с большим успехом заняться созданием оригинального произве­дения циркового искусства, уделить ему максимум внимания, репетировать и днем и вечером.

Трудно ответить на вопрос, сколько должен продолжаться репетиционный период. Творчество — процесс сложный, оно да­леко не всегда поддается регламентированию. Но чрезвычайно важно, чтобы исполнители добросовестно, с чувством высокой ответственности использовали предоставленное им время, чтобы они не считали репетиционный период эдаким отдохновением от трудов праведных. Казалось бы, ясно, что репетиционный период можно брать лишь тогда, когда четко разработан сценарий будущего номера, учтены возможности исполнителей, заказаны реквизит, костю­мы — одним словом, все готово к тому, чтобы репетиции прохо­дили интенсивно и плодотворно. Но на деле зачастую бывает по-другому...

В январе прошлого года гимнастки Н. и Э. Твеленевы заявили о своем намерении создать номер. Им было предоставлено вре­мя для репетиций. Минуло несколько месяцев, и Твеленевы ре­шили оставить начатую работу и переключиться на создание номера иного характера. Им вторично оформляют репетицион­ный период. Первые полгода, таким образом, прошли почти впустую. Или другой пример. А. Перепонову вместе с К. Ивановым разрешили создать номер музыкальных эксцентриков. Это было в мае прошлого года. Когда же дуэту музыкальных комиков пора было завершать работу, Перепонов вдруг решил расстаться с Ивановым и стал подыскивать нового партнера. То же самое вынужден был сделать и Иванов. В итоге репетиционный период был продлен, а оплачиваемое до сих пор время ничем не окупилось...

Не слишком ли безответственно и легко относимся мы порой к расходованию государственных средств? И всегда ли надо идти навстречу артистам, которые не дают себе труда серьезно подумать над организацией репетиционного периода, считают себя вправе «на ходу» менять не только творческие планы, но и партнеров?!

Выше мы говорили, что творчество — процесс сложный и всег­да индивидуальный. Поэтому по срокам репетиционного периода, конечно же, нельзя судить о добросовестности или недобросо­вестности артиста: одна работа требует меньше времени, дру­гая — больше. Создание новой группы дрессированных животных может длиться год и больше, как это было, например, с аттрак­ционом В. Тихонова «Зубры и тигры» — это в порядке вещей. Много времени требует подготовка номера с молодыми испол­нителями, пришедшими из спорта или из самодеятельности: ведь здесь речь идет не только о создании номера, но и о профес­сиональной подготовке вчерашних любителей. Известно, что немало репетиционных дней ушло на подготовку выступления акробатов-прыгунов Замоткиных, но затраченное время не про­пало даром: сейчас артисты успешно демонстрируют оригинальный, новаторский номер.

Но бывает и так: репетиционный период непомерно растяги­вается, а творческой отдачи нет. Долго шли репетиции номера «Гимнасты на брусьях», который возглавлял Ю. Вольфсон, но ни­каких ободряющих сведений об успехах артистов не поступало. Зато регулярно приходили известия о нарушениях ими дисцип­лины. Дело кончилось тем, что руководитель номера попал в милицию и был уволен. Вот вам и «репетиционный период»! Случай этот, конечно, исключительный. Но ведь можно на­звать и других исполнителей, которые без видимых пока резуль­татов находятся на репетиционном периоде с января-февраля прошлого года. И объясняется это отнюдь не сложностью буду­щего номера, а отсутствием элементарной организованности, четкости в работе. То меняется сценарий, то весь характер но­мера, то партнеры — и репетиции прекращаются на длительные сроки. Пока что-то «уточняется», «утрясается», «утверждается» — работа стоит.

Вывод может быть только один: надо более обоснованно и ответственно решать вопрос о предоставлении артистам репети­ционного периода и строже контролировать тех, кто работает над созданием новых номеров. Пока же этот контроль явно недостаточен, особенно если учесть, что репетиции идут во мно­гих цирках страны, куда сравнительно редко заглядывают режис­серы и работники репертуарно-художественного отдела Союз­госцирка.

Но контроль контролем. Важно еще, чтобы и сами артисты не забывали, что репетиционный период — очень дорогое во всех отношениях время, предназначенное для особенно плодотворной и напряженной творческой работы.


Журнал Советский цирк. Март 1968 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100