В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Ока-Бёрк

Каждый карачаевец, — сказали мне, — знает по крайней мере одну шутку Мусы.

—Кто   же   он,   писатель-сатирик?   —   поинтересовался я.
—Нет, он  клоун... народный клоун.
—А что это такое — народный клоун?   И   в   каком   он   цирке   выступает?

Мой собеседник   рассмеялся:

—Цирк этот спроектирован самым лучшим     в     мире     архитектором  —
природой. Это цирк под открытым небом, на высокогорных пастбищах, на фоне кавказских хребтов, покрытых вечными снегами.

Подобные отзывы о Мусе Байчорове я слышал в разных местах Карааево-Черкесской автономной области. Захотелось познакомиться с человеком, снискавшим такую известность, и я отправился в его аул — Верхнюю Теберду, что примерно в десяти километрах от знаменитого Тебердинского заповедника и курорта Теберды.

...Дверь дома, взобравшегося на склон одной из гор, окружающих аул, открыл мне высокий, подвижной, с орлиным носом и черными седеющими усами человек в бешмете и большой кубанке.

Говорит он быстро, так и сыплет шутками.

—Я   плотничаю,   —  сказал   он, — в   Карачаровском   животноводческом совхозе.   Кроме   того,   я   «аксакал»   в отставке. А почему, спрашиваю я вас, в   отставке?  Говорят,  стар стал. Стар? Да я почти наполовину моложе моей соседки Тотай Кочкаровой. Она говорит,   что ей семь лет и еще сто. Лицо у Тотай совсем хорошее,   но на нем слишком много носа. А так ничего — хорошее   лицо.   Оно   было   бы   еще лучше, если бы   во рту Тотай   сохранился хотя бы один зуб... Вот это старость. А я что — мне еще и шестидесяти   шести   нет...

Но шутки шутками, а в «аксакалы» — народные клоуны — Муса, хотя и задорно сверкают его черные глаза, уже не годится — не тот возраст. «Аксакал» — сильный, ловкий, веселый, умеет бороться, плясать, но, главное, обладает острым языком. Козлиная маска обязывает «акакала» «ме-е-кать», но это только припев  к острословию,  высмеиванию лентяев, тугодумов и неудачников, о которых говорится: «Кто камень бросить не умеет, тот в голову себе угодит».

Козлиная маска обязывает

Я поинтересовался, где брал Муса свой репертуар, каковы его темы. Оказалось, весь репертуар народного клоуна — чистая импровизация на темы, взятые из окружающей обстановки. А эта обстановка...

Но тут пора сказать о народной клоунаде в Карачаево-Черкесии вообще.

Карачаевцы — в большинстве своем животноводы. Первостепенную роль играет здесь заготовка сена. Занимаются ею высоко в горах, где требуется и ловкость, и осторожость, и большая добросовестность, чтобы выкосить каждый более или менее    доступный    участок.

Вот почему подготовка к сенокосу, начало сенокосной страды и самый сенокос опоэтизированы и сопровождаются любопытными  ритуалами.

«Аксакалом» называется не только главное действующее лицо народной клоунады, но и сама эта клоунада. «Аксакала» никто, конечно, не назначает, не оплачивает. Просто земляки, зная таланты своего одноаульца, просят его быть в этом году «аксакалом». И если он чувствует, что у него хватит смекалки, физической силы, ловкости и юмора, чтобы с честью выполнять трудную роль, — почему же   не   уважить   земляков...

Но сперва нужно обзавестись специальным реквизитом. Если нет старого, прошлогоднего, то какую-нибудь бабушку, опытную в таких делах, просят сделать маску для «аксакала».

Бабушка берет большой кусок войлока и сооружает из него футляр в форме головы. Футляр этот должен быть настолько большим, чтобы его можно было надеть на голову «аксакала». К маске приклеивается козлиная борода, а там, где положено быть глазам, рту и носу, прорезыватся отверстия. Эти отверстия обводятся красной краской. На уши, на шею навешиваются побрякушки. В маску вставляются индюшечьи перья, «Аксакал» «вооружен» деревянными кинжалами. За поясом или в руке — бутафорская нагайка, обвитая полосками  разноцветной  материи.

Первое выступление «аксакал» проводит накануне отправки сенокосной бригады на сенокос. Добровольные помощники провожают «аксакала» из двора во двор. Гости пляшут, поют, играют на гармонии, острят, высмеиая     ленивых,     исполняют    частушки собственного сочинения и... собирают денежные   взносы.

Эти взносы идут в фонд сенокосной бригады.

Когда все дворы обойдены, все взносы собраны, выбранные бригадой люди закупают продукты, готовят ужин.  Вечером  начинается  пир.

Утром сенокосная бригада отправляется в путь. С этого момента и до конца сеноуборки «аксакал» должен проявлять много изобретательности в «постановке» и исполнении веселых номеров.

В цирке клоун смешит людей, так оказать, внутренне подготовленных к смеху. Они и пришли-то в цирк, чтобы повеселиться. На их лицах легче вызвать улыбки, чем на лицах уставших косцов. Между тем главная заача «аксакала» — все время поддерживать в косарях боевой, трудовой дух.

Зарядил ли нудный дождик, какие часты на высокогорных лугах, попался ли неудобный косогор, усеянный камнями или просто не хочется слишком рано подняться с мягкого сенного ложа, чтобы начать новый трудовой день, — «аксакал» прогоняет сон, хмурь с лиц своих товарищей, усталость и расслабленность.

Утром он смешно, по-козли ному, блеет, тормошит, дергает спящих за ноги, за носы. А если кто-нибудь в работе отстает, «аксакал» поднимает «тревогу»:

—Где мой  ребенок,   где   мой  ребенок?

Начинаются с шутками и прибауткаи поиски «ребенка». «Аксакал» смешит людей и за завтраком, и за обедом,    и    за    ужином.

Он не всегда остается в жаркой маске, не всегда будит трудовое рвение только шутками. Он делает это и  собственным  примером  в косьбе.

Кроме всего прочего ему надо хорошо знать приемы национальной борьбы.

Это одно из любимых развлечений косарей. Борется с косарями и «акакал». Но особенно любопытное зрелище — борьба   двух...   «аксакалов».

Вот встретились две сенокосные бригады. В часы отдыха бригады начинают дразнить  друг друга:

— Наш   «аксакал»  лучше.
— Нет,  наш  лучше.
— Увидим!
— Посмотрим!

«Аксакалы», надев маски и оседлав косы, подражая не то бугаям, не то козлам, грозно мыча и блея, со смешными телодвижениями устремяются навстречу друг другу.

Подскакали. «Спешились». Косы в сторону, и начинается борьба. Судят избранные   обеями   бригадами   люди.

Та бригада, чей «аксакал» понес поражение, несколько часов помогает в сенокосе бригаде-победительнице.

Нужно показать себя особенно хорошим борцом и тогда, когда мимо луга кто-нибудь проезжает или приехал к косцам в гости. «Аксакал» снова скачет в маске верхом на косе.

Подскакал  и  обращается   к  гостю:

— Давай   выкуп!

Завязывается торг. Гость «откуается» деньгами, обычно в сумме до десяти рублей (в новом   исчислении).

«Аксакал» срывает широкий лист какого-нибудь растения, царапает на нем карандашом несколько слов и вручает уплатившему как пропуск в другие  сенокосные  бригады.

Если гость не хочет откупиться, помочь в косьбе, «спор» решается борьбой. Ясно, что этот спор и торг только форма, В любом случае приезжий или гость не откажется от помощи косцам.

«Аксакал» развлекает земляков также устройством игр. Вот, наприер, «халала».

Безлунная ночь. Две группы парней заняли места в противоположных концах горной поляны. Через чужую межу надо провести какого-то участника игры. Но это не всегда удается, хотя его и стараются сделать непохожим на самого себя. Тут и переодевания, и умение скрыть нужного чеовека в общей группе, и другие уловки...

Каждый горец стремится иметь красивую шапку. Но бывает, что он хочет избавиться от нее. Правда, временно. Это — когда участники испытания мужества поодиночке отправляются ночью в горный лес. Полтора-два километра идут узкой тропой. Надо добраться до пещеры, пройти вглубь и оставить там свою шапку.

Утром судьи проверяют, все ли частники состязания оставили в пещере свои шапки. Чьей шапки нет, тот — кызбай — трус. Насмешек не оберешься. Кызбай режет барана и угощает товарищей. Есть шапка, которой особенно мечает овладеть каждый джигит. Это — ока бёрк — шапка с дорогими подарками, «золотая шапка». Она укрепяется на высоком столбе. К нему прикреплена сыромятная веревка, смазанная жиром. Надо по этой веревке добраться доверху. Тогда ока бёрк — твоя.

Давно уже не выступает Муса Вайчоров под куполом горного «цирка». Но у него много молодых последователей. «Аксакал» — это не только прошлое, но и настоящее. Народную клоунаду и народные игры любят и поддерживают в Карачаево-Черкесии. Это та золотая шапка самодеятельного искусства, из которой современность может черпать полными пригоршнями.

ГЕРМАН  СОКОЛОВ

Журнал ”Советский цирк” сентябрь 1961 г.

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100