В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Одним путем c Ван Ю-ли


Ван Ю-лиВ 1937 году артист советского цирка Ван Ю-ли задумал создать большой китайский иллюзионный аттракцион. Сре­ди исполнителей, которых он пригласил, были два пожилых китайца:   Ся   Ю-шан   и   Чао   Чин-со.

В Управлении цирков несколько удивились: Ведь им уже за сорок! Кроме того, они не работали в    цирке, — говорили    Ван    Ю-ли.

Ничего, что пожилые, — отвечал фокусник, — научатся. Главное — они хорошие люди: мы шли одним путем.

 


 

Чао Чин-со в годы гражданской войны                     Ся Ю-шан – красногвардеец

Чао Чин-со в годы гражданской войны.  Ся Ю-шан – красногвардеец

Они жили в старом Китае и рано покинули отцовскую фанзу    в    поисках    счастья    и    работы.

Одиннадцатилетним пареньком вынужден был бежать из дома с бродячей цирковой труппой Ван Ю-ли, родившийся в крестьянской семье   в провинции Хэбей.

Чао Чин-со, жившему в городе Чжили, было шесть лет, когда умер отец. Мать осталась с пятью детьми, и мальчик со своим старшим братом пошел «в люди».

Таким же безрадостным было детство и пекинца Ся Ю-шана.

Свыше семи лет не был в родном доме Ван Ю-ли. Вместе с бродячим цирком побывал он на севере и юге Китая, в Японии, Корее и Индокитае. Вначале он был уче­ником, а потом стал артистом-фокусником, акробатом и жонглером. Но заработанные за годы странствий деньги не позволили ему обеспечить достаток семьи. В 1916 го­ду, оставив дома родителей и жену с маленьким сынам и дочерью, уехал он с небольшой цирковой труппой на гастроли в Россию, где выступал в провинциальных цирках. В том же году вместе с завербованными на строитель­ные работы китайцами покинули родину Ся Ю-шан и Чао Чин-со. Ся Ю-шан строил мурманскую железную дорогу, затем работал на лесозаготовках под Тирасполем. Был на лесозаготовках и Чао Чин-со. Только не под Тирасполем, а под городом Шемоком. Был он также грузчиком на шпалоделательном заводе в Перми. Подобно десяткам тысяч завербованных, испытали Ся Ю-шан и Чао Чин-со невиданную  эксплуатацию и  издевательства подрядчиков.

Когда произошла в стране Великая Октябрьская револю­ция, Ся Ю-шан и Чао Чин-со, как многие их соотечествен­ники, помяли, что новую Россию надо защищать от ее противников-белогвардейцеа. И, не знающие русского языка и военного дела, Ся Ю-шан и Чао Чин-со стали защитни­ками своей второй родины, пошли одним путем со своими русскими   братьями.

В красногвардейском отряде легендарного героя граж­данской войны Григория Ивановича Котовского начал вое­вать за Советскую власть китайский рабочий Ся Ю-шан. Это было в Тирасполе в 1918 году. Вместе с отрядом, ве­дущим тяжелые арьергардные бои, прошел Ся Ю-шан походным маршем от занятой французскими интервентами Одессы до станции Вязьма, мерз и голодал на фронте под Красным Петроградом, снова воевал на Южном фронте. В составе 397-го стрелкового полка 45-й Волынской стрелко­вой дивизии, которой командовал герой гражданской вой­ны И. Якир, участвовал он в освобождении приднепров­ских городов и Одессы. Здесь, в Одессе, Ся Ю-шан служил в военной комендатуре, затем воевал с белополяками, участвовал в операциях по уничтожению бандит­ских отрядов на Украине.

За активное участие в гражданской войне Ся Ю-шан был зачислен в списки ветеранов 45-й Краснознаменной Волын­ской стрелковой дивизии и получил удостоверение «Крас­ного   партизана».

В том же 1918 году встал на защиту молодого Совет­ского государства и Чао Чин-со. В Перми он вступил в ки­тайский отряд «Красный партизан», сформированный из его соотечественников, занятых на строительстве железной дороги.

После трех месяцев обучения военному делу бойцы отряда были направлены на борьбу против белогвардей­цев в Боткинский уезд. Все лето шли упорные крово­пролитные бои. Глубокой осенью отряд был переброшен на отдых в Пермь, Но отдохнуть не пришлось. Ночью город был окружен со всех сторон наступающими колча­ковцами, и бойцы вынуждены были под огнем противника уходить  из Перми   по тонкому   льду   Камы. Многих товарищей недосчитался тогда Чао Чин-со. Одни погибли под пулями, другие утонули, провалившись под лед. Вместе с русскими матросами в суровую уральскую зиму, ведя беспрерывные бои, совершили ки­тайские бойцы поход до станции Верещагине После долгих месяцев напряженных оборонительных боев красные перешли в наступление на Колчака, и Чао Чин-со был в первых рядах штурмующих вражеские пози­ции. Он участвовал в освобождении Перми и Нижнего Тагила. В одном из боев Чао Чин-со был контужен и его демобилизовали. Но и там, где приходилось работать Чао Чин-со, он продолжал оставаться таким же пе­редовым бойцом-тружеником. В 1929 году он стал коммунистом,

На всю жизнь запомнился 1918 год и китайскому артисту Ван Ю-ли. В этом году ему пришлось отложить в сторону бутафорскую секиру, с ко­торой выступал на манежах цирка, и  взять боевую винтовку.

Это случилось в Пензе, куда артиста привели странствования по России. Там на кирпичном заводе работало много китайских рабочих. Они организовали красноармейский отряд из 127 человек. В этом отряде и начал свой боевой путь Ван Ю-ли. Он воевал на Восточном фронте под Сызранью. Потом был переброшен в Воронеж, в составе 14-й Красной Армии освобождал Украину от де-никинцев. Как и большинство китай­цев-красноармейцев, он тогда не знал русского языка, но знал, кто его враг. Только ранение в ногу под Дебальцезым вынудило отваж­ного красноармейца покинуть строй. Выздоровев, он вернулся в свой полк, воевал с махновцами. После гражданской войны работал артистом на  эстраде,   потом поступил  в  цирк.

Ван Ю-ли не ошибся, взяв в свой аттракцион Ся Ю-шана и Чао Чин-со. Бывшие красноармейцы оказались способными учениками. Под руководством Ван Ю-ли они стали высту­пать в лучших цирках страны, зна­комить советского зрителя с много­вековым мудрым и веселым искус­ством китайского народа.

Когда началась Великая Отечест­венная война, они были уже пожи­лыми людьми. На фронт пошли их воспитанники — Володя Сурков и приемный сын Ван Ю-ли — Хо. Юно­ши оказались, как и их воспитатели, храбрыми солдатами. Оба пали в бою, защищая Советскую родину. Горе не сломило воли ветеранов. Всем, чем могли, помогали они раз­грому ненавистного врага, выступали леред красноармейцами в военных частях   и   госпиталях.

И в мирные дни, несмотря на пре­клонный возраст, ветераны продол­жали работать вместе. Их можно было увидеть на аренах многих го­родов, на шефских концертах в це­хах заводов и на полевых станах,

Однако, как друзьям ни хотелось, пришло время расстаться. В 1955 го­ду ушел на пенсию Чао Чин-со, а через год — Ся Ю-шан. В настоящее время Семен Иванович Чао Чин-со живет в Ленинграде, а Григорий Ни­колаевич Ся  Ю-шан  в Полтаве.

И только нестареющий Михаил Иванович Ван Ю-ли продолжает по-прежнему работать в цирке. В 1958 году были отмечены его заслуги в области циркового искусства: он был награжден медалью «За трудо­вую   доблесть».

В том же году в жизни Ван Ю-ли произошло еще одно событие. Он поехал в Китайскую Народную Рес­публику повидать своих родных, о которых не имел сведений около двадцати лет. О днях пребывания на своей родине Михаил Иванович всегда вспоминает с особой теплотой, как о большом и ярком празд­нике.

Уже в Пекине в гостинице «Тан-Лу-Вай» его ждал первый сюрприз. Здесь он неожиданно встретился с работниками отеля, которые когда-то воевали вместе с ним против Деникина и вернулись после граж­данской войны в Китай. И не удиви­тельно поэтому, что в номере Ван Ю-ли, китайца, приехавшего из Со­ветского Союза, как называли его обитатели гостиницы, до утра горел свет и всю ночь велись горячие раз­говоры. Однополчане вспоминали свои боевые годы, названия больших и маленьких русских и украинских городов и железнодорожных стан­ций, где им приходилось воевать.

Сюрприз ждал Ван Ю-ли и в его родной деревне. Последний раз он был здесь в 1927 году. Тогда ему показалось, что он вовсе и не уез­жал в Россию, все осталось без из­менения: та же тонущая в грязи деревня, те же убогие глинобитные хижины бедняков. А теперь, в 1958 году, он не узнал родного края. Он ехал со станции по мощеной дороге, мимо   добротных   каменных   домов.

Большие новости ждали и в род­ной семье. Его сын Ван Ю-чи стал главой дома, отцом пятерых взрос­лых детей. Трое ребят выросло и у его   дочери.

Старому артисту было приятно узнать, что его сын тоже прошел суровую школу жизни — воевал с японскими интервентами и гоминьдановцами. Вскоре после окончания освободительной войны сын стал коммунистом, а сейчас возглавляет сельскохозяйственный   кооператив.

Узнав о приезде Ван Ю-ли, из со­седних сел приходили навестить его родственники и знакомые. При­шли в гости и седобородые старики, бывшие артисты бродячего цирка, в который свыше 50 лет назад убе­жал   из   отцовского  дома  Ван  Ю-ли.

Мы   рады   за  тебя:   ты   нашел свое  счастье   в  Советском  Союзе, —
говорили   Ван   Ю-ли   его   товарищи-актеры. — Впрочем,    как    видишь,    и мы теперь живем хорошо.

Иначе   и   быть  не   может, — от­вечал,    улыбаясь,    Ван    Ю-ли, — ведь СССР и народный Китай идут одним путем.

Фокусы с  пиалами  демонстрирует  Ван  Ю-ли 

Фокусы с  пиалами  демонстрирует  Ван  Ю-ли

Е. МАРКОВ

 Журнал «Советский цирк» февраль 1961 г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100