В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Школа литовского джаза

Саксофонист  ПЯТРАС ВИШНЯУСКАСНебольшой курортный городок Бирштонас в Литве c 1980 года стал традиционным центром джазовых фестивалей в республике. Раз в два года его улицы и набережная Немана украшаются транспарантами и флажками c музыкальной символикой — Бирштонас гостеприим­но встречает музыкантов, знатоков и лю­бителей джаза.

На фото. Саксофонист  ПЯТРАС ВИШНЯУСКАС

Нынешний, четвертый фестиваль от первого концерта джазовой музыки в Советской Литве отделяет четверть века. за прошедшие годы в этом жанре происходили то спады, то подъемы, пока в середине 70-х годов не обозна­чилась твердая линия поступательного и своеобразного его развития.

Особое значение здесь имело твор­чество весьма известного теперь трио «Г—T—Ч», возникшего в 1971 году. Вячеслав Ганелин, Владимир Тарасов и Владимир Чекасин, создавшие ансамбль современного камерного джаза, вскоре за­воевали широкое признание в стране и за рубежом. Во многом благодаря «Г—T—Ч» и одаренному пианисту Олегу Молокоедову джазовая жизнь в респуб­лике оживилась: возросший интерес публики стимулировал и творчество музыкантов в нескольких городах Литвы, в Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде и, в послед­нее время, в Паневежисе.

Научно-методический центр культу­ры и Министерство культуры Литов­ской ССР пришли к единому мнению — необходимо проводить фестиваль, глав­ная цель которого — смотр джазовых ансамблей республики. B том, что местом его проведения стал Бирштонас — особая заслуга заведующего отдела культуры горисполкома Зигмаса Вилейкиса, су­мевшего не только убедить в целесооб­разности такого выбора, но и проявить максимум личной ответственности в ор­ганизации всех четырех фестивалей.

B 1980 году на сцене городского Двор­ца культуры играли 9 джазовых коллек­тивов, в нынешнем году их было 18.

Фестиваль начался выступлением дик­силенда — наиболее традиционного джа­зового состава. Клайпедские музыканты, играющие вместе 10 лет, увлеченно вос­создают стилистику раннего джаза, его подчеркнутый демократизм, азарт со­ревновательности каждого участника ансам6ля. Кроме клайпедского мы услы­шали в концертах диксиленды из Паневежиса и Вильнюса. Паневежисский ансамбль дебютировал на фестивале, он сыграл несколько традиционных пьес, среди которых «Веселый кларнетист» Хоф­фмана и «Сект-Луис блюз» Хэнди.

На фото.  Г. АБАРЮС   и  В. ТАРАСОВ

Ретро возможности диксиленда хоро­шо проявляются в пьесах на темы популярных когда-то мелодий, и музыканты эти возможности не упустили, они сыграли пьесу на тему песни Будаш кипа «За дальнею околицей» (впервые эта тран­скрипция появилась в исполнении Ленин­градского диксиленда). Конечно, отсутст­вие «диксилендового опыта» повлияло на игру ансамбля, кое-где проскальзывали неверные гармонии, горячая увлеченность иногда подменялась грубоватым напором.

Дебют есть дебют.

Выступление Вильнюсского диксилен­да явило собою театрализованный эст­радный номер, решенный в буффонно­комедийном плане. Музыканты подчерк­нули зрелищные, сценические возмож­ности жанра, вызвав горячо одобрительную реакцию публики. B целом же все эти ансамбли еще раз убедили в том, как необходима такая форма музициро­вания в палитре джаза.

Вильнюсским коллективом руководит саксофонист и кларнетист Пятрас Вишняускас, один из самых перспективных музыкантов литовского джаза. Квартет под его руководством был удостоен 1 пре­мии на VII Всесоюзном конкурсе артистов эстрады, c успехом выступает на фе­стивалях в городах нашей страны и за рубежом, B Бирштонасе квартет дваж­ды награждался главным призом и призом зрителей. B этом году приз зрителей отдан Вишняускасу — солисту и ансамблисту.

Творческий облик музыканта опреде­ляет яркая национальная самобытность, он активно развивает обрaзные ладово­-интонационные особенности литовского музыкального фольклора. Выступив едва ли не в каждом из семи концертов фе­стиваля в разных составах — в дуэте, трио, квартете, диксиленде, биг-6энде, Виш­няускас показал удивительную музыкаль­ную универсальность, своего рода запас творческой прочности.

B этом — наиболее характерная чер­та школы литовского джаза. Таковы, всего, уже маститые B. Ганелин, В. Тарасов и B. Чекасин. Сохраняя трио «Г—T—Ч» в стадии постоянного стили­стического обновления, каждый из этих музыкантов занимает свое, отдельное место в литовском джазе. Ганелин — чрезвычайно изобретательный и парадок­сально мыслящий композитор и пианист, автор оперы, мюзикла, музыки ко многим кинофильмам и драматическим спектаклям.

Тарасов — редкий по мастерству и фантазии исполнитель на ударных. B ежегодном опросе джазовых критиков страны, проводимом латвийской газетой «Советская молодежь», Тарасов бессменно называется первым среди ударников.

Пожалуй, единственный случай записи сольного диска-гиганта исполнителем на ударных принадлежит именно ему. На фестивале Тарасов выступил в трио c московской певицей B. Пономаревой и ново­сибирским виолончелистом и ударником В. Беличенко.Трио показало развернутый музыкальный пейзаж пантеистического характера, где, будто в языческие времена, силы природы то в единении, то в  противоборстве впечатляют своим загадочным могуществом.

Теперь — o B. Чекасине. Разнообраз­ная деятельность этого музыканта при­влекает пристальное внимание и заслуживает настоящего уважения. Рассказы­вать o нем можно долго, нельзя хотя бы не обозначить определяющие черты творческого облика Чекасина. за последние пять лет он единодушно признается лучшим джазовым музыкантом страны. За­метьте, не саксофонистом, a именно музыкантом. Все его исполнительские вы­ступления в разных ансамблях и оркестрах, где он одновременно еще является то автором, то аранжировщиком, то ди­рижером, везде вызывают интерес. K тому же, что бывает редко y ярких испол­нительных индивидуальностей, Чекасин  неутомимый педагог-просветитель.

Он преподает в детской музыкальной школе имени Дварионаса, на фестивале мы слушали ансамбль из его учеников вместе с педагогом, как с играющим тренером. У Чекасина есть класс в литовской консерватории, где он организовал и биг-бэнд.

Выступление этого коллектива было отмечено главным призом фестиваля.

Оркестр под управлением Чекасина сыграл два больших сочинения, одно из которых — концерт для голоса K. Петро­сяна, второе — одночастная композиция В. Чекасина, которую можно назвать джа­зовoй симфонией. Почему именно так?

Большое художественное впечатление произвели ассоциативная образность, контраст динамично развивающихся му­зыкальных эпизодов, их стилистические смещения. Чекасин и как исполнитель и, в данном случае, как композитор сумел достичь почти разговорной ясности в пе­редаче музыкальных событий. Можно, в частности, пересказать их так: он скорбит от того, что на земле до сих пор еще много горя, негодует и возмущается не­справедливостью и фальшью, радуется всему подлинно человеческому, призывает к противодействию злу.

Разумеется, подобная степень образ­ной доходчивости, читаемости этой да­леко не простой музыки — результат многолетнего художественного станов­ления личности автора, проявление его активной гражданской и человеческой позиции. Именно поэтому B. Чекасин как учитель музыки добивается от своих уче­ников высокого исполнительского резуль­тата.

На фестивале выступили разные по стилю и творческой манере музыканты Литвы. Виртуозный блеск и безупречная техника игры отличали трио Г. Абарюса. Он закончил Консерваторию по классу фортепиано, стал лауреатом конкурса мoлодых исполнителей (1977 г.) и конкурса советской и современной французской музыки в Таллине (1981 г.). B трио c Абарюсом играют A. Готесман (удар­ные инструменты) и саксофонист A. Федротов, доцент Вильнюсской консервато­рии. Такое академическое «соединение» в джазе на первый взгляд могло пока­заться излишне чопорным. Но благодаря динамическому напору игры Абарю­са, его отнюдь не академическому темпераменту, выступление это стало на фестивале едва ли не самым «горячим».
B первой его части были сыграны три импровизационные композиции, одна из которых основывалась на народной ме­лодии гимнического характера. Прозвучал и знаменитый «Караван» Д. Эллингтона. Затем — соло рояля, остроумная пародия-посвящение B. Ганелину. С серьезностью, импонирующей его внушительному облику, Абарюс заявил вначале «программу* и названия частей: замед­ляя, ускоряя и с воодушeвлением.

Нарочитая странность и головоломная эквилибристика звуковых экспериментов Ганелина иногда и сами по себе паро­дийны. A уж подмеченные и утрирован­ные профессионалом произвели нeот­разимый комический эффект.

Вторую часть этого выступления со­ставил так нaзываемый «Джаз-архивы.

Только на акустических инструментах (дна рояля, две гитары, ударные) А6арюс и его коллеги сыграли целую сюиту из ста­рых Буги-вуги. И здесь не обошлось без улыбки: «вокал» A. Комаровского напом­нил то время, когда средние певцы c по­ставленными голосами переходили к эстрадной манере пения.

Из малых составов интересно и c ус­пехом выступил квартет из Каунаса под руководством пианиста P. Грабштаса. На ударных инструментах играл A. Иоффе, на гитаре — B. Швабас, на бас-гитаре E. Швабас. Квартет сыграл большие композиции: на тему Д. Гиллеспи «Ночь в Тунисе» и на известную песню Д. Леннона — П. Маккартни «Yesterday».

Особенно запомнилось сочинение Грабштаса «Длинная дорога»  — пример серьезной работы е композиционном джа­зе. Мощное динамическое развитие в этой крупной композиции было определено увлекательным тематическим материа­лом и точно найденным для него стилем импровизационности. Как пьеса хороше­го драматурга, эта музыка от начала до конца держала слушателей напряженном внимании. P. Грабштас — джазовый музыкант c двадцатилетним стажем, и сам факт такого профессионального роста весьма отраден.

Напомню, что главная цель фестиваля — смотр республиканских коллективов, гостей из других республик здесь бывает немного. Приглашение выступить в Бир­штонасе зависит от творческого сотруд­ничества музыкантов. Так, C. Беличенко из Новосибирска часто играет c вильнюсцами  O. Молокоедовым и B. Тарасовым.

Контрабасист И. Галениекс из Риги выступaл со многими литовскими музыкантами, в этот раз — в дуэте с Молокоедовым и с ним же и Беличенко — в трио.

Тенденция к всестороннему выявле­нию всех профессиомальных и стилисти­ческих возможностей джазменов харак­терны именно для Литвы. B отличие от вообще характерной для джаза формы «джем-сешн», когда в единый поток им­провизации вовлекаются все новые музы­канты, сменяющие друг друга, здесь  специально для одного или нескольких выступлений объединяются участники разных коллективов. Кроме того, что такая форме интересна публике, она еще и очень полезна для самих музыкантов, их постоянного творческого роста.

Нет сомнения в том, что после окончания четвертого смотра в Бирштонасе литовские музыканты, отметив достижения »все просчеты, сделав соответствую­щие выводы, уже готовятся к выступлениям на следующем, пятом фестивале.

 

Татьяна КАРЕВА

Журнал Советская эстрада и цирк. Сентябрь 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100