В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Страницы из семейного альбома Митрофана Днепрова

М. ДНЕПРОВ в роли графи Дапило в опе­ретте «Веселая вдова», Москва, 1908 год.Популярнейшие певцы конца про­шлого — начала нынешнего века… Сегодня их голоса доносятся до нас в записи, искаженные несовершенной техникой, облик прорисовывается на тусклых пожелтевших фотографиях.

СОЛНЕЧНЫЙ БАРИТОН

На фото. М. ДНЕПРОВ в роли графи Дапило в опе­ретте «Веселая вдова», Москва, 1908 год.

A когда-то... Публика осаждала залы, где выступали Варя Панина, Анастасия Вяльцева, Наталья Тамара, Изо Кремер. Они играли a опере­точных спектаклях, но более всего запомнились своим концертным репертуа­ром, в котором неповторимо раскрыва­лась артистическая индивидуальность каж­дой исполнительницы.

Впрочем, во многом родственные ис­кусства эстрады и оперетты к началу 90-x годов прошлого века смыкаются особенно тесно. Отчасти, это происходило потому, что музыкальные предприятия скупались владельцами ресторанов, которые конкурировали в эффективности демонстрируемых зрелищ, перепле­тая оперетту c кафешантаном. B моду вошли мозаики из известнейших опереточ­ных номеров, спектакли-обозрения c исполнением романсов и жанровых песе­нок, различного рода «цыганщина».  

Рядом c любимейшими певицами выступали кумиры публики мужчины. Они блистали в «героических» амплуа «фрачной» неовенской оперетты. Это — М. Вавич, H. Северский, M. Днепров.

Митрофан Иванович Днепров, o котором мы хотим рассказать,— человек уди­вительной и в то же время характерной для своего времени судьбы.

На его афишах антрепренеры часто упоминали, что этот веселый и элегант­ный актер, легкий танцор, обладатель лирического и вместе с тем мужествен­ного баритона,— в недавнем прошлом был послушником монастыря. Однако в те времена подобные повороты в судьбе были не столь уж экстраординарны. Спустя годы Днепров повстречался в театраль­ном клубе с Л. B. Собиновым и И. M. Москвиным, и y каждого из них — артиста оперетты, оперного певца и актeра дра­матического театра — оказался в биогра­фии эпизод пения в церковном хоре.

Чистенький дискант провинциального мальчонки, каким был Днепров, помог ему попасть в Петербург, и здесь его пение в Александро-Невской лавре было замечено профессиональными музы кантами. Так началась сценическая судьба артиста.

Днепров прошел курс обучения на оперных курсах, a в дальнейшем множество музыкальных антреприз, постоянно появлявшихся по всей стране, казалось бы, гарантировало возможность работы. Впрочем, многие предприятия, наскоро возникая, не менее быстро прогорали. Тем более строгими становились требования к артистам. В одном из трудовых соглашений, подписанных c Днепровым в начале его творческого пути значится:

«Если после трех спектаклей артист не бу­дет иметь успеха y публики, то антрепре­нер имеет право нарушить контракт. Эти три спектакля должны состояться в течение восьми Дней».

Митрофан Днепров завоевал огромный успех по всей стране. Популярность его доходила до такой степени, что, например, после совместных выступлений c Изой Кремер в Одессе спетые ими песенки из оперетты «Ха-ца-ца» стали настоящими шлягерами, a в продаже появились короб­ки конфет с потретом Кремер и галстуки c портретом Днепрова.

A. Днепров

Там же, в Одессе, Днепров с тонким юмором исполнял музыкальные номера  в представлениях сатирического театра «Би-ба-бо».

На фото. A. Днепров

После революции, войдя в труппу Московского театре оперетты, он участвует в первых спектаклях советского репертуара. Здесь потребовались новые краски, и   артисту вновь не отказали остроумие и наблюдательность, например, в образе сватающегося маркера в оперетте «Женихи» И. O. Дунаевского или Назара Думы в «Свадьбе в Малиновке» B. Александрова.

Однако главным стержнем творчества Днепрова была пропаганда лучших произведений классической оперетты. Более чем за полвека сценической деятельности артиста отношение к этому жанру постоян­но менялось. То оно входило в моду, то подвергалось всевозможным «рекон­струкциям», то отвергалось как устарев­шее и ненужное.

Тем не менее всю свою обширнейшую концертную деятельность    Митрофан Днепров строил именно на этом репертуа­ре. И неизменно подкупал публику очаро­ванием своих сценических героев — графа Данило, Бони, Адама c его песенкой «Мой любимый старый дед», мистера Икса, принца Раджами, Пикилло — друга Периколы, Мартина Рудокопа, героев-простаков из «Графа Люксембурга», «Сильвы», «Роз-Мари». Артист всегда сохранял хороший вкус в исполнении, не путая комедийность, развлекательность, «легкость» жанра — c пошлостью. Он любил музыку Легара, Оффенбаха, Каль­мана, и эта любовь передавалась зрите­лям. Его искусство оставляло ощущение радости, за что артист и получил точную характеристику — «солнечный баритон».

ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНЫИ КОНФЕРАНСЬЕ

На VII Всесоюзном конкурсе артистов эстрады лауреатом по жанру конферанса стал Андрей Днепров, внук Митрофана Днепрова.

Я впервые увидела концертное выступ­ление Андрея Днепрова задолго до его победы на конкурсе, когда он, недавний выпускник факультета режиссуры эстрады ГИТИСа, делал первые актерские пробы. Он конферировал в несколько саркастиче­ской, язвительной манере, видимо, следуя стилю, вынесенному тогда на сцену Сер­геем Дитятевым. И надо сказать, Днепров был небезынтересен в этом образе.

B   повседневном юморе Андрея Дне­прова колючий сарказм сохраняется и поныне. Однако менее чем за десятиле­тие работы артиста на эстраде его сцени­ческая манера в корне переродилась.

Все последние годы шли трудные и еще незавершенные поиски своей темы, своего образа, своих авторов — процесс, знакомый каждому артисту, особенно — артисту эстрады, особенно — кон­ферансье.

Кто он такой — конферансье на сце­не? «Это — я сам», — часто слышишь от артистов. Однако известно, что труднее всего объективно осознать именно самого себя. Вот и начинается мучительное барахтанье разноликом репертуаре, при­меряемом на себя, словно костюм c чу­жого плеча.

Андрею Днепрову удалось уловить сущность своего сценического образа. И ершистая оболочка, защитное средство легко ранимых натур, спала, обнажив душу лирически настроенного, сентимен­тального человека. Таким мы его увидели на конкурсе c номером o «Жене Гале», почти сказочной историей, автором кото­рой, кстати, является мать Андрея и дочь Митрофана Днепрова — Валентина Днепрова.

B   сказке, рассказанной конферансье, муж возвращается домой и вдруг... жена называет его любимым, сын льнет к роди­телям и вся семья садиться пить чай в безмятежном уюте. Но почему, затаив дыхание, чуть ни со слезами на глазах слушают этот простенький сюжет зрите­ли? Помятая об обыденности и чуде поменялись местами. Наступила усталость от агрессивности, и манит то, что недавно казалось приторным или пресным.

Просто доброжелательный конфе­рансье?.. Не мало ли этого для сцениче­ского образа? Не достаточно ли раскрыть тему такого героя в единственном эстрадном номере? Это предстоит доказывать Андрею Днепрову, так или иначе разви­вая образ, открывая его новые грани. Артист уверен, что зрителю подобный герой нужен.

 

НИНА ТИХОНОВА

Журнал Советская эстрада и цирк. Ноябрь 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100