В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Умеет быть смешным

Клоун СЕМЕН МАРГУЛЯННa манеж выходит клоун и на­чинает прыгать через веревоч­ку. Ее, как и полагается (мы это знаем наперед), отбирает инспектор мане­жа. Коверный извлекает из кармана другую веревочку, потом снимает галстук, лотом в ход идут шнурки от ботинок, потом... Вариантов преве­ликое множество, главное, что озор­ник кoверный мило развлекается вопреки запретам ведущего про­граммы. Когда же все средства для игры в скакалку, казалось бы, исчер­паны, артист сбpаcывает пиджак, выворачивает его наизнанку м, взявшись за рукава, снова прыгaeт.

Забавно? Возможно. Смешно? Не думаю. нем более что эту репризу исполняет едва ли не каждый чет­вертый коверный нашего цирка.

A вот другой манеж и другой кло­ун. Он надоедает инспектору тем, что играет на деревянных ложках. У него отнимают одну пару «кас­теньет», он вытаскивает вторую, от­бирают вторую — достает третью. Когда ведущий прогрaммы в очеред­ной раз призывает его к порядку, коверный вдруг приподнимает полы пиджака, м не манеж вываливается груда ложек, рacписанных хохломски­ми узорами. И опять же не слышнo веселого всплеска в зрительном зале, разве что какой-нибудь первоклашка тоненько взвизгнeт от ребячьего восторга.

На фото: Клоун СЕМЕН МАРГУЛЯН. Фото A. ШАбАНОВА

Я привел только две репризы, a сколько их — внешне благополучных, как говорится, проверенных и обкатанных, но имеющих весьма сущест­венный, на мой взгляд, недостаток — они несмешные. Бывает, и коверный вроде бы неплохой и проглядывaет y него свое лицо, своя манера, a с манежа он уходит под ленивые «веж­ливыe» аплодисменты. Порой мне даже Кажется, что и сами артиcты сплошь смирились c таким положе­нием, привыкли, что их искусство сплошь да рядом не рождает в зале того, ради чего, собственно, и сущест­вует клоунская профессия, - не рож­дает смеха. Вышел такой коверный на публику, зaученно «отработал» порядком надоевшую всем репризу со скакалкой или деревянными лож­ками, и считается, что зрители «полу­чили разрядку». A какая уж тут раз­рядка, если в лучшем случае дело ограничивается  снисходительными улыбками.

Ведущие клoуны нашего цирка всегда умели и умеют рассмешить зрителей. Именно рассмешить — на то они и клоуны! B их репертуаре бывaли лирические репризы (солнеч­ный лучик, который уносит в лукошке Олег Полов), бывали грустные (вспом­ним многие сценки Леонида Енгиба­рова) — речь не об этом. Речь o том, что клоун по природе и сути своей смехотворец, ему на роду написано быть смешным и вecелым, И цирк перестает быть цирком, если репризы и сценки коверного не «взрывают» зрительный зал, если люди равнодушно встречают и провожают клоуне...

Обо всем этом я снова подумал, когда смотрел в начале нынешнего года программу - «Раз, два, три...» на манеже Ленинградского цирка. Программа, на мой взгляд, была удачной со многих точек зрения. Демон­стрировались интересные номера (особенно запомнились жонглер Бо­рис Тезиков и «летающие акроба­ты» Виталия Петунова). B хорошем творческом состоянии был аттрак­цион Игоря Кио, обрeтающий c го­дами все большую стройность м трю­ковую насыщенность. И, наконец (это тоже существенно), программа «Раз, два, три...» одна из тех немногих дивертисментных программ, где тема основного аттракционе, его название заявлены в самом начале представ­ления. Огромная, чуть ли не в поло­вину манежа, граммофонная пластин­ка, которая «разговаривает» голосом Игоря Kио, сразу же вводит зрителей в атмосферу именно этого спектакля, придает программе композиционную завершенность. Такую прямую «сю­жетную» взаимосвязь первого отде­ления c финальным аттракционом да­леко не всегда находят постановщики сбoрных программ, A жаль: пред­ставление ощутимо выигрывает, когда два отделения как бы приводятся к общему знаменателю, становятся ча­стями единого целого.

Клоуны Семен Маргулян и Иго­рь ПодчуфаровНо поговорить в данном случае хо­чется о коверных, выктупавших в этом спектакле, — Семене Маргуляне и Иго­ре Подчуфарове. В основном — o Мар­гуляне, поскольку он ведущий в этом клоунском дуэте, a некоторые сценки играет один, без партнера.

B свое время мне уже доводилось писать o репризе Маргуляна «Ве­черний звон», Напомню коротка ее содержание.

Нескольким зрителям, сидящим в первом ряду, артист раздает коло­кольчики, каждый из которых нест­роен на определенную ноту. Потом он объясняет, каким колокольчиком и когда надо «зазвенеть», чтобы сложилась мелодия популярной песни. У тех, кто не видел эту репризу исполнении Маргуляна, могут воз­никнуть по меньшей мере два воп­роса. Первый: не скучает ли, не то­митcя в бездействии зрительный зал, когда несколько человек разучивают песню?. (Вспомним, как бывает зача­стую: клоун занимается c двумя-тре­мя зрителями, а остальные откровен­но скучают.) И второй вопрос: так ли уж весело наблюдать, как смущенные люди неумело пытаются «по­добрать мелодию»? Или, может бььть, зрители относятся к этому c таким же вежливым снисхождением, c ка­ким они относятся к прыганью через скакалку?

В том-то и дело, что  реприэе Маргуляна «Вечерний звон» (a она довольно-таки продолжительна по времени) идет, как говорится, на сплошном и нeпрерывном смехе зрительного зала. K игре, затеянной клоу­ном, как бы подключается весь цирк, она становится интересной всем, кто пришел на представление. И не над неумелым «музицированием» Смеются в конечном итоге зрители — они смеются над тем, как самозабвенно и смешно реагирует на это «музицирование» коверный.

Выступая в роли дирижера импровизировенного оркестра, Маргулян мгновенно переключается c одного внутреннего состояния не другое, безошибочно находя при этом очень точные, по-клоунски зaостренные средства актерской выразительности.

Ом восторгается и негодует, раду­ется успехам своих «музы кантов» и выходит из себя, когда они нарушают правила игры, — и все это делает весело, темпераментно, увлеченно. Менее всего клоун «отрабaтывает» раз и навсегда заученную репризу, играет заранее отрепетированную роль — впечатление такое, что он все­цело поглощен происходящим на манеже, заново переживает забавные перипетии необычного музыкального урока.

И вот что еще примечательно. Реприза «Вечерний звон» импровиза­ционна по своей сути, ее комизм рождается из тех ситуаций, которые непредсказуемо возникают сегодня, сейчас, по ходу именно этого спектакля. Другое дело, что артист хо­рошо представляет себе многообразие и характер таких ситуаций, он изначально готов к тому, чтобы смешно и весело обыграть их, мгновенно дать нужную реплику. Каждое исполпение pепризы — это, по существу, мини-премьера «Вечернего звонам, и, может быть, именно поэтому артист так увлеченно играет ее.

Последний раз я видел маргуляновскую репризу «Вечерний звон» два или три года назад на арене Воронежского цирка. C тех пор она изменилась, обрела новый финал, ко­торого не было прежде.

Вконец раздосадованный невнимaтельностью одной из участниц игры, Маргулян «в порядке наказа­ния» буквально вытаскивает ее на манеж, дает в руки скрипку и предла­гает сыгрaть на ней. Результат, как и следовало ожидать, самый плачев­ный: для всех ясно, что человек впервые в жизни взял в руки инструмент, ощущение такое, что смычок цара­пает по железу. И вдруг (это возможно только в цирке) женщина начинает играть как профессиональный музыкант. Только тут зрители догадываются, что они введены в заблуждение, что приглашенная на ма­неж женщина — искусно скрытая до поры до времени «подсадка» (артистка Ирина Маргулян). И опять-таки не столько над неожиданной мета­морфозой смеются зрители, сколько над тем, как воспринимает эту мета­морфозу клоун. Он «не верит своим глазам», он изумлен и растерян, и эта растерянность Настолько комична и достоверна, что зал шумно апло­дирует.

Умение артиста Маргуляна «сыгрaть характер» комического героя, быть убедительным в каждом своем движении и жесте в полной мере проявляется м в сценке «Загородная прогулка», которую он исполняет c партнером Игорем Подчуфаровым (парт­нером, на мой взгляд, хорошим, сумевшим найти свое место, свой об­раз в веселом клоунском дуэте).

Примерно год прошел c тех пор, как было принято известное постановление о мерах по преодолению пьянства и алкоголизма. Кому как не  клоунам советского цирка надлежит сказать свое разящее обличительное слово в общенародной борьбе c «зе­леным змием». K сожaлению, анти­алкогольная тема все еще редко по­является в репертуаре наших ковер­ных. Из многих клоунов, которых мне довелось видеть в программах минув­шего сезона, только Олег Попов счел необходимым обратиться к этой теме в  одной из своих новых рeприз («Опьяневшая пальма»).

Сценке Маргуляна и Подчуфарова — прямой отклик на постановление o борьбе c пьянством. Расска­зывая o двух любителях вы пить, которые выехали в воскресный, день «на природу», клoуны не добродушно подтрунивают над ними (так нередко бывало а цирке), a зло и остроумно высмеивают их, показывают, до какого непотребного, скотского состояния доходят люди, пристраст­ные к пагубной привычкe. Особенно выразителем и смешон Маргулян, упорно пытающийся убедить себя и других, что он — «Как стеклышко». Веселый смех, рождaемый этой репризой, становится осуждающим сме­хом, он не только обнажает нега­тивное явление нашей жизни, но и о6лнчает его.

Комический персонаж Маргуляна смешон даже в тех случаях, когда он произносит по ходу программы одну только фразу или реплику.

Демонстрируется, скажем, эфоектный трюк И. Кио: вместо очаровательной жeнщины в клетке оказываeтся лев. Зрители поражены, многие видят такое превращение впервые. И вдруг — восклицание Маргу­ляна: «Нет, это не она!» Произно­сится это с таким безграничным изумлением, клоун Настолько, как говорится, ошарашен трюком иллюзиониста, что немудреная, казалось бы, фраза рождает веселый смех зрительного зала.

Разные репризы в репертуаре C. Маргуляна. Есть среди них «старо­давние», которые исполняются много лет («Вечерний звон», «Деревенская кадриль»), есть новые, появившиеся сравнительно недавно («Загородная прогулка», «черепаха Мотя»). Но в каждой из них артист не ограничи­вается только трюкaми, «не прячет­ся» за них — он умеет убедительно и весело сыграть сюжeтную ситуацию, изнутри рaскрыть образ комического героя, достоверно передать его внут­реннее состояние.

Он умеет быть смешным — в этом, мне думается, одно из примечатель­ных достоинств талантливого клоуна нашего цирка Семена Маргуляна.

 

НИК. КРИВЕНКО

Журнал Советская эстрада и цирк. Июнь1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100