В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Внимание ему!

Продолжаем разговор о конферансье

Время от времени в печати и в концертных организациях возникают споры о месте и роли конферансье в современном эстрадном концерте-представлении. Высказываются полезные суждения, вспоминаются страницы прошлого, цитируются «родоначальники». Справедливое восхищение старыми мастерами сменяется умилением и противопоставлением молодых — старым. Исторические экскурсы порой сменяются сетованиями и недовольством, критика подменяется брюзжанием, а неквалифицированные вкусовые оценки выдаются за мнение зрителей. Советы перемежаются воспоминаниями — пожеланиями, а «воз и ныне там». Под «там» я имею в виду тысячи концертных площадок, где ежевечерне выходят конферансье и, начиная концерт, произносят сакраментальное — «Добрый вечер, здравствуйте!»

В огромной армии работников искусств отряд конферансье — едва ли не самое маленькое подразделение. Да и в самом деле, ведь профессия конферансье требует уникального сочетания нескольких дарований в одном актере. На его «вооружении» состоят фельетон и куплет, реприза и эксцентриада, басня и пародия. Но вправе ли мы называть настоящим конферансье актера, умело исполняющего только фельетон и пародию, репризу и куплет? Думается — нет. Не может конферансье быть только исполнителем. Конферансье — обязательно автор-режиссер сегодняшнего концерта, сегодняшнего представления. Способность к экспромту, творческое ощущение «сиюминутности», умение поставить каждый номер на наиболее выгодное для него место, наконец, стремление объединить разрозненные номера в единую программу — обязательны для конферансье. Он должен быть широко эрудированным человеком, а стало быть, и высокообразованным. Сумма требований, предъявляемых жизнью к артисту этой профессии, заставляет задуматься о том, как рождаются конферансье, кто и как их готовит?

Мне кажется, что в этом вопросе властвуют «господин случай» и полная кустарщина. Ни в одном вузе страны нет факультета, отделения или хотя бы группы, готовящей одаренную молодежь, которая желает овладеть искусством конферанса. Остается рассчитывать на вундеркиндов или на «просто актеров», честно выучивающих наизусть те или иные тексты, которые помогут заполнить паузы в концертной программе. На практике такие актеры числятся в концертных организациях как конферансье, а по существу они не имеют с ним ничего общего.

Убежден, что давно назрела необходимость создания института эстрадного искусства с обязательным отделением, готовящим конферансье. Причем будущих студентов, очевидно, следует не набирать, а «коллекционировать», ибо цифровые показатели не всегда адекватны качественным. К преподаванию нужно привлечь замечательных артистов нашей эстрады: опыт и мастерство таких, как Л. В. Миров, А. Г. Алексеев, П. Л. Муравский, должны быть переданы молодежи. Это совсем не значит, что через пять лет мы получим пять новых Мировых и семь молодых Муравских. Копии всегда хуже оригиналов. Но если в кинематографе и театре зрелые мастера передают свой опыт молодежи, то на эстраде их шефство носит весьма поверхностный характер.

Значит ли все сказанное, что у нас нет конферансье? Нет, не значит. Конферансье есть, но их мало. Катастрофически мало! Практика показывает, что хорошие концертные группы нередко не могут выехать на гастроли из-за отсутствия конферансье. Тогда происходит совсем невероятное. Любому актеру предлагают вести концерт. Но академическое ведение эстрадного представления не устраивает (и справедливо) зрителей. Тогда тот или иной актер выучи­вает несколько реприз, вспоминает старые анекдоты и, минуя художественный контроль руководства, выезжает на гастроли. Результаты сказываются немедленно. Возмущенные зрители и руководители филармоний бомбардируют рекламациями организацию, которая отправила концертную группу, артисты снимаются с гастролей и возвращаются домой.

Самое неприятное во всей этой истории, что такой, с позволения сказать, конферансье внушает зрителям пренебрежительное отношение к самому жанру конферанса. Приехавшему через не­сколько дней в этот город профессиональному конферансье работать крайне трудно, поскольку его коллега-самозванец испортил все, что было можно.

Особо следует остановиться на работе литераторов, пишущих для эстрады. Если авторы больших эстрадных представлений известны зрителям, то литератор, написавший репризу или маленькую интермедию, не существует ни в программе, ни в афише. Большинство конферансье со скромностью, достойной лучшего применения, обычно умалчивают об авторах, работающих для них.

Конферансу, фельетону, репризе, интермедии и куплету посвятили себя многие литераторы — мастера «малой» драматургии. Имена М. Грина, А. Карасева и С. Ревзина, А. Внукова, И. Финка, Ф. Липскерова, И. Виноградского, М. Виккерса, О. Левицкого, Я. Ковина, Ю. Рихтера и других известны и популярны среди артистов эстрады. За последнее время талантливо заявили о себе молодые А. Арканов, Г. Горин, Ф. Камов, Э. Успенский, М. Розовский, А. Хаит, А. Курляндский. Литобъединению эстрадных драматургов следует, мне кажется, подумать о широкой популяризации авторов эстрады. Это совершенно необходимо. Неуважительное отношение к эстрадным драматургам может привести (и приводит уже!) к тому, что эстрада потеряет многих способных литераторов.

В самом деле, все чаще и чаще мы видим, как интересные юмористы и сатирики уходят в смежные жанры — в театр, в кинематограф. В этом виновны прежде всего мы — режиссеры и руководители эстрадного дела. Все еще существует кем-то и когда-то узаконенное мнение, будто эстрадная драматургия — это «уцененная» литература. А раз так, то и литераторы, пишущие для эстрады, не писатели. А кто же они? Нет большой и малой литературы. Есть хорошая и плохая! Огорчительное пренебрежение к эстрадной драматургии заставляет многих молодых литераторов пробовать свои силы «на стороне».

Недавно в Центральном доме работников искусств состоялся большой разговор о конферансье. Было внесено предложение организовать на базе ЦДРИ творческое объединение конферансье, где артисты могли бы обмениваться опытом, искать и находить новые формы, попытаться разработать методологию воспитания мастеров этого жанра. Людям такой редкой профессии необходимо, на мой взгляд, о многом договориться самим. В этом неписаном договоре нужно обусловить репертуарный минимум каждого конферансье, положить конец «заимствованию» репертуара.

Транзисторные магнитофоны освободили некоторых исполнителей от забот о пополнении своего репертуара. Нажимается кнопка, срабатывает магнитофонная головка (своя голова отклю­чается!), и через несколько минут чужой репертуар в кармане. Так труд, мысли, находки одного артиста перекочевывают к другому. Этот «другой» нимало не заботится о стиле и манере исполнения. Ему подавай репризу на «скандирку»: за вкус не ручаемся, но горячо будет! Та­кой актер, специализировавшийся в уголовно-конферансном амплуа, освобождает себя от всех обязанностей, вплоть до основной — думать! Зачем ему — пусть Миров и Райкин думают!

Плагиат, уголовно наказуемое деяние в литературе, в изобретательском деле, почему-то совершенно не наказуем на эстраде. Вырванные из контекста репризы, лишенные столь необходимого исполнительского своеобразия, становятся кочующими из концерта в концерт «хохмами». Сейчас в Москонцерте введены творческие паспорта, куда заносится репертуар того или иного исполнителя. Руководителям филармоний следует тщательно проверять репертуар актеров. Тогда мы сможем положить конец плагиату и откровенной халтуре. Это не «полицейская» мера, а реальный ответ на требование большинства эстрадных артистов оградить их от эстрадных тунеядцев, не желающих или не умеющих работать самостоятельно.

На творческом объединении следова­ло бы поразмыслить и о том, кому мож­но доверить работать импровизационно. Ведь способность к импровизации — это сложнейший сплав знаний, остроумия, вкуса и моментальной реакции. Думается, такое дано не всякому. Недавно ко мне обратился молодой, довольно способный эстрадный артист со следующей просьбой: «Я пробовал играть миниатюры — не получилось, потом пел куплеты — самому не нравится. Думаю взяться за фельетон, а если и тут ничего не выйдет — что делать... буду конферировать. Посоветуйте мне какого-нибудь автора, пусть он мне что-нибудь напишет». Вот это «какого-нибудь» и «что-нибудь» все еще, к сожалению, сущест­вует на нашей эстраде. И одна из задач объединения — решать, кого можно «по­святить» в конферансье, кому можно доверить бразды управления концертом. Не секрет, что многие конферансье начисто отказались от публицистичес­кого фельетона. Это настораживает! Разве конферансье — только остроум­ный собеседник? Острая гражданская публицистика — непременное оружие артиста этого жанра. Распространенный ныне тип «отутюженного» в прямом и переносном смысле конферансье, веду­щего светскую болтовню со зрителем, не вяжется с дыханием и ритмом време­ни. В тех редких, к сожалению, случаях, когда конферансье работает на «мест­ном» материале, эффект его выступле­ния поразителен. Конферансье, высту­пающему в заводском клубе, не худо бы познакомиться со стенной печатью, по­беседовать с рабочими и руководителя­ми предприятия. Два-три метких слова, произнесенных конферансье на сцене в адрес бракоделов и разгильдяев, подчас бывают дороже длинных «проработок» на собраниях. Профессия конферансье — гражданственна по своей сути.

Конферансье, повторяю, — профессия редкая и почетная. Хороших конферан­сье у нас знают и любят не только как талантливых актеров, но и как людей, утверждающих с эстрады наши мораль­ные принципы. К ним нередко обра­щаются за советом и помощью, их про­сят сатирически высмеять то или иное отрицательное явление в нашей жизни. Короче говоря, нам нужны квалифици­рованные, в совершенстве владеющие своим искусством конферансье. И моло­дежи, стремящейся попробовать свои силы в этом труднейшем жанре, насущ­но необходима своя высшая школа.

...На залитую светом сцену Дворца съездов и на кузов колхозного грузови­ка, на эстраду летнего театра и подмост­ки заводского клуба выходит конферансье.

Внимание ему!
 

АЛЕКСЕЙ ПОЛЕВОЙ, заслуженный артист РСФСР, художест­венный руководитель творческой ма­стерской художественного слова Москонцерта

Журнал Советский цирк. Сентябрь 1966 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100