В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Высокое призвание

Цирковое искусство — глубоко народное и массовое искусство, народ любит его. Да и как не любить это древ­нее и вечно молодое, яркое, радостное, многожанровое искусство, создающее в целом обрез гармонически разви­того человека, демонстрирующее его красоту, силу, муже­ство, бесстрашие!

Обложка журнала Советский цирк. Март 1963 г.На фото. Обложка журнала Советский цирк. Март 1963 г.

А сколько искреннего веселья достав­ляет людям остроумная шутка забавного клоуна. Бьющая не в бровь, а в глаз сатира всегда вызывает одобрительный отклик у зрителей. Из цирка человек выходит отдохнувшим, жизнерадостным, с приподнятым настроением, У него воз­никает ощущение, будто и сам он легко может выполнить сложные трюки, с непринужденностью и мастерством про­деланные артистами под куполом и на манеже. В этом эмоциональная сила нашего циркового искусства, освежающего, дающего заряд бодрости, вдохновляющего со­ветских людей на труд, на великие свершения в деле строительства   коммунизма.

О популярности и массовости циркового искусства гово­рят объективные свидетели — цифры. В течение прошлого года было показано 30 тысяч представлений, на которых побывало более 35 миллионов зрителей. Немало цирковых представлений состоялось на стадионах, в цехах заводов и   на   строительных   площадках,   в   колхозах   и   совхозах, в степных поселках целинных земель, на далеких рыбных промыслах, иногда прямо в открытом море на судах. И по­всюду зрители принимали мастеров манежа горячо, прояв­ляя  большой  интерес  к  цирковому  искусству. Такой тесный контакт с народом налагает на артистов цирка большую ответственность. Они, равно как и все пред­ставители советского искусства, призваны помогать партии в деле воспитания людей, формирования нового человека, строителя коммунистического общества. Поэтому очень важно, чтобы все цирковые представления были на высоком уровне идейности, подлинной художественности, отвечали принципам социалистического реализма.

Партия и правительство уделяют большое внимание советскому цирку. Опытные преподаватели учат молодежь. Строятся новые цирки-дворцы, оснащенные последними достижениями техники, удобные гостиницы для мастеров манежа, улучшаются условия работы и быта цирковых арти­стов. Зарубежные гастроли мастеров арены являются свидетельством высокого доверия партии и правительства к деятелям циркового искусства, возлагают на коллективы цирка серьезную ответственность. Они призваны прославить советское искусство и упрочить культурные связи с   народами   других   стран.   Выезжая   за   границу,   артисты цирка   получают   возможность   обменяться   опытом   с   зару­бежными мастерами, воспринять лучшие их достижения.

На заботу и внимание работники советского цирка отве­чают упорной работой над совершенствованием номеров, поисками новых форм выражения своих творческих за­мыслов. В конце этого года будет проведен Всесоюзный смотр лучших достижений. У нас есть что показать на этом смотре. Свой долг перед народом, перед партией артисты советского цирка выполняют с честью. Но можем ли мы с чистой совестью сказать, что все в нашем коллективе гладко — без сучка и без задоринки? Сейчас мы все еще взволнованы впечатлением от важного события в идейно-творческой жизни страны. Совсем недав­но произошли встречи руководителей партии и правитель­ства с деятелями литературы и искусства. Состоялся серьезный, дружеский разговор, во время которого об­суждались важные современные идейно-художественные проблемы, подверглись критике пороки и заблуждения некоторых представителей советского искусства. Речь шла о чистоте нашего идейного оружия, о высоком призвании и долге советских деятелей искусства, о верном и един­ственно   правильном   пути   служения   народу.

Обложка журнала Советский цирк. Март 1963 г.На фото. Обложка журнала Советский цирк. Март 1963 г.

Перебирая в памяти вопросы, остро поставленные на этой встрече, хочется еще раз критически пересмотреть имеющиеся у нас недостатки и промахи. Партия учит, что искусство с элементами уродства, извращения художественной формы, нарочитой усложнен­ности и оригинальничанья не может дойти до сердца и сознания зрителей, а следовательно, и не выполнит своей основной — воспитательной  роли. Начнем с самого, казалось бы, незначительного — с раз­говора об афише представления. Нечего греха таить, бы­вают иногда такие рекламные плакаты, от которых воротит глаза. На афишах нарисованы эдакие уродцы с маленькими головами, короткими ногами и непропорциональным туловищем. Трудно поверить, что это изображен человек, скорее всего — какая-то абстракция. Подбор токов и кра­сок грубый, безвкусный, аляповатый. Он раздражает зре­ние. Такая афиша не привлечет зрителя, а, наоборот, оттолкнет его. Спрашивается — зачем тогда она нужна? Созданием формалистических произведений в «западном стиле» грешит художник М. Гордон. Есть у него и после­дователи. Хочу подчеркнуть, что реклама — не пустяшное дело. Она на виду, на нее смотрят тысячи глаз. А все, что становится достоянием народа, призвано развивать у лю­дей   хороший   вкус.

Дурной вкус, привитый буржуазной идеологией на поч­ве западной культуры, протаскивается иногда в музыкаль­ное оформление отдельных номеров и представлений. Некоторые дирижеры, при попустительстве руководителей цирков, исполняют на представлении пошлые, упадочниче­ские мелодии из буржуазных кабаре, услаждающие слух пьяных кутил, но чуждые советским людям (дирижер передвижного цирка № 6 Г. Аваков). Протаскивают так называемую и «реберную», музыку — набор механических звуковых комбинаций, воющих и стонущих музыкальных возгласов. Иные дирижеры, не являясь композиторами, все же занимаются сочинительством (дирижер Симферо­польского цирка Б. Татишвили). Часто из-под их пера на нотной бумаге появляются разновидности рок-н-ролов. Да и понятно почему. Чтобы создать подлинную, стройную мелодию, необходимо обладать мастерством, композитор­ским   талантом. За музыкальное оформление номеров и представления ответственны не только дирижеры, но и режиссеры и ди­ректор цирка. Однако некоторые художественные и адми­нистративные руководители или действительно не понимают, или только делают вид, что не понимают, какой вред нано­сит   их   попустительство.

Иногда сами артисты требуют, чтобы их номера озвучи­вались музыкальными записями, купленными из-под полы. В Ленинградском и Симферопольском цирках, например, дирижеры порой идут на поводу дурного вкуса некоторых артистов, исполняя низкопробные пошлые произведения джазовой музыки неизвестных зарубежных композиторов. В результате хорошие номера артистов Замоткиных, Виркаус, Г. Адаскиной и Владимировых искажаются — музыка не   соответствует   их   содержанию. Не менее ответственна на манеже роль клоуна. От смешного до глупого — один шаг. А глупость легко может граничить с пошлостью. Порой коверные нарочито оглуп­ляют свои репризы и трюки, коверкают русский язык, на­прокат у прошлого берут грубые, плоские шутки цирка Дротянкина времен 1912—1913 годов. Эти шутки еще могли тогда потешать тупых купцов и неграмотных мастеровых. Но зритель теперь уже далеко не тот, каким был 50 лет назад. Это обязаны помнить и понимать сами артисты и ру­ководители цирка. Вероятно, каждый бы из них крайне удивился, если бы на улице увидел мужчину в сюртуке или женщину в салопе. Так почему же не вызывают у них законного удивления и протеста нафталинные шутки полу­вековой   давности?

Выступая на манеже, клоуны иногда допускают отсебя­тину, опошляют текст реприз. Особое пристрастие к этому имеет коверный А. Стуколкин. Его уже критиковали в пе­чати, но он по-прежнему продолжает знакомить зрителей со   своим   доморощенным   творчеством. Свыше двадцати лет разрывая на манеже тряпку, имитирует звук лопнувших по шву брюк клоун К. Мусин. С той же репризой выступают артисты В. Байдин и П. Копыт, но исполняют они  ее грубо  и примитивно.

Ряд артистов чрезмерно увлекается обыгрыванием на все лады «пол-литровой» темы. Так, бутылка водки наряду с загорающейся ниже поясницы электрической лампочкой занимает видное место в репертуаре коверных Г. Карантониса и Ф. Либина. Нередко с этой пол-литровой темой некоторые коверные пытаются выступать даже на пред­ставлениях   для   детей. Пошлости, халтуре не должно быть места на манеже. Особенно они недопустимы на детских представлениях. Память ребенка очень восприимчива. Дети легко запо­минают и повторяют неудачные шутки клоунов. А потом мы только удивляемся: откуда у наших ребят такой исковерканный, грубый язык? Клоун советского цирка не имеет морального права подходить с отсталыми мерками к со­временной жизни. Он обязан замечать наши недостатки и обращать на них внимание зрителей, но не для того, чтобы зубоскалить и порочить, а для того, чтобы, изобли­чая, помогать народу преодолевать трудности на пути к   великой   цели.

Все, что на первый взгляд может показаться даже мел­ким недочетом, все, что не продумано творчески и идейно не осмыслено, вредит большому делу. Конечным итогом общей работы коллектива должно стать цирковое пред­ставление высокого идейно-художественного уровня. Это­му предшествует вдумчивая творческая работа артистов, режиссеров, художников, писателей, композиторов и руко­водства цирка. Недостаточное внимание хотя бы к одному из компонентов создаваемого представления может зачеркнуть всю проделанную работу. Представление будет хорошим и доходчивым лишь тогда, когда арена красиво оформлена, номера режиссерски прокорректированы, со вкусом одеты артисты, звучит мелодичная музыка и т. д. В цирковом лексиконе существует понятие: «трюки». Это большое, подлинное искусство — умение владеть на­тренированным телом, обостренное чувство расчета и ритма. Но есть н другое понятие в богатом нюансами русском языке: «трюкачество», означающее извращение, утрировку. Трюкачество в любом его проявлении надо изгонять из советского цирка, не давать возможности пошлякам прикрывать его словом «новаторство».

Поддерживать новое, передовое — значит бороться с тем, что мешает росту прогрессивного, не давать сорня­кам забивать драгоценные всходы. Все, что уродливо, извращено, утрировано, — чуждо и непонятно народу. В. И. Ленин говорил, подчеркивая новый характер и высо­кую общественную роль искусства: «Искусство принадле­жит народу. Оно должно уходить своими глубочайшими корнями в самую толщу широких трудящихся масс. Оно должно быть понятно этим массам и любимо ими. Оно должно объединять чувство, мысль и волю этих масс, подымать их. Оно должно пробуждать в них художников и    развивать   их». Партия направляет развитие искусства по пути, указан­ному В. И. Лениным, по пути служения народу, строяще­му   коммунизм.


Ф. БАРДИАН

Журнал Советский цирк. Март 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100