В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 14:25 | 9.12.2012

Зинаида Тарасова даже не подозревала, что своим выступлением в цирке, словно Нострадамус, пророчествует свою судьбу

Зинаида ТарасоваПод куполом цирка звучит мелодичная негромкая музыка. По канату осторожно движется девушка. Она в мешке, на глазах у нее  - повязка. Когда артистка доходит до середины каната, гаснет свет, и только тонкий луч прожектора провожает закутанную в белое фигурку, продолжающую свой опасный путь.

Исполняя этот трюк, Зинаида Тарасова даже не подозревала, что, словно Нострадамус, философски-поэтично пророчествует свою судьбу…

Родилась Зинаида Александровна в 1913 г., потом был Детский дом, клубная самодеятельность, театральный и акробатический кружки. В 1930-1933 годах Зинаида и ее муж Павел Тарасов исполняют на эстраде номер акробатов-эксцентриков. Позже они создали в цирке номер канатоходцев. После трагической смерти мужа Тарасова работала с другими партнерами, затем – соло. Она ездила по канату на велосипеде, грациозно положив ногу на руль, останавливала велосипед, какое-то время балансируя на месте, и снова продолжала движение. Демонстрировала и такой сложный трюк, как езда на высоком моноцикле (одноколесном велосипеде).

Настоящая труженица, Тарасова без устали репетировала, оттачивая свое мастерство. Зрители, замирая, следили за сложным, а внешне столь изящным номером, награждая исполнительницу продолжительными рукоплесканиями, а Тарасовой хотелось попробовать еще более сложное. Она выносит свои выступления в парки и сады, где даже легкий ветерок на двадцатиметровой высоте грозит увлечь отважную канатоходку с собой. Убеленные сединами старики Ташкента, истинные знатоки искусства хождения по канату, признали мастерство Тарасовой, долго хлопали ей после выступления, выражая  свое восхищение.

Вздернуты в небо стрелы кранов, а между ними, почти невидимый снизу, канат. По канату, перекинутому через водную гладь Днепра, бесстрашно движется фигурка девушки. Светловолосая девушка, конечно же, Зинаида Тарасова.

Это пока все еще первая половина ее трюка-пророчества. Если бы не было повязки на глазах, если бы видела она свое будущее, может, остановилась бы, вернулась на спасительный мостик, сошла с каната? Вряд ли…

… Свет померк в Сочинском цирке. Приговор врачей не подлежал обжалованию: об эквилибристике надо забыть навсегда.

Тарасова была в отчаянии. Она не могла представить себя вне цирка. Только здесь, на манеже, ее жизнь. Пусть нужно начать все сначала, с нуля, вычеркнуть мысль о творческих успехах, о завоеванных вершинах мастерства…

Но помните? В темноте вспыхнул тоненький лучик света, и девушка продолжила свое движение вперед.

На помощь Зинаиде Тарасовой пришел великий мастер иллюзии – Эмиль Теодорович Кио. Он не только раскрыл Тарасовой секреты своего мастерства, но и передал ей точную копию некоторой своей аппаратуры. И Тарасова под руководством знаменитого режиссера Арнольда Григорьевича Арнольда создает иллюзионный аттракцион, куда вошли трюки Кио: «Сжигание», «Распиливание», «Отрубание головы», «Дама в воздухе», «Рассыпающийся ящик», «Прокалывание малого стекла», «Прохождение через большое стекло», «Утка», «Появление и исчезновение инспектора манежа», «Ваза фараона», «Портрет», «Почта»; трюки М. Марчеса – «Аквариум», «Сон на мачтах»; трюк Алли-Вада «Золотой саркофаг».

Искусство фокуса не терпит приблизительности: каждое движение артиста и его помощников-ассистентов должно быть отработано до полного автоматизма, а на это требуются долгие часы кропотливого изнурительного труда. Акробату зрители снисходительно простят «заваленный» трюк, но фокуснику – никогда.

Наконец-то все в аттракционе утряслось, из разрозненных стеклышек сложился красивый мозаичный узор, но… Тарасова снова потеряла покой: человек творческий, по-хорошему честолюбивый, она хотела сказать свое собственное слово в иллюзионном жанре. К тому же, она понимала, что некоторые трюки, отличные для исполнителя-мужчины, не слишком-то подходят ей, женщине.

В своем прежнем номере на канате З.Тарасова выступала в образе романтичной, звездной женщины. Сценический образ Тарасовой-иллюзиониста на наш взгляд, оказался несколько будничным. Если бы речь шла о театральной сцене, говорили бы, что Тарасова «играет саму себя». Но причину этого явления следует искать в эстетических направлениях, которые были провозглашены современным ей социалистическим реализмом, возводившим простоту форм в идеал. Рецензент тех лет отмечает как наивысшее проявление таланта Тарасовой «удивительную простоту поведения на манеже». «Та самая простота и строгость, которые являются лучшей, современнейшей приметой наших дней… Перед нами на арене обыкновенная Зинаида Тарасова, немногословная и сдержанная».

Драматургия аттракциона строилась на соединении контрастных по стилистике трюков: бытовая, забавная «молочная бутылка» соседствовала с возвышенно-романтичным «роялем», и это было новаторским, оригинальным решением. Режиссеру удалось привнести в ее облик новые черты: мягкий юмор, шутливую манеру подачи трюков. Новаторство Арнольда и Тарасовой проявилось и в логической  связи трюков посредством введения в аттракцион комедийных персонажей – героев мультфильмов Микки Мауса и Дональда, которых никогда не видели на цирковом манеже. Погоня за Микки Маусом и Дональдом превращалась в цепь комедийных ситуаций, логически обосновывавших череду исчезновений и появлений.

С помощью своего мужа, Эдуарда Исакова, прекрасного организатора, бывшего директора сочинского шапито, Тарасовой удалось создать крепкий коллектив работников аттракциона, и, может быть, главной удачей явилась встреча с талантливым изобретателем из Львова Давидом Михайловичем Бренером, благодаря сотрудничеству с которым родились на свет трюки, ставшие визитной карточкой Тарасовой – «Стол», «Бутыль молока», «Рояль».

Годы поисков и труда не прошли бесследно: аттракцион Тарасовой приобрел собственное лицо. Трюки демонстрировались в большом темпе и не оставляли в зале равнодушных. Тарасова пользовалась технической новинкой того времени – непривычным зрителям радиомикрофоном; немногословными шутливыми репликами, обращенными, в основном, к клоунам, незатейливо перебрасывала смысловые мостики от трюка к трюку, связывая их между собой в иллюзионное ревю.

Эффектным и веселым было начало аттракциона. Вывозили две кабины на подставке. Между кабинами – шторы. Раскрывали кабины – пусто, закрывали кабины, открывали шторы – и там никого. Но тут же открывались кабины снова, и из одной выбегали пятеро ассистентов-юношей, из другой – столько же девушек.

Спускался из-под купола балдахин, накрывавший Тарасову. Когда балдахин поднимался, вместо Тарасовой зрители видели клоуна. Клоуна накрывали, затем балдахин снова взмывал вверх – вместо клоуна стояла Тарасова, но уже в другом платье.

Большой аквариум доверху наполнен водой. Тарасова прикрывает его платком - в аквариуме появились три девушки.

- А можно и для меня достать такую же золотую рыбку? – спрашивает клоун.

- Пожалуйста! – отвечает артистка и появляет… еще клоуна, которому тут же предлагают переодеться в сухой фрак, извлеченный ею из тазика с водой.

Вывозили небольшую подставку, на которой был закреплен геодезический шар. Шар на глазах зрителей надувался, Тарасова бросала в него мячиком – шар лопался, и из него выходила ассистентка.

На манеже – большой деревянный стол, вблизи от которого – подставка со стеклянным шаром, напоминающая высокий торшер. На стол клали большую доску, она падала. Снова укладывали ту же доску, и Тарасова шла по ней, набрасывала цветные платки, а когда платок снимался, шар светился соответствующим светом: синим, зеленым и т.д.

Клоун влезал в ящик, который поднимали под купол и там поджигали. От жара ящик раскрывался – все видели, что клоуна там нет. А в это время клоун весело шагал с галерки в манеж.

Вывозили на подставке ящик, демонстрировали, что он пуст, но оттуда, приплясывая, появлялись Микки Маус и Дональд, которые затем переходили на шкатулку, становились вверху, их накрывали балдахином – они исчезали, тут же появляясь из центрального прохода. Веселые персонажи мультфильмов пробегали через манеж и скрывались за кулисами. Однако, когда открывали шкатулку, оттуда, к радости детворы, снова выходили Микки Маус и Дональд.

На манеж вывозили двухметровую пустую молочную бутылку. Из бака, установленного на тачке, длинным шлангом заполняли сверху всю бутылку молоком. Тарасова стучала по бутылке, подходили ассистенты с ведрами, которые им наполняли молоком, пока в бутылке не оставалось меньше трети молока, и тогда в бутылке появлялся клоун.

Кроме этих трюков, Тарасова демонстрировала появление голубей, кролика, исчезновение девушки в саркофаге, а также матрешку, о которой мы рассказывали в статье об Альбине Зотовой.

Особенно впечатляющим был финал аттракциона. Тарасова в седом парике и платье маркизы играла на рояле. Из-под пальцев пианистки рождались не только звуки, но и искрящиеся, переливающиеся разными цветами струи воды, целые фонтаны, взлетающие к куполу, своеобразная водо-цветомузыка. Это было ново, необычно и чрезвычайно красиво!

Зинаиде Тарасовой за этот аттракцион было присвоено высокое звание заслуженной артистки РСФСР.

Каждый вечер демонстрировала она зрителям замечательные иллюзионные чудеса, и никто, кроме нее самой, не знал, какое великое мужество и стойкость скрывались за ее непринужденной улыбкой. Улыбкой женщины, ведущей неравный бой со своим недугом. Когда с Альбиной Зотовой случилась беда, через которую прежде прошла она сама, Зинаида Тарасова, не колеблясь, вручила свое дорогое детище Альбине. Свет доброты, зажженный Эмилем Теодоровичем Кио, словно волшебная эстафета, продолжает гореть и сегодня. И, надеемся, не погаснет на цирковом манеже никогда.

Людмила Дикуль. 1985 г.
По заказу редакции энциклопедии для детей и родителей «Мир цирка».

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100